Пенсионный советник

Белок женского стресса

Найдены причины посттравматического стрессового синдрома у женщин

Петр Смирнов 24.02.2011, 10:44
Thinkstock/Fotobank.ru

Молекулярным причинами посттравматического стрессового синдрома у женщин является высокая концентрация определенного белка (PACAP) в крови после психологической травмы в сочетании с генетической предрасположенностью и женским половым гормоном эстрогеном.

Зачастую последствия аварии, операции или физического насилия не ограничиваются синяками, переломами и разрывами внутренних органов. Даже воспоминания сами по себе оказываются слабее появляющихся через полгода или несколько лет страхов. Прокручивая в голове ужасные события, пострадавший только усиливает свою психологическую травму.

Посттравматический стрессовый синдром (ПТСС, также известный у нас как «чеченский» или «афганский синдром») тяжел ещё и тем, что страдающие от него не склонны рассказывать о своей болезни. А психолог, оказывающий помощь заложникам после освобождения или пострадавшим в аварии, не в силах предсказать, разовьется ПТСС или нет.

Кэрри Рэсслер из Медицинской школы Университета Эмори и её коллеги нашли молекулярные причины ПТСС: по их мнению,

высокая концентрация определенного белка (PACAP) в крови после психологической травмы в сочетании с генетической предрасположенностью почти неизбежно приводит к развитию стрессового расстройства.

Полностью излечить его нельзя, но психотерапия вкупе с антидепрессантами позволяют больным переключаться в моменты депрессии и страха на отвлекающие воспоминания, постепенно сводя фобии на нет. Главное (как, впрочем, и при большинстве психологических расстройств) — вовремя обратиться за помощью.

Авторы публикации в Nature в какой-то мере предлагают эту помощь навязывать — и вполне адресно. Чтобы определиться с целевой аудиторией, они протестировали более 1200 пациентов из группы риска, в частности определили концентрацию упомянутого PACAP, некоторые генетические особенности. А позже проследили проявление трех основных симптомов ПТСС — «флешбэков» (резкого проявления тяжелых воспоминаний, усиленных за годы заболевания), «избегания» (нежелания говорить о произошедшем) и «гипервозбуждения» (неоправданно резких ответов).

У женщин все три оказались чётко связаны с повышением уровня PACAP и PACAP38 в крови: эти белки синтезируются эпифизом и связаны с клеточным ответом на стресс.

Второй обязательной составляющей для развития заболевания в данном случае является эстроген. Именно по этой причине посттравматический стрессовый синдром развивается у женщин почти в два раза чаще, несмотря на то что «вьетнамский», «афганский» и «чеченский» синдромы, которые развиваются у военных (как правило, мужчин), известны куда шире.

Риск развития ПТСС оказался ещё выше у женщин c измененным рецептором к упомянутому белку.

У мышей классический павловский метод индукции страха (серия электрических разрядов, предваряемая звуковым сигналом) приводил к повышению концентрации этого рецептора в мозге.

На крысах тот же эффект удалось воспроизвести при введении эстрогена.

Именно сочетание этих трех составляющих — женского полового гормона, белка PACAP и рецептора к нему — приводит к усилению «сигнала страха» в мозге, приводя к образованию новых, чреватых весьма неприятными последствиями связей между нейронами.

Как было недавно показано, их можно попытаться разрушить, но лучше предупредить их появление. Тем более теперь частично ясно как: достаточно хотя бы временно заблокировать эффект PACAP на мозг.

Сами же авторы оказались весьма скромны в оценках перспектив своей работы, говоря лишь о диагностике «группы риска» — тех, кому психологическая помощь после стресса наверняка понадобится.