Гормон любви в нос для социальной адаптации

Гормон окситоцин может помочь аутистам узнавать лица



Гормон любви у добровольцев с синдромом Аспергера вызывал активность нескольких областей мозга

Гормон любви у добровольцев с синдромом Аспергера вызывал активность нескольких областей мозга

iStockPhoto
Проблемы с узнаванием чужих лиц, которые наблюдаются у аутистов, могут купироваться окситоцином — известным гормоном любви. К такому выводу пришли немецкие ученые, закапывавшие гормон добровольцам.

Способность узнавать лица и по выражению лица читать чужие эмоции у человека играет важную роль в общественном поведении и закладывается с первых лет жизни. Однако это не вызывающее трудностей у большинства людей умение доступно не всем.

Проблемы с узнаванием лиц и реакцией на выражение мимических эмоций других людей — один из самых характерных отличительных признаков аутизма и более широкого спектра психологических характеристик, называемых расстройствами аутистического спектра .

Многочисленные эксперименты со здоровыми людьми показали, что в мозге человека, да и животных тоже, важную роль в процессе социальной коммуникации играет вещество окситоцин . Этот гормон (иногда его называют гормоном любви) снижает тревогу, гормональный отклик на стрессовые ситуации, повышает уровень доверия в общении с другими людьми, а также помогает чувствовать эмоциональное состояние собеседников, «считывая» эмоции по лицу. И хотя механизм действия этого гормона остается загадкой, эксперименты с томографами показали, что это вещество стимулирует в мозгу работу миндалевидного тела, которое, как считается, у людей отвечает за формирование положительных и отрицательных эмоций.

Эти накопленные данные заставили немецких ученых под руководством Грегора Домеса из Университета Фрайбурга задуматься о том, а не связана ли эмоциональная холодность аутистов и их способность узнавать лица с работой окситоцина. «В нашем исследовании мы пытались выяснить, способна ли одна доза окситоцина изменить отклик мозга на социальные и несоциальные стимулы у людей с расстройствами аутистического спектра», — говорит Домес.

Для своего эксперимента медики набрали две группы добровольцев, по 14 человек в каждой — одну, состоящую из пациентов с диагностированным расстройством аутистического спектра (синдром Аспергера), другую — контрольную, из здоровых людей. Набранные через газету добровольцы соглашались на недельный тест. В ходе выполнения заданий пациенты должны были закапать в нос дозу окситоцина либо вещества-плацебо (пустышки), после этого пройти тест на узнавание лиц, при этом за функционированием отдельных отделов мозга ученые следили при помощи томографа.

Участникам предлагали взглянуть на фотографии двух из 36 человек, лица которых были сфотографированы либо анфас, либо под углом 45 градусов.

Каждый раз добровольцам надо было указать, видит ли он новое лицо, или встречал его ранее. Такой же эксперимент проводился с несоциальными стимулами — снятыми под прямым углом и под углом 45 градусов фасадами разных зданий.

Ученые заметили, что в группе с синдромом Аспергера участники особенно долго раздумывали над снимками. И хотя прием гормона любви не приводил к заметному изменению результатов в обеих группах, ученые обнаружили другое:

закапывание окситоцина именно у добровольцев с синдромом Аспергера вызывало в момент угадывания снимков активность сразу нескольких областей мозга и в том числе миндалевидного тела.

Полученные результаты показали, что окситоцин оказывает прямое воздействие на обработку социальных стимулов у аутистов, что дает основания считать, что «окситоцин способен помочь в выполнении мозгом функций, которые у людей с аутистическими расстройствами выполняются неверно», считает Джонн Кристал, редактор журнала Biological Psychiatry , в котором опубликовано исследование немецких медиков. Опыт показал, что миндалевидное тело играет глубинную роль в поведенческих эффектах окситоцина, таких как распознавание лиц.

Ученые надеются, что в дальнейшем не разовое, а постоянное употребление окситоцина способно стать важной частью реабилитации людей с аутистическими расстройствами и усиливать их реакцию на социальные стимулы.