Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

«Из подъездного наркомана стал известным певцом»: интервью со Стасом Пьехой — о жизни, семье и творчестве

Стас Пьеха объяснил, почему редко видится с сыном

В конце сентября состоялся релиз трека «Не вставай на колени», записанного Стасом Пьехой, IVAN, Николаем Носковым и Игорем Романовым. В интервью «Газете.Ru» Пьеха рассказал о своей творческой деятельности, увлечениях, отношениях с бабушкой Эдитой, участии в воспитании сына Пети и помощи наркозависимым.

— Стас, как у вас сейчас дела? Над какими проектами работаете?

— В работе несколько песен, недавно вышла «Не вставай на колени» — ее мы исполнили вместе с IVAN, Николаем Носковым и Игорем Романовым. Здесь я выступаю не только как исполнитель, но и как соавтор. Всегда приятно быть участником чего-то большого. Есть концерты, гастроли. Очень активно началась осень.

— Каким было ваше самое запоминающееся событие этого лета?

— Как раз работа над этим треком. Из демоверсии песня внезапно выросла в балладу о чем-то вечном. Над ней также работали Виктор Дробыш и Владимир Киселев. Каждый из нас вложил частичку себя в это произведение. Работа над песней «Не вставай на колени» будет одним из лучших воспоминаний о лете 2022 года.

— Когда выйдет «пара песен», о подготовке которых вы написали во «ВКонтакте»? Можете ли вы чуть подробнее о них рассказать?

— Одна написана совместно с Русланом Квинтой, одним из авторов трека «Думать о ней». Могу сказать, что это будет дуэтная история. Еще одна песня — дуэт с Аглаей Тарасовой. Это лишь некоторые треки, в работе еще очень много песен.

— Недавно вы провели концерт в Санкт-Петербурге в камерном формате рок-клуба. Расскажите подробнее об этом формате. Как вы к нему пришли? 

— Такой формат пробуем впервые. В принципе, моя музыка позволяет экспериментировать со стилем и звучанием — к примеру, сделать песни более роковыми. Надеюсь, зрителям рок-клуба было интересно.

— Чем занимаетесь помимо творчества?

— Мне хочется продолжать работу с Фондом [профилактики детской наркомании], всегда интересно и страшно заниматься чем-то новым. Надеюсь, что уже в ближайшее время я сделаю ряд звонков, проведу встречи, чтобы проект сдвинулся с места. Понимаю, что в 30 лет я успевал больше, чем сейчас. Есть люди, способные весь день крутиться как белка в колесе, а я не такой. В 42 года уже сложнее: возвращаешься с гастролей и выпадаешь на пару дней из потока событий.

— По вашим словам, главной проблемой российского шоу-бизнеса является малое количество «персонажей» при множестве «фриков». Но ведь фрики всегда были и будут в развлекательной индустрии. Что в них плохого?

— Никогда не считал фриков проблемой шоу-бизнеса. Но тут фрик фрику рознь. Когда он насаждает неправильные идеи, неприемлемо ведет себя, конечно, у его появления в публичном пространстве могут быть последствия. Хотелось бы не фриков видеть, а настоящих героев нашего времени с трогающими сердце историями.

— Появляются ли у вас новые увлечения помимо бокса? Если да, расскажите о самом необычном.

— Свое увлечение я называю «обнимашки на полу» (смеется). Это я говорю о бразильском джиу-джитсу. Степень ущерба противника в бою зависит от плотности захвата, крепости объятий. Пока я не занимаюсь этим спортом в полную силу, после коронавируса у меня пострадали суставы. Поэтому пока изучаю практику.

— Вы признались, что считаете себя «так себе» отцом, потому что не можете часто видеться с сыном Петей. Планируете ли исправлять ситуацию или такой уклад всех устраивает?

— Тут ситуация двухсторонняя. Петя не живет в Москве, он живет в городе Пушкин под Петербургом. Это не мое решение, а решение его мамы с точки зрения удобства для образования и развития сына. Это сильно ограничивает возможность общаться. Я живу в Москве и регулярно уезжаю на гастроли. Конечно, если бы Петр находился здесь, я бы регулярно виделся с ним, когда у меня было бы свободное время. Сейчас, когда он становится старше, мне интереснее с ним общаться.

