«Стратегию развития космоса нам никто не показывал»

Россия собирается отправить космонавтов на Луну

trendclub.ru
Роскосмос разработал проект, согласно которому до 2030 года Россия отправит космонавтов на Луну и развернет на Марсе сеть исследовательских станций. Ученый секретарь Института космических исследований РАН (ИКИ РАН) Александр Захаров, узнав от корреспондента «Газеты.Ru» о некоторых пунктах проекта, прокомментировал их, а также рассказал о современном состоянии российских проектов по исследованию Солнечной системы.

Во вторник стало известно, что Федеральное космическое агентство (Роскосмос) разработало проект «Стратегии развития космической деятельности до 2030 года» и внесло его на рассмотрение в правительство. В рамках программы планируется провести ряд миссий по углубленному исследованию Луны с луноходами (в том числе произвести отбор и доставку на Землю образцов грунта), Венеры и Юпитера. Также в кооперации с иностранными партнерами Роскосмос хочет развернуть на Марсе сеть долгоживущих исследовательских станций. К 2030 году планируется активно продолжить изучение планет Солнечной системы, включая «осуществление демонстративного пилотируемого облета Луны с последующей высадкой космонавтов на ее поверхность и возвращением их на Землю.

С просьбой прокомментировать данный документ отдел науки «Газеты.Ru» обратился в головной институт по исследованию и использованию космического пространства в интересах фундаментальных наук. Однако ученый секретарь ИКИ РАН Александр Захаров сказал, что не знаком с этим документом.

— Я слышал, что эта стратегия готовится. Но ее нам никто не показывал, — сообщил ученый.

— То есть ИКИ РАН не принимал участия в разработке этой программы? И она прошла без участия ученых?
— Достоверно не знаю. Я не могу заведомо сказать, что разработка прошла без участия ученых.

Ученые — это понятие широкое. Я уверен, что те, кто разрабатывал эту программу, ученые.

Другое дело, где они работают. Не исключаю, что кто-то и из ученых ИКИ мог иметь отношение к разработке этой программы.

— Что вы думаете по поводу такого пункта программы, как «демонстративный пилотируемый облет Луны с последующей высадкой космонавтов на ее поверхность и возвращение их на Землю»? Ведь к 2030 году будет 60 лет, как это сделали американцы.
— Так сравнивать нельзя, потому что на каждом этапе развития науки возникают свои задачи. Дело не в том, что вначале это сделали американцы, а мы сделаем потом. В данном случае нет соревнования. Американцы садились в одном месте. Сейчас Луна изучена в сравнении с 1970-ми годами. За это время возникли новые задачи для пилотируемого полета. Так что полет космонавтов к Луне является интересной и актуальной задачей.

— А что вы можете сказать о таком пункте стратегии, как развертка долгоживущих станций на Марсе?
— Задач для Марса есть очень много.

Кстати говоря, у американцев уже давно есть долгоживущие станции — марсоходы. К примеру, Spirit и Opportunity находятся на Марсе больше восьми лет.

На каждом этапе развития технологии и науки возникают все новые и новые задачи. Безусловно, создание очередной долгоживущей станции на Марсе — это очень важная научная задача. Нам же она важна еще и потому, что она будет в сотрудничестве с Европой.

— Расскажите о современном состоянии нынешних проектов России по исследованию Солнечной системы. На какой стадии сейчас находится проект «Луна-Глоб»?
— «Луна-Глоб» сейчас создается, разрабатывается, уже делают аппарат и научные приборы.

Запуск пока по-прежнему планируется на 2014 год.

Но вообще достаточно часто планы «плывут» по многим причинам.

— Относится ли к таким причинам неудача при запуске аппарата «Фобос-грунт»?
— Эта неудача сильно не ускоряет проекты, но и не сильно задерживает. Дело не в неудаче «Фобос-грунта», хотя, конечно, этот опыт и ошибки должны каким-то образом учитываться и как-то это должно корректироваться.

— Что можете сказать про разработку проекта «Венера-Д»?
— «Венера-Д» находится на стадии НИР (научно-исследовательских работ).

Думаю, что реально о реализации этого проекта можно говорить в следующем десятилетии.

— А как обстоит дело с разработкой проекта спутника Юпитера Европы?
— Этот проект приблизительно в таком же состоянии, как и «Венера-Д». Там много сложных вопросов, которые еще не все решены технологически. Они сейчас усиленно изучаются на стадии НИР, и это опять же это вопрос следующего десятилетия.