Умер создатель четырех миллионов детей

На 88-м году жизни скончался сэр Роберт Эдвардс, нобелевский лауреат, пионер искусственного оплодотворения

На 88-м году жизни скончался кембриджский ветеран сэр Роберт Эдвардс, нобелевский лауреат, пионер искусственного оплодотворения. Перед этим он долго болел, но судьба подарила ему легкую мирную смерть во сне.

Нобелевскую премию по медицине ему присудили в 2010 году, причем, что для современной «Нобелевки» нетипично, присудили только ему одному. С 1901 года Нобелевские премии по медицине или физиологии получали в одиночку всего лишь 31 раз, причем это случалось главным образом в первые годы существования премии. И уже на следующий год после вручения премии Роберт Эдвардс был посвящен в рыцари.

Сэр Роберт прожил жизнь, которую можно назвать счастливой: он позволил зародиться в пробирках четырем миллионам людей, дал счастье четырем миллионам бездетных пар, Это капля в море, если учесть, что проблемы с бесплодием испытывает в мире каждая десятая пара.

Мысль о том, что такое возможно, посетила Эдвардса еще в молодости – его диссертация на звание доктора философии (аналогична нашей кандидатской), защищенная в 1955 году в Эдинбургском университете, была посвящена развитию эмбрионов мыши.

С 1958 года он занимался исключительно проблемами оплодотворения у человека.

С самого начала научной деятельности ученый настойчиво пытался реализовать идею оплодотворения in vitro. 25 июля 1978 года он это сделал, предъявив миру первого ребенка, рожденного «в пробирке» (точнее, в чашке Петри, где Эдвардс выращивал свои культуры). В дальнейшем Эдвардс и его сотрудники с энтузиазмом, которому в данном случае трудно найти лучшее применение, улучшали технологию терапии оплодотворения in vitro (IVF) и старались распространить ее по всему миру. Именно благодаря этой терапии на свет появилось около четырех миллионов человек, которые без нее вообще не родились бы.

Строго говоря, сэр Роберт не был пионером оплодотворения in vitro: до него чем-то подобным ученые занимались, но эксперименты проводились только на кроликах и других животных.

Эдвардс решил перенести «кроличью» методику на человека и сразу же столкнулся с тем, что по своему репродуктивному циклу человек сильно отличается от прочих млекопитающих.

Проблемы возникали одна за другой, но Эдвардс их упорно решал, каждый раз делая при этом фундаментальные открытия. В частности, он прояснил процесс вызревания человеческой яйцеклетки, выяснил, какие гормоны управляют этим процессом, когда яйцеклетка становится восприимчивой к оплодотворению спермой и какие условия необходимы для того, чтобы эту сперму активировать. Затем он уткнулся в проблему, которая казалась неразрешимой: яйцеклетка, оплодотворенная в пробирке, разделившись однажды, не желала делиться дальше. Здесь судьба столкнула его с гинекологом-клиницистом Патриком Стептоу, тоже очень незаурядным ученым, родоначальником лапароскопии (метод хирургии, при котором операции на внутренних органах проводят через небольшие отверстия), в то время очень оспариваемой. Вместе со Стептоу они решили и эту проблему и с тех пор всегда работали вместе. В частности, вместе они основали в Кембридже клинику Борнхолл, первый в мире IVF-центр. Патрик Стептоу скончался в 1988 году, иначе он наверняка разделил бы с Эдвардсом медицинского «Нобеля-2010».

Но проблема деления, оказавшись очень сложной, не была последней.

Появились препятствия совсем другого порядка: Совет по медицинским исследованиям прекратил финансирование работ Эдвардса, на него ополчились религиозные лидеры, блюстители этики и некоторые ученые. Ситуацию спасло частное пожертвование, и, когда к нему в клинику после девяти лет безуспешных попыток родить ребенка пришла бесплодная семейная пара, Лесли и Джон Браун, Эдвардс помог им. Его технология позволила оплодотворить яйцеклетку, дала возможность развиться эмбриону до 8 клеток, после чего Эдвардс вернул эмбрион в тело матери. 25 июля 1978 года миссис Браун разрешилась совершенно здоровой девочкой — Луизой Браун. Это было началом новой эры в медицине.

Сегодня ЭКО-терапия признана во всем мире. Она практически безопасна и эффективна.

Тридцатипятилетняя Луиза Браун точно так же, как и другие «рожденные в пробирках», уже имеет собственных детей, причем без всяких клинических проблем.

87 лет – возраст, что и говорить, серьезный, но Кембриджский университет, где профессор Эдвардс до самого конца был членом совета Колледжа Черчилля, отреагировал на эту потерю с глубокой печалью, напомнив в своем официальном заявлении, что его работа «оказала огромное влияние на жизнь всего мира». Коллеги по Кембриджу вспоминают о нем как об одном из величайших ученых и говорят, что «мало кто из биологов может похвастаться тем, что он оказал такое влияние на все человечество, как Боб Эдвардс».