Я вырос без отца, и у меня нет глобального понимания, для чего отец нужен. Этот опыт нужно нарабатывать. Не скажу, что считаю себя суперпапой, но и плохим не считаю тоже. В жизни сына я участвую финансово, поддерживаю его во всем. Надеюсь, что являюсь достойным примером для него.

— Расскажите о своих отношениях с Петей — что вы любите делать, когда проводите время вместе?

— Мы не так много времени проводим вместе, поэтому обычно общаемся. Я наблюдаю за Петей, смотрю, что ему интересно. Он очень самостоятельный парень, я же пытаюсь играть по его правилам. Если бы мы общались каждый день, я бы знал, что ему предложить.

Так сложилось, что летом мы регулярно ездим к Эдите. Правда, с бабушкой Петя проводит не так много времени — обычно собирает какую-то утварь, строит шалаши.

— Рассказывает ли Петр, кем хочет стать, когда вырастет? Чем он увлекается?

— Пока он еще мал, чтобы что-то планировать. Как и все мальчишки, любит мультики, подвижные игры. Надеюсь, мы сможем направить его энергию в нужное русло.

— Приобщаете ли вы его к спорту?

— Я хочу, чтобы Петя начал заниматься бразильским джиу-джитсу. Мне кажется, мальчику будет полезно понимать свое тело, баланс, уметь за себя постоять. При этом здесь нет ударов в голову, что тоже важно. Это хороший вид спорта со всех сторон, Пете он очень пойдет.

Я узнал, что недалеко от Пушкина тренирует один из лучших мастеров по джиу-джитсу в нашей стране — Абдулбари Гусейнов. Я ему позвонил, мы поговорили, сошлись на мнении, что Пете нужно попробовать этот вид спорта. Надеюсь, что Наташа — мама Пети — примет этот вызов. И сын будет заниматься.

— 31 июля Эдита Пьеха отметила 85-летие в узком семейном кругу. Почему она решила не устраивать пышное торжество по такому случаю?

— Это ее право — не устраивать торжеств. Мне кажется, что Эдита уже давно не хочет, чтобы ее день рождения отмечали с размахом. Думаю, она и в этом году не хотела делать большой праздник, но была очень рада, когда мы все приехали. 

— В одном из интервью вы сказали, что родственники подарили Эдите Станиславовне несколько букетов цветов, а также оплатили ее счета по хозяйству. В вашей семье принято дарить только практичные подарки или бывают сюрпризы? Что самое необычное вы дарили своим родственникам?

— У нас бывает все: и сюрпризы, и практичные подарки. Сейчас такое время, когда в первую очередь стараешься закрыть основные нужды. А поскольку по работе у меня сейчас значительно меньше событий, приходится выбирать практичные вещи.

Помню, мы дарили картины, какую-то коллекционную посуду. Бабушке мы вручали массажное кресло, беседку во двор. Маме как-то раз привозил какие-то необычные ножницы, она их коллекционирует.

— Как вы отметили свой 42-й день рождения в августе?

— Я не люблю отмечать свой день рождения, как и другие праздники, стараюсь в этот день работать. В этом году я был на чужом дне рождения, выступал для именинницы. Она решила сделать сюрприз: приготовила не один, а три торта: для себя, еще одного гостя-именинника и меня. Этот жест так меня тронул, мы вместе задули свечи и спели «Happy birthday». А после посидели с друзьями в ресторане. Получился очень душевный день. О каких-то подарках я не мечтаю, хочется фундаментальных вещей: крепкого здоровья, вдохновения, душевного спокойствия.

— Недавно отец Илона Маска заявил, что сыну нужно похудеть, раскритиковал его личную жизнь, а также заявил, что «воспринимает его как мальчишку». Как вы считаете, допустима ли публичная критика своих детей?

— У каждого свои мерки, что нормально, а что нет. Я никогда не буду критиковать близких публично, считаю это недопустимым. Если это и случится, то, скорее всего, это будет импульсивное действие, и после я принесу извинения. Если я хочу дать человеку совет, сделаю это с глазу на глаз. Когда критикуют при свидетелях, это уже оскорбление.

