article
Слушать новости

Киевский укрепрайон

«Евромайдан» налаживает быт

В среду в Верховной раде депутаты продолжат обсуждение проекта амнистии участников многомесячной акции протеста, что продолжается в столице Украины. Сами митингующие добровольно покидать «евромайдан» не намерены, тем более что им удалось основательно подготовиться к любым неожиданностям — в том числе и к попытке силовой ликвидации протеста.

Недавно украинские власти арестовали банковские счета, на которые оппозиционеры собирали финансовые средства в поддержку Майдана и Автомайдана. Противники Виктора Януковича не расстраиваются: они сдают деньги волонтерам в «Штабе национального сопротивления» наличными. По словам девушки Анны, которая была на «смене» у ящика с деньгами,

в «хорошие дни» волонтерам удается собрать до $50 тыс. наличными.

К настоящему моменту митингующие присутствуют практически на всех центральных улицах Киева. За ними — майдан Незалежности, почти вся улица Крещатик, Европейская площадь и несколько других примыкающих к Крещатику улиц. Активисты захватили здание мэрии, Дома профсоюзов, министерства сельского хозяйства и аграрной политики, «Украинский дом» (бывший музей Ленина).

Здесь уже организованы пункты обогрева, медицинской помощи, приема и распределения вещей, пресс-центр. В коридорах захваченных зданий спят протестующие.

Корреспондент «Газеты.Ru» побывал на «передовой» протеста, на первой линии баррикад на улице Грушевского. К ним пропускают только при соблюдении ряда условий. Активист «Правого сектора», 34-летний Виталий, объяснил мне:

«Нужна каска, уверенность в том, что ты не пьян и не слишком агрессивен. А еще ты должен понимать, зачем ты туда идешь.

Нет цели — не пускаем. Опасаемся провокаций со стороны «титушек» или идиотов, которые начнут ни с того ни с сего «гасить» «Беркут», тогда будет атака. Нам это пока не надо».

Баррикады на Грушевского и Крещатике уже такой высоты и толщины, что без спецтехники разобрать их не удастся — это очевидно. Возводить их активисты научились буквально за несколько десятков минут.

«Парни с Автомайдана привезли нам большие строительные мешки. Разбиваемся на небольшие группы: одни снег набирают, другие ищут арматуру и доски, третьи ходят за водой и поливают ею подступы к баррикадам.

20–30 минут — и «базовая версия» баррикады готова»,

— рассказывает 29-летний работник станции техобслуживания в Киеве Сергей. По его словам, у него на станции было «где-то 150 пар покрышек». «Уже все тут. Половины, наверно, уже нет, сгорели», — рассказывает он.

По словам активистов, возить покрышки — дело опасное. «Гаишники, если ловят такие машины, сразу «Беркут» вызывают. Поэтому мы берем обычные легковушки юркие, кладем по два-четыре колеса в салон и багажник и мчим на свой страх и риск», — рассказывает 39-летний автомайдановец Руслан. Автомобиль он приобрел в кредит всего полгода назад. «Но даже если побьют — не страшно. Страшно жить в стране, где вообще не работает закон», — говорит он.

На Майдане есть своя армия, свои склады с бутылками и булыжниками, своя внутренняя пресса (активисты раздают листовки), свои сторожевые вышки.

В рядах людей, стоящих у баррикад, — армейская дисциплина. У каждого отряда обороны, стоящего на охране или занимающегося патрулированием, есть свой командир, свой знаменосец и свой отряд санитаров.

Есть и своя «служба снабжения». Сразу после захвата протестующими «Украинского дома» девушки-волонтеры стали в нем убирать, мыть полы, собирать разбитые стекла, сносить туда медикаменты и матрацы для тех, кто здесь будет отдыхать.

Часть из волонтеров ходит в здание Киевской городской госадминистрации как на работу: на организованной здесь кухне готовят бутерброды и борщ, чай и кофе, кашу с мясом, котлетами и тушенкой.

Еду активисты за деньги, собранные волонтерами, почти не покупают: митингующим хватает тех продуктов, которые приносят сами горожане.

«Хлеб не всегда успеваем даже съесть», — пожимает плечами 44-летний бухгалтер Оксана Викторовна.

Недалеко от «кухни» находится пункт выдачи теплых вещей. Здесь каждый евромайдановец (или тот, кто им прикинулся) может получить перчатки, шарф, шапку, тулуп, непромокаемые ботинки. Неподалеку — медпункт. Здесь бесплатную медицинскую помощь оказывают не только раненым, но и тем, кто страдает от гриппа, ангины или других «зимних» заболеваний.

В туалеты митингующие тоже ходят. Часть из них — те санузлы, которые есть в зданиях мэрии и Дома профсоюзов. Часть — кабинки биотуалетов, стоящие прямо на улице. Из неудобств — практически полное отсутствие возможности принять душ.

Было время, когда часть митингующих олигарх Петр Порошенко возил в свой фитнес-центр: там есть баня и душ.

Сейчас активисты могут рассчитывать только на то, что их пригласят принять душ живущие неподалеку горожане. «Такое случается, да. Я уже два раза ходил в гости к очень милым обеспеченным людям. Принял душ — и назад, на баррикады. Но себя чувствуешь, будто заново родился. А воняем мы тут все основательно, конечно», — рассказывает 27-летний львовский дизайнер Тарас.

Первая линия баррикад на Крещатике начинается прямо возле выхода из одноименной станции метро. Митингующие часто греются внутри здания. Работники метрополитена, говорят, на них никогда не кричали: относятся с пониманием. В целом станция метро работает в стандартном режиме.

На самом Майдане тоже остались признаки и прежней, «мирной» жизни. Здесь продолжают работать ларьки с едой, кафе и рестораны, автомобильные кофейни. Торговцев никто не трогает.

«У нас тут на Майдане полная свобода.

Здесь ты всегда в безопасности. И можно делать все, что хочешь. Налоговики даже не попробуют сюда зайти», — говорит владелец машины со встроенным аппаратом по приготовлению кофе Алексей.

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть