Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Новый виток культуры»: смогут ли граффити известных людей заменить памятные таблички

Урбанисты высказались за сохранение граффити с Хармсом на доме в Петербурге

,
Прослушать новость
Остановить прослушивание
Жители Санкт-Петербурга борются за сохранение портрета Даниила Хармса на доме, в котором жил писатель. Урбанист Аркадий Гершман и автор Telegram-​канала «Архитектурные излишества» Павел Гнилорыбов рассказали «Газете.Ru» о своем отношении к граффити в архитектурной среде и возможной замене памятных табличек портретами на фасадах зданий для увековечивания известных людей. Глава комиссии по культуре и массовым коммуникациям Мосгордумы Евгений Герасимов заявил, что приветствует оба варианта.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Власти Санкт-Петербурга хотят закрасить граффити с Даниилом Хармсом на фасаде дома, в котором писатель прожил около 15 лет. Администрация Центрального района подала иск к ТСЖ «Маяковского 11» в городской Дзержинский суд с требованием избавиться от граффити. Правозащитники запустили онлайн-петицию на сайте Change.org с требованием не допустить исчезновения портрета. На момент публикации материала ее подписали около 1500 человек.

Историк и редактор Telegram-​канала «Архитектурные излишества» Павел Гнилорыбов сказал «Газете.Ru», что при проведении достойной общественной кампании петиция наберет минимум несколько десятков тысяч подписей. Он высказался за сохранение граффити и отметил рост уровня современного уличного искусства в России за последние 20 лет.

«Если еще в начале 2000-х школа уличного искусства была представлена безликими тегами и выяснениями, кто круче в среде футбольных фанатов на многочисленных заборах вдоль железнодорожных путей, то сейчас в России живут десятки художников с мировым именем, которые творят и преумножают символический и культурный капитал нашей страны. Поэтому я, безусловно, за Хармса — чем такие портреты хуже малозаметных табличек?» — заявил Гнилорыбов.

По мнению историка, граффити с Хармсом лучше и нужнее памятной таблички, которая может стать подспорьем изображения и находиться рядом. Собеседник заявил, что российские художники сильны в уличном искусстве, и посоветовал властям не давить их «излишним валом бюрократических бумаг».

«Сейчас идет новый виток визуализации культуры. Культура 20-х годов совершенно точно будет визуальной, — убежден Гнилорыбов. — Мне кажется, что граффити уже вступили в некоторое метафизическое отношения с городом. Они уместны там, где они появляются, и не нужно с ними бороться.

Эта сфера не нуждается в сверхрегулировании, как это случилось в Москве, в результате чего могли бы исчезнуть многие очень хорошие граффити — например изображение Миклухо Маклая и портрет Майи Плисецкой на Дмитровке».

Урбанист и автор блога «Город для людей» Аркадий Гершман отметил, что зачастую в России все граффити по умолчанию приравнивают к вандализму. Особенно если город исторический, у него есть паспорта фасадов и какие-то регламенты, которые касаются архитектурного вида. По мнению Гершмана, объективно оценить граффити практически невозможно — всегда будет присутствовать доля субъективизма.

«По идее все исходит от того, чья стена — жильцы, собственники дома, могут дать добро. И тут уже дальше нужно попытаться поменять регламенты, которые, например, определяют колористику здания, но это большая и точечная работа. Поэтому, как правило, ей никто не занимается», — объяснил урбанист в комментарии «Газете.Ru».

Он подчеркнул, что, в отличие от памятных табличек из камня, граффити нуждаются в постоянном обновлении. После того, как изображение потеряет изначальный вид под воздействием погодных условий, его нужно обновлять или затирать и рисовать что-нибудь новое.

«Уместно все, что будет принято людьми — города всегда подстраиваются под время, в которое мы живем. Если будет массовый запрос на граффити вместо памятных табличек, под это подобьют нормативную базу, выделят базу художников, — сказал Гершман.

— Если увековечивать память о людях в граффити, нужно определить, кто будет это дело обновлять: город за свой счет, жители дома или специальный фонд. Вопрос именно в том, как это будет поддерживаться».

Также урбанист обратил внимание на большое количество памятных табличек советского времени, которые «бахали на каждый дом» по разным поводам. Например, «мимо этого дома прошел Ленин», «в этом доме такой-то писатель остановился переночевать». Он объяснил, что в СССР искусство приобрело государственную институционализацию, и художникам нужно было на что-то жить. Поэтому они выбивали деньги на такие таблички. По словам Гершмана, эта тенденция перетекла в наше время, пусть и не так массово.

Глава комиссии по культуре и массовым коммуникациям Мосгордумы Евгений Герасимов в беседе с «Газетой.Ru» отметил, что по депутатскому кодексу не имеет права обсуждать конкретное дело, которое находится в суде. Поэтому он прокомментировал общую ситуацию с граффити в городской среде.

«Иногда очень красивые портреты рисуются, на самом деле имеющие художественную ценность, но их нужно содержать. Значит, надо просто грамотно «провести» ту же самую граффити, — сказал Герасимов. — Таблички имеют свое значение и место, но я за все варианты, просто их нужно грамотно согласовать и качественно сделать, в этом нет никакой сложности».

На сайте Дзержинского суда Петербурга сообщается, что предварительное заседание по делу состоится 28 апреля в 11 часов утра. Администрация со ссылкой на городские правила благоустройства потребовала от ТСЖ «устранить несанкционированные надписи и рисунки с лицевого фасада». Об этом говорится в заявлении, попавшем в распоряжение «Фонтанки». Упомянутые правила благоустройства появились в 2016 году на несколько месяцев позже, чем граффити. В то время губернатором Санкт-Петербурга был Георгий Полтавченко, который высказался за сохранение портрета Хармса.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо