article
Слушать новости

«Как дед с внуком»: Глеб Калюжный о съемках с Юрием Стояновым

Глеб Калюжный рассказал о «Вампирах средней полосы» и своем пути в кино

18 марта на платформе Start состоится премьера сериала «Вампиры средней полосы». Главу семейства кровопийц в сериале сыграл народный артист России Юрий Стоянов. Роль его внука исполнил 22-летний Глеб Калюжный, известный по сериалам «Территория», «Улица», «Трудные подростки» и «Новенький». Калюжный рассказал «Газете.Ru» о своем пути в кинематографе, подработках на стройке и в кафе и отношении к Михаилу Ефремову, который должен был сыграть главную роль вместо Стоянова.

— Многие издания включили «Вампиров средней полосы» в топ самых ожидаемых сериалов года. Как вы считаете, чем этот проект привлек критиков?

— Наверное, самой темой вампиров, которая остается достаточно актуальной в кинематографе, но на которую в России мало снимали. Тем более, что у нас провинциальные вампиры, они добрые, пьют донорскую кровь, людей не убивают. Это непривычный взгляд. Мы не те вампиры, которые говорят «чувствую запах чеснока и умираю». У нас получилось нечто среднее между сказкой и чем-то настоящим. Актерский состав и съемочная группа у нас очень крутые, как и сам проект. Думаю, критики ждут хорошую историю от такой команды и в таком жанре.

— Не кажется ли вам тема вампиров пережитком прошлого?

— Нет, почему? На самом деле, поклонников этой темы много, для них она всегда актуальна. Но я надеюсь, что сериал заинтересует не только поклонников жанра, но и всех, кто любит хорошие новые сериалы от независимых команд.

— О чем вы подумали, когда вам предложили роль молодого вампира? Сразу ли согласились?

— Когда позвали, мне понравилось, меня зацепило. Согласился, наверное, когда уже утвердили на роль. Я в принципе люблю мистические истории, мне это очень близко. И в тот период, когда меня пригласили на съемки «Вампиров средней полосы», я как раз снимался в хоррорах — сериалах «Территория», «Водоворот» и еще одном полном метре, который выйдет осенью 2021-го. Самое крутое в мистических историях — то, что на съемках перед тобой в кадре пустота, а тебе нужно сыграть, как будто там апокалипсис.

— Опишите вашего персонажа несколькими словами. Какая функция в сериале ему отведена?

— Мой персонаж Женек — студент, видеоблогер, самый молодой вампир, который случайно попадает в вампирский круг. Ему нравится в этом обществе, ему там очень интересно. Он энергичный, целеустремленный и точно добрый. Попадая к вампирам, он пытается понять, какая у него сверхспособность. У каждого вампира свой дар, а какой у него?

— Сцены с Юрием Стояновым очень похожи на реальные отношения деда и внука. Что вы чувствовали, проводя столько времени в кадре с народным артистом России?

— Юрий Николаевич очень крутой актер. У нас, на самом деле, были достаточно накаленные отношения, прямо как у деда с внуком, вы правильно заметили. Мы и в кадре, и во время перерывов общались практически одинаково. На площадке он давал мне много советов, наставлений.

— В каком смысле накаленные отношения?

— Накаленные в хорошем смысле. Юрий Николаевич мог поправлять, что-то советовать, как настоящий дедушка внуку. Под конец мы действительно уже все снимали как семья. Это было здорово. Такие взаимоотношения очень помогли нашим персонажам в сериале. Он научил меня больше погружаться в ситуацию. Меньше реагировать на внешнее, идти от внутреннего. Огромное спасибо Юрию Николаевичу за все, что он для меня сделал.

— Как вы можете охарактеризовать сериал в плане жанра и посыла аудитории?

— Это точно не чистая комедия. Это и комедия, и детектив, и драмеди. Проект объединяет несколько жанров. Он точно прививает семейные ценности, потому что сам сериал про семью. Хоть и вампиров, но семью. Персонаж Юрия Николаевича, дед Слава, часто произносит фразу: «Это моя семья». Наверное, наш сериал учит быть более внимательным друг к другу.

— Знаете ли вы, почему для съемок выбрали именно Смоленск, а не любой другой город?

— Насколько я знаю, Смоленск выбрали не случайно. У города большая история. Режиссер рассказывал, что его и немцы брали, и французы, и даже татары, по-моему. В сериале много исторических флешбэков, связанных в том числе и с этими событиями. И сам дед Слава по сюжету вообще был одним из основателей Смоленска.

— Изначально роль деда Славы принадлежала Михаилу Ефремову — до аварии он успел сыграть 30% материала. В одном из интервью Стоянов сказал, что когда Ефремов вернется на свободу, он будет еще более востребован. Можете ли вы как-то прокомментировать это мнение?