— Критиковали ли родители вас, когда вы уже стали самодостаточным человеком? Допускали ли вы сами когда-либо критику в их адрес? И вообще, на ваш взгляд, имеют ли дети право критиковать родителей?

— У нас в семье это исключено. И мама, и бабушка могут дать мне совет или покритиковать что-то из того, что я делаю, но это никогда не происходит при свидетелях. Когда другие люди вообще не понимают, о чем речь, услышанное они будут трактовать по-своему. Плюс, повторюсь, у каждого есть свое понимание, что правильно, а что нет. Для меня публичная критика — это неприемлемо и глупо.

— Расскажите о новостях вашей наркологической клиники. Часто ли вы ее посещаете, интересуетесь ли историями пациентов?

— Клинику я считаю своим детищем, стараюсь уделить ей максимум времени, регулярно выступаю спикером. И сейчас я продвинулся дальше — активно занимаюсь фондом профилактики детской наркомании. Истории пациентов я не озвучиваю, во главе угла клиники стоит принцип анонимности. Не важно, публичный это человек или нет, все люди равны в оздоровлении.

Сейчас очень много опасных синтетических наркотиков. Подростки-наркоманы «шкурят» — прочесывают подъезды в поисках чужих закладок. Так одни наши пациенты нашли вещество и употребили его. Они думали, что это один из популярных психостимуляторов, но вещество оказалось другим — более сильным по действию. Парни впали в кому, потом один из них очнулся и вызвал скорую. Это очень показательный случай. Лучше не искать утешения и радости в алкоголе и наркотиках, а обходиться традиционными радостями — отношения, спорт, работа и так далее.

— Правдивы ли ваши посты о том, что вы лечились в своей клинике?

— Да, это правда, раз в месяц в своей клинике я прокапываю железо. Это плановая процедура для поддержания иммунитета.

— В ваших соцсетях иногда мелькают нецензурные слова. Критикуют ли вас за это? Смогли бы вы прожить без мата?

— Я бы, наверное, не смог без мата, да и не хочу без него обходиться. Это классная краска, которая нужна не для того, чтобы запугать или явить какое-то эмоциональное насилие, она помогает сыграть на контрастах или усилить эмоции. К примеру, в одном предложении может быть культурная конструкция, а в другом мат. На контрасте это всегда выглядит эффектно. При этом в публичном пространстве я всегда «блюрю» мат.

Думаю, что за эти выражения меня критикуют, но я не обращаю на это внимания — четко знаю, для чего я это делаю.

— Что значит юмор в вашей жизни?

— Значит очень много. Он помогает пережить какие-то сложные моменты, что-то непонятное обернуть в смешное, где-то заменить агрессию на сарказм. По юмору можно понять человека, очень часто близкие люди вычисляются именно по манере шутить.

— Чего вы больше всего стыдитесь?

— Наверное, стыжусь самого себя. Иногда мне кажется, что я какой-то неправильный: выгляжу не так, делаю не то, ничего не достиг, что хотел. Но я, наученный опытом психотерапии, понимаю, что это просто такой день, когда за все стыдно. Нужно просто его принять.

Стыд — довольно ущербное состояние, в котором нельзя быть счастливым и адекватно воспринимать окружающих. Выход один — взять и отменить этот стыд. Подумайте о своей самоценности: вы человек, который ценен сам по себе. И чем выше моя самоценность, тем меньше стыда в жизни.

— А чем гордитесь?

— Поводов для гордости немало. Как бы меня ни называли «золотым мальчиком» или «бабушкиным внуком», из подъездного наркомана я смог стать известным певцом, причем достаточно неплохим. Я даю концерты, приношу радость зрителям. Я построил наркологическую клинику, где мы помогаем людям. У меня есть сын, я финансово помогаю своим родным. В свои годы я хорошо выгляжу, занимаюсь спортом, остаюсь трезвым и не употребляю, меня уважают люди. Это мой путь от стыда к гордости за самого себя.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть