Пенсионный советник

«Мы не хотим, чтобы жители Новороссии потеряли родину»

Интервью с кандидатом в президенты Абхазии Асланом Бжанией

Владимир Дергачев 21.08.2014, 15:15
Владимир Попов/РИА «Новости»

Шеф госбезопасности Абхазии Аслан Бжания считается вторым фаворитом президентской гонки, победу в которой многие социологи сулят Руслану Хаджимбе — одному из организаторов свержения Александра Анкваба. «Газета.Ru» расспросила Бжанию о первых шагах в случае победы и выяснила, что его программа по таким ключевым вопросам, как легализация российской собственности в Абхазии и признание Новороссии, не сильно отличается от программы Хаджимбы.

— Почему вы решили баллотироваться в президенты? И на кого в республике, с вашей точки зрения, ставит Москва?

— Решение баллотироваться далось нелегко. Мы с единомышленниками обсуждали политический кризис в стране и пути выхода из него. По итогам всех наших встреч я принял самое ответственное решение в своей жизни – стать кандидатом в президенты Абхазии. Я и моя команда приложим максимум усилий для формирования новых позитивных тенденций в экономике и социальной сфере страны.

Убежден в том, что официальная Москва способствует свободному волеизъявлению народа Абхазии. Между Россией и Абхазией сложилась давняя дружба, а настоящие дружеские отношения, как известно, не предполагают давления.

— Кого считаете самым сильным оппонентом? Социология отдает победу Раулю Хаджимбе — одному из организаторов свержения Александра Анкваба.

— Не стоит доверять социологическим опросам, которые публикуются накануне выборов. Они, как правило, призваны повлиять на общественное мнение, а не отражать его. Чаще всего такие данные финансируются кандидатами, результаты которых завышены.

— В чем вы видите вообще причину волнений? Почему Анкваб не смог договориться с оппозицией?

— Главная проблема развития абхазского государства заключается в необходимости налаживания диалога между властью и обществом. В нашей стране нужно создать сеть как государственных, так и негосударственных консультативных советов. Именно на таких площадках рождается поддерживаемый обществом стратегический курс государства. Я сторонник конструктивных отношений. А с теми, кто пытается дестабилизировать обстановку, провокаторами и оголтелыми популистами методы общения другие.

— Почему вы вначале не подписали общественно-политический договор, составленный вашими оппонентами? Речь в нем вроде бы о правильных вещах: суверенитет, национализация незаконно нажитой собственности...

— Я не считаю представителей общественной организации, инициировавшей подписание данного соглашения, своими оппонентами. Речь идет о том, что ряд пунктов договора я посчитал некорректными. Просто, прежде чем что-то подписать, мы очень внимательно изучаем документ (смеется). В результате он был скреплен подписями позже с оговорками.

— Проект сквозного железнодорожного сообщения в Грузию, Армению и Иран будет спонсировать Россия?

— Я ратую за скорейшее возобновление железнодорожного сообщения между Россией и Арменией, потому что это принесет ощутимые экономические выгоды абхазскому народу. Финансирование данного проекта будет осуществляться на совместной с заинтересованными сторонами основе. Россия — наш стратегический партнер и в этом вопросе.

Шеф госбезопасности Абхазии Аслан Бжания
Шеф госбезопасности Абхазии Аслан Бжания

— Как вы будете строить отношения с Россией и с Грузией? Едва ли грузинские политики могут пойти на признание независимости Абхазии в силу внутриполитических причин, в свою очередь, для самой Абхазии это вопрос из числа необсуждаемых. Есть ли возможность в этой ситуации наладить отношения, найти какие-то приемлемые для обеих сторон формы сотрудничества?

— Отношения с Россией – абсолютный приоритет для нас, и мы будем всемерно их развивать.

Что касается Грузии, единственным выходом для Тбилиси может быть официальное признание Абхазии.

Только равноправный формат отношений между нашими государствами позволит выйти на конкретные формы сотрудничества и, что самое главное, позитивно скажется на безопасности и стабильности в Закавказье.

— Один из вызовов, стоящих перед республикой, — рост грузиноязычного меньшинства, в частности, компактно проживающего в приграничном Гальском районе. Что вы предпримите для интеграции его в абхазскую политику?

— Никакого роста грузиноязычного населения в Абхазии нет. Сегодня ситуация в Гальском районе в правовом смысле неопределенная, люди боятся неизвестности, нестабильности. Наша задача — успокоить их, обеспечить легитимными документами, чтобы они могли реализовывать базовые права на территории Абхазии, значительно повысить уровень жизни и безопасности в районе, сделать так, чтобы гальцы меньше смотрели в сторону Грузии. Для этого должна быть разработана специальная программа, чем мы и займемся.

— Проблемой в отношениях с Россией становится абхазское законодательство, запрещающее, в частности, владение недвижимости иностранцам, в том числе россиянам. Собираетесь ли вы что-то поменять в этом отношении?

— Моя позиция, что эти ограничения должны быть сняты. В ближайшее время будет проведена работа по подготовке условий для этого. В случае избрания президентом гарантирую запуск активного диалога с депутатами парламента и широкой общественностью по этому и другим вопросам. Уверен: данная норма позитивно скажется на инвестиционной привлекательности Абхазии.

— Сегодня Абхазия в огромной степени зависит от дотаций из России. Планируете ли вы как-то менять эту ситуацию?

— Во-первых, это не дотации, а дружественная финансовая поддержка. Во-вторых, я полагаю, что наше общество должно сконцентрироваться на поиске собственных источников финансирования. Необходимо запустить внутренний механизм развития. Я и моя команда сделаем все, чтобы абхазская экономика стала самодостаточной, способной обеспечить граждан рабочими местами и всеми взятыми на себя социальными обязательствами.

— Может ли Абхазия выиграть что-то от продуктового эмбарго, наложенного Москвой на продукцию с Запада? Есть ли возможности нарастить сельскохозяйственный экспорт?

— Есть целый ряд абхазских экопродуктов, которые востребованы на российском рынке. Наша задача заключается в необходимости продвижения наших товаров на российском рынке. Я уверен в том, что наши продукты обладают уникальными свойствами и будут пользоваться успехом. К тому же, как известно, цена именно на экопродукцию в разы выше.

— Будете ли вы ставить вопрос о признании «народных республик» на востоке Украины?

— Ситуация в «народных республиках» вызывает большую обеспокоенность. Мы всемерно поддерживаем усилия Российской Федерации по оказанию гуманитарной помощи населению юго-востока. Мы готовы рассмотреть возможность признания суверенитета Новороссии. У нас в Абхазии хорошо знают, что носителем суверенитета может быть только народ. Если народ решит, то так тому и быть.

Как говорят в Абхазии: «Теряющий родину, теряет все». Мы не хотим, чтобы жители Новороссии потеряли свою родину.