— Насколько я знаю, изначально роль писали для Юрия Николаевича, он сыграл в пилоте. Михаил Ефремов присоединился к проекту позже. Ситуация с ним неоднозначная, я не могу знать, как будет наверняка. Но я абсолютно согласен с тем, что Михаил Ефремов — прекрасный актер. Надеюсь, что у него все будет хорошо.

— В первой серии вампир в исполнении Стоянова шутит про «экологически чистую кровь белорусов». Обсуждали ли вы возможные политические отсылки к шуткам?

— Нет. На самом деле шутка была написана давно. Если не ошибаюсь, пилот снимали в 2018 году. Шутка про натуральную кровь белорусов, но со вкусом крахмала также осталась. Потом у нас были моменты с тонкими шутками в сценарии, и Юрий Николаевич всегда уточнял, как лучше сказать.

— Они касались политики?

— Скорее это ирония над тем, с чем мы сталкиваемся в обыденной жизни. В сериале будет очень много тонкого юмора, я сейчас всего не вспомню. Но это не Белоруссии касалось, чего-то другого. В этом плане все люди на площадке очень внимательные.

— После выхода фильма «14+» в 2015 году вы всерьез задумались о профессии актера или восприняли это как хобби?

— Меня спрашивали на площадке, нравится ли мне процесс съемок, кем я планирую стать, не хочу ли пойти на актерское. Мне было 14 лет, на площадке исполнилось 15. На тот момент я учился, занимался спортом, уже второй год серьезно увлекался музыкой. Я точно не знал, но не исключал возможности пойти в театральный. Навскидку была такая мысль.

— Почему не пошли?

— Обстоятельства просто так сложились. Я много школ сменил, работал. Чтобы учиться в театральном, нужно очень много времени посвящать театру и учебе. А у меня просто физически не было такой возможности, потому что мне приходилось много работать, чтобы обеспечивать себя и помогать семье. С 2013 до 2017 года я снимался раз в полгода, раз в год, когда на какой-то проект звали. То есть сначала у меня не было регулярных съемок, я не стал востребованным актером с ходу.

— Чем вы занимались в это время?

— Я учился, пытался закончить школу, на стройке мог где-то поработать, курьером, бариста, стажировался официантом в «Шоколаднице». Ну какие-то мелкие такие работки-подработки.

— Как в то время обстояли дела со съемками?

— После съемок в «14+» меня практически сразу позвали в студенческий короткий метр. Зимой 2014 года меня пригласили на следующий кастинг в сериал «Красные браслеты», через несколько месяцев утвердили. Мы полгода поснимали «Браслеты», и я пошел работать, учиться. Затем у меня был производственный проект — сериал «Улица», который обеспечивал регулярные съемки в течение полутора лет. В конце 2018 года меня пригласили на фильмы «Аутло» и «Я свободен». Конец 2017 года был продуктивным, но в декабре 2018-го мы закончили «Улицу», и я резко выпал из индустрии на полгода. Постоянные съемки прекратились, я ходил на какие-то пробы, но меня нигде не утверждали.

— У вас были моменты, когда хотелось все бросить?

— Да, в начале 2019 года я вообще думал завязывать с кино, потому что половина проектов, в которых я снимался, не выходила. Часто это были просто пилоты. Полгода я провел без работы, но мне сказали, что в перспективе производство сериала «Территория», пилот которого мы снимали ранее. Это стало подушкой безопасности, которая держала меня в строю. На тот момент мне было 20 лет, и я думал, что кино не должно быть работой для актера. Я и сейчас так думаю. Это должно быть творчеством, работой в удовольствие. Когда я сидел без съемок, друзья меня отговаривали от кино, я хотел устраиваться куда-то на работу, пойти учиться. Но я хотел бы учиться не в театральном вузе, а где-нибудь рядышком с театральным.

— В 2019 году вы стали очень востребованным актером. Как удается не перегорать, работая во многих проектах параллельно?

— Да, с лета 2019 года я работал в режиме нон-стоп. Хотя, на самом деле, выходные тоже есть — январь я целенаправленно провел без съемок. В свободное время занимаюсь музыкой. Когда очень много работы, организм волей-неволей чувствует состояние стресса — это, наверное, схоже с наркотическим опьянением, когда у тебя очень много энергии, ты очень много работаешь, и у тебя становится еще больше энергии, потом тебе кажется, что у тебя еще больше энергии. У меня было так. В 2019-2020 я увеличивал свой КПД и старался продуктивно работать.

— Если не кино, то над чем бы вы сосредоточились? На музыке?

— Может быть, и над музыкой. Может быть, в музыкалку бы пошел. Звукорежиссура, или, если театральное, то режиссура. Такие у меня мысли были и есть.

— Что помогло вам стать востребованным артистом без актерского и музыкального образования?

— Я не знаю, все приходит с опытом, наверное. Просто мне всегда это нравилось, и я всегда хотел развиваться и быть лучше в том, чем занимаюсь. Это важно в любом деле. Когда мне было 13 лет, я мечтал написать песню, которая понравилась бы моим друзьям. Когда мне это удалось, я получил большое удовольствие от того, что это заряжает и людей, и меня. Получается взаимообмен энергией.

— Вы допускаете, что в ближайшие годы можете поступить в вуз на режиссерское отделение?

— Да, скорее всего. Актерское образование тоже не было бы лишним, я уверен. Вообще, в принципе, любое образование всегда пойдет на пользу. Это факт. О поступлении на режиссуру я говорю уже год-два и думаю, что если пойду учиться, то именно туда. Я много общался с ребятами, которые учатся или уже окончили МХАТ, ГИТИС и колледж Олега Табакова. У меня много знакомых из театрального сообщества. Это просто другая жизнь. Театр очень отличается от кино, и я не вижу себя именно театральным актером.

— Если вас пригласят на роль в интересном для вас спектакле, согласитесь?

— Да, меня приглашали уже в какой-то мюзикл, но я тогда не смог согласиться из-за очень плотного графика. А так да, не отказался бы попробовать.

— Есть ли у вас проект, который вам особенно дорог и запал в душу?

— Наверное, фильм «Я свободен». Вот за него мне очень обидно. Фильм 2019 года, который не вышел даже онлайн. Это была моя первая экспедиция, первая сложная драматическая роль. И обидно, что фильму не дали дорогу из-за сложной ситуации с руководством Киностудии имени Горького. Оно сменилось, и из-за этого приостановили производство многих проектов, а большинству перекрыли кислород и не дали выйти. В 2020 году режиссер Илья Северов ездил по фестивалям, включая «Восток&Запад». Там мне дали Сарматского льва за главную мужскую роль. В общем, классный фильм.

— Учитывая вашу занятость в кино, как вы находите время для того, чтобы писать музыку и давать концерты?

— На музыку всегда найду время, потому что для меня это способ самовыражения. Это то, от чего я получаю удовольствие с самого детства. Я приношу позитивную энергию людям, дарю им мотивацию. Я убежден в том, что одна песня может изменить жизнь человека в другую сторону. И у меня так было. У меня безусловная любовь к музыке, очень хочется ей заниматься. Поэтому в любое свободное время я пишу, могу на площадке написать песню и даже во время работы придумывать строчки.

— Расскажите о ваших концертах. Где уже выступали?

— Мы проводили концерты в Москве, пару лет назад в Питере и Подмосковье. 13 февраля у меня был концерт в Краснодаре, 13 марта — в Минске. Мы планировали первый большой тур в прошлом году, но всех подкосила пандемия. Я практически полжизни, наверное, шел к тому, чтобы поехать в тур, и 2020 год выдал такую штуку. Но ничего, сейчас ограничения уже снимаются потихонечку, начинаем выезжать.

— Что вы транслируете через свою музыку?

— Мотивация — это основная мысль всего моего творчества, всех песен. Не могу сказать, что я вношу в смысл своих песен что-то конкретное. Просто это какие-то ситуации, которые я пережил или мог бы пережить. Это могут быть собирательные образы, как у Владимира Семеновича [Высоцкого] в творчестве, например, прослеживалось. Это просто творчество.

— У вашего аккаунта в Instagram более 700 тыс. подписчиков. Вы ведете его сами?

— Да, все сам. У меня нет контент-менеджера. Я узнал недавно, что есть такая профессия. Познакомился со специалистом, обсудил кое-какие вопросы. Но я не вижу в этом смысла. Или пока у меня просто есть время на это. В принципе, это просто, это же соцсеть.

— А кто является аудиторией вашей музыки? Кого вы чаще всего видите на концертах?

— Сложно сказать. Ко мне подходят разные люди и пишут разные люди. Наверное, преобладает, конечно, женская аудитория. Но я не могу сказать, что на концерте весь зал из одних только девочек. По возрасту это примерно 70% подростков и 30% людей постарше.

— Почему вы не очень активно ведете TikTok? Рассматриваете ли вы эту площадку для распространения своей музыки?

— Да, почему нет? TikTok очень круто работает, поэтому им точно нужно заниматься. Это все в процессе. Я просто не блогер, мне это немного не свойственно. Поэтому ищу какой-то свой формат, что ли. И свободное время нужно для ведения этой соцсети.

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть