Оливковые ветви в Париже

Что такое круизные коллекции и зачем они нужны

В мае крупнейшие модные дома представляют свои круизные коллекции. «Газета.Ru» — о том, что происходит в моде в межсезонье и зачем дизайнеры везут свои шоу в дальние страны.

Модный мир устроен запутанно: мы привыкли, что два раза в год в Париже, Лондоне, Нью-Йорке и Милане проходят недели моды, отдельно от них зимой и летом там же случаются недели мужской моды, а еще Париж дважды в год вспоминает, что он столица высокой моды, и проводит недели показов кутюрных коллекций, в которых участвуют только те, кто входит в Синдикат высокой моды (а также отдельные приглашенные гости).

Однако это далеко не все: в перерывах между неделями моды, когда, казалось бы, можно рассчитывать на затишье и возможность чуть-чуть отдохнуть от переизбытка бархата, перьев, драпировок и плиссировок, на сцене появляются новые фото с показов.

Май становится временем, когда крупнейшие модные дома выпускают круизные коллекции: более коммерческие, чем prêt-à-porter и тем более haute couture, они привлекают внимание тех, кто и правда все это носит, а не только любуется.

Пусть вас не пугает слово «круизные»: эти одежды уже давно не предназначены для того, чтобы ходить в них под парусами. Однако они обозначают потенциального клиента — покупатель вещей не обязан ходить в море, но возможность это делать у него все-таки наверняка есть. В конце мая для таких счастливчиков выпустили свои коллекции четыре модных дома. Versace и Valentino представят свои «круизы» только в конце месяца.

Впрочем, любоваться все-таки есть чем: модные показы давно превратились в шоу в самом классическом понимании. Никому больше неинтересно рассаживаться на стульчиках вдоль подиума — зритель хочет, чтобы его развлекали по полной программе. Ради этого режиссеры показов разыскивают необычные места и выдумывают новые способы оформления пространства, чтобы произвести на зрителей и критиков неизгладимое впечатление.

Это тем более важно потому, что именно межсезонные коллекции будут дольше всего находиться в магазинах: куда более коммерческие, чем те, что показываются на неделях моды, вещи из них составляют, как правило, от 60 до 90% продаж брендов. Показы проходят в обстановке строгой секретности, что только усиливает ажиотаж: одно-единственное шоу, никакой конкуренции для бренда и ощущение, что эти вещи предназначены только для самых дорогих гостей. Результат — коммерческий успех, обусловленный не только качеством одежды, но и ощущением восторга, которое охватывает зрителей показов. И этот восторг нужно обеспечить.

Оливы в Париже

Открыл сезон круизных коллекций дизайнерский дом Chanel и его глава Карл Лагерфельд. Когда-то именно этот бренд впервые представил миру коллекцию одежды «на отпуск» за пределами Парижа. Позже за ним последовали Dior, Gucci, Louis Vuitton и многие другие. В этом году Лагерфельд решил не «путешествовать» в первоначальном смысле этого слова, посетителей показа 3 мая ждало перемещение не только в пространстве, но и во времени.

Гости ехали на показ в Париж, а вместо этого оказывались в Древней Греции.

Приглушенный «солнечный» свет, мрамор статуй, штукатурка, греческие колонны и как будто дымка от пыли. В сочетании с летящими и часто полупрозрачными материалами одежды на моделях они были частью большого спектакля, для которого в музее Grand Palais были специально посажены оливковые деревья. Отдельного внимания заслуживает саундтрек, который был написан французским диджеем и звукорежиссером модных показов Мишелем Гобером: его композиции «Aphrodite's Child» и «Iannis Xenakis» вписывались в общую концепцию показа с незатейливым названием «Античность в современности».

В интервью для своего бренда Лагерфельд говорил о том, что прошедшее и настоящее времена сплелись для того, чтобы продемонстрировать общую красоту и богатство традиций, которые даже идеологически далеки от нас: по его словам, в Древней Греции сексуальность женского или мужского тела была не греховным, а божественным началом. Главной задачей, по его словам, было остаться Chanel, но при этом не скрывать то, что послужило идеей для создания коллекции. Если это классический костюм — пиджак и юбка, то не из твида, а материала полегче, и дополненный босоножками на завязках. Классические жемчужные нитки соседствовали с золотыми лентами на головах моделей.

Вниманием к античности Лагерфельд подчеркнул уход от политики: никакого намека на президентские выборы, ноль внимания к французскому триколору, только Греция с античными канонами красоты.

И угощением греческого происхождения: гостей показа угощали гиросом, традиционным греческим блюдом, похожим на арабскую шаурму.

Уехали в Америку

Французский бренд Dior выбрал местом действия Дикий Запад. Почти настоящий, но давно уже освоенный, и не ковбоями или искателями приключений. Гости первого показа круизной коллекции Марии-Грации Кьюри для Dior высадились в Калабасасе, в тридцати милях от Лос-Анджелеса. Город находится в юго-западной части долины Сан-Фернандо, и в нем прописана добрая половина звезд Голливуда — от Канье Уэста до Джастина Бибера. 11 мая гости в сопровождении солдат, на военных внедорожниках должны были преодолеть расстояние по не столь гламурному горному серпантину для того, чтобы добраться до места проведения шоу.

За первые несколько минут фотографии двух воздушных шаров с эмблемами Dior Sauvage облетели все социальные сети. Именно они послужили задним планом для моделей в ковбойских сапогах и шляпах. Шатры с десятками подушек, тканых ковров и низких скамеек были призваны заставить зрителей почувствовать себя в пустыне — и неважно, что в США бедуинов с шатрами отродясь не бывало, и те, что живут на Ближнем Востоке, не имеют привычки предлагать гостям шампанское.

О вдохновении Марии-Грации для нашивок и рисунков, которые покрывали практически каждую деталь на показе, рассказывала создательница карт таро Вики Ноубл.

Оказывается, все рисунки на них были воссозданными изображениями наскальных рисунков, изображавших жриц, матерей, наездниц — женщин во всех ипостасях: креативный директор Dior продолжает феминистскую тему, а заодно отдает должное любви суеверного Кристиана Диора к гаданиям. Здесь было все, когда-то близкое великому кутюрье: звезды Голливуда (Рианна, Шарлиз Терон, Анджелика Хьюстон, Миранда Керр и Бри Ларсон), Лос-Анджелес, который он увидел в 1947 году и назвал Супер Ривьерой, слияние с природой.

Путь самурая

Показ модного дома Louis Vuitton проходил в японском Киото. Площадкой для проведения шоу был выбран Miho Museum на горе, расположенной в часе езды от города. Главный дизайнер дома Николя Гескьер выбрал это место потому, что музей Михо представляет собой «слияние городского и природного».

Модели выходили на подвесной мост, служивший подиумом, из урбанистического тоннеля, который располагается внутри горы.

Этот музей был построен по проекту Юй-Минг Пея — архитектора стеклянной пирамиды Лувра и получил прозвище «Шангри-Ла».

Коллекция Гескьера была ожидаемо вдохновлена японской культурой, однако и не была лишена традиционной эстетики Louis Vuitton. Модели шагали по подиуму в нарядах, напоминающих о японских произведениях искусства, церемониальных платьях и самурайской экипировке. Дизайнер брал свои идеи из фильмов японских режиссеров — Такеши Китано и Акиры Курасавы. На ряде брюк и туник были изображены картины самого знаменитого японского художника и гравера в мире — Кацусики Хокусая.

Оставили на сладкое

«Мне не нравится слово «круизная», — сказала Миучча Прада и выпустила, по сути, первую круизную коллекцию своего бренда Prada 7 мая. Дизайнер не стала мудрить с местом действия: показ прошел в Милане. Он начался с ужина в кондитерской Pasticceria Marchesi в галерее Vittorio Emanuele II, который плавно перетек в модный показ в Osservatorio Fondazione Prada. Небольшое выставочное пространство, в котором обычно размещаются фотовыставки и проходит показ частных коллекций, было слишком тесным, однако недостаток пространства компенсировался световым оформлением: в этой части Galleria свет исходит от стеклянных окон от пола до потолка, из которых открывается вид на железный каркас купола галереи.

Специально для этого шоу были сконструированы сюрреалистичные зеркальные панели с розовыми шелковыми вставками с обрамлением из фотографической пленки.

Миучча хотела, чтобы вся установка была прозрачной — вид на купол из Osservatorio, стеклянные панели, которые маячат над одной из самых старых торговых аркад, и поток света, который бы пронизывал все пространство. Зрители снова увидели принты с кроликами и растениями, которые принадлежат руке художника Джеймса Джина, многолетнего партнера Prada.

Вся коллекция могла бы показаться очень женственной: розовые оттенки, перья, летящие ткани, причудливые босоножки. Но все впечатление меняли спортивные гольфы до колена, бомберы, кроссовки и нейлон — сказывается популярность спортшика, от которого уже никак не отвертеться. Зеркальный фон и проникающий всюду свет могли бы напомнить о приключениях Алисы в Стране чудес, только если бы Алиса была подготовлена к бегу и многочисленным падениям.