NYT: переговоры в Женеве оказались «победой Москвы»

Колумнисты New York Times сочли Москву победительницей после состоявшихся переговоров с США

Москва победила на переговорах с американской стороной в Женеве, считают американские журналисты. Хотя США не пошли на серьезные уступки, «победой» можно считать сам факт согласия на эти переговоры. Встреча состоялась 10 января, она продолжалась почти 8 часов. Кремль поводов для оптимизма по итогам переговоров не видит.

Сам факт того, что в Женеве 10 января прошли российско-американские переговоры по гарантиям безопасности, можно считать победой Москвы. Об этом в колонке для The New York Times написали журналисты Дэвид Сагнер и Антон Трояновский.

США при этом не пошли на серьезные уступки перед Россией. Однако теперь тема международной безопасности станет для Вашингтона «головной болью».

«Вопреки недавним прогнозам разведки, Россия не увеличивает численность своих войск на Украине. Это свидетельствует о том, что президент Владимир Путин пока не принял окончательного решения о нападении», — сообщается также в колонке.

Консультации по предложениям Москвы о гарантиях госбезопасности завершились в Женеве 10 января. Российскую делегацию представлял заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков, американскую — первый замгоссекретаря США Уэнди Шерман.

Рябков по итогам встречи позднее заявил, что дискуссия с США в Женеве по гарантиям безопасности прошла «потрясающе». Он подчеркнул, что не теряет оптимизма в связи с предстоящими переговорами.

Обсуждение продолжалось почти восемь часов подряд. Переговоры проходили за закрытыми дверями, без прессы. Пространство для встречи предоставило постпредство США при отделении ООН в швейцарской Женеве. Стороны прерывались только на непродолжительный ланч.

В МИД России уточняли, что представители России были сфокусированы на вопросе нерасширения НАТО на восток. Замминистра иностранных дел Сергей Рябков уточнил, что пока стороны не смогли договориться по этой теме.

В то же время Рябков отмечал, что дискуссия в Женеве в какой-то момент шла «потрясающе». «Разговор был сложный, он не может быть легким. В принципе деловой», — сказал он, комментируя предварительную часть переговоров 9 января. По итогам обсуждений Рябков отметил, что не считает ситуацию безнадежной.

«Я думаю, что полезность проведенных в Женеве бесед главным образом состоит в том, что впервые мы смогли поговорить по вопросам, которые раньше как бы незримо присутствовали, существовали, но вроде как за кадром. Все понимали, что они есть, но делали вид, что ими лучше не заниматься, а сейчас вещи названы своими именами», — пояснил дипломат.

Первый заместитель госсекретаря США Уэнди Шерман, представлявшая американскую делегацию, отметила, что Женеве прошли не переговоры, а дискуссии, чтобы уточнить позиции сторон.

«У нас состоялись серьезные, деловые и откровенные дискуссии», — указала Шерман, добавив, что они с Рябковым знают друг друга «очень хорошо».

Шерман уточнила, что пока стороны не готовы начать корректировать текст предложенных договоренностей. По ее словам, США не устанавливали сроков по переговорам с Россией.

Москва пока не видит повода для оптимизма по итогам консультаций по гарантиям безопасности в Женеве, заявил на брифинге с журналистами пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Пока скажем так: существенного повода для оптимизма мы не видим. Но это не процесс ради процесса и это не то, что может вызвать удовлетворение. Предстоит еще несколько раундов, которые позволят уже составить более четкое понимание, четкую картину того, где мы находимся с американцами.

Сейчас еще какие-то выводы, к сожалению, делать невозможно», — сказал представитель Кремля.

Заместитель директора Института США и Канады РАН Павел Золотарев ранее заявил «Газете.Ru», что даже если нынешние переговоры не принесут никаких реальных результатов, то не стоит ожидать военной эскалации со стороны Москвы.

«Никаких здравых оснований для этого нет. Не забывайте, что в НАТО целых 30 государств во главе с США.

И кроме сугубо военного фактора, важно помнить о разном экономическом потенциале. Но при этом действительно возможен именно военно-технический ответ России, тут могут быть самые разные варианты.

Например, связано это может быть с новыми системами вооружения и созданием потенциальных угроз с помощью их размещения в определенных точках. Это психологическое давление», — полагает эксперт.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть