Пенсионный советник

«Меня вдохновлял фильм Элема Климова»

Режиссер Бальтасар Кормакур о своем фильме «Эверест»

Николай Сотников 31.08.2015, 16:52
Universal Pictures

Автор фильма-открытия 72-го Венецианского фестиваля рассказывает о том, как реконструировать трагедию.

2 сентября открывается 72-й Международный венецианский кинофестиваль. Первым фильмом, который увидит фестивальная публика, станет «Эверест» Бальтасара Кормакура. Картина повествует о трагических событиях 11 мая 1996 года, когда на склоне Джомолунгмы погибла группа альпинистов. «Газета.Ru» поговорила с режиссером ленты о поиске художественной достоверности, исландском взгляде на кино и о том, что может быть лучше гор.

— Существует две основных точки зрения на инцидент – обе описаны в книгах Джона Кракауэра и Анатолия Букреева. Какая из них вам ближе?

— Я постарался собрать максимум мнений по данному вопросу и в том числе прочел книгу Бека Уизерса «Оставленный умирать». В любом случае я пытался судить самостоятельно о роли каждого участника тех событий, не принимая полностью чью-то точку зрения. Тем не менее я согласен со многими критическими замечаниями Кракауэра в отношении Анатолия Букреева (казахстанский альпинист, совершил 21 восхождение на восьмитысячники. «Газета.Ru») – в его книге вообще содержится масса полезной информации. И в то же время со многими его замечаниями я согласиться не могу, поскольку считаю их предвзятыми и несправедливыми по отношению к Анатолию.

— В фильме Букреев показан вами довольно положительным персонажем.

— Да, он ведь спас тогда нескольких человек. Также я показал и его методику восхождений – в одной из ранних сцен, как вы помните, был диалог, в котором Анатолий говорит, что никогда не использует дополнительный кислород, поскольку «лучше не пользоваться им вообще, чем оказаться зависимым от привычки к нему». Но окончательное суждение все же должно оставаться за зрителем — не мне судить героев. На мой взгляд, мне повезло с географическим положением – будучи исландцем, я могу взглянуть на историю со стороны.

— Расскажите, как вы реконструировали обстоятельства гибели альпинистов? Никто ведь толком не знает, что именно там произошло.

— Мы прослушали большое количество радиопереговоров между участниками восхождения, пообщались с альпинистами и исходя из этого стали комбинировать все возможные сценарии произошедшего, выбирая наиболее вероятные из них, – это было чем-то вроде игры в шахматы. Впоследствии друзья и коллеги Роба Холла (погибший руководитель экспедиции. — «Газета.Ru») согласились с выбранными нами версиями. Роб не бросил людей на вершине, это мы точно знаем из переговоров. Он в любом случае не оставил бы никого в беде, все знавшие Роба это утверждают. В общем, мы старались быть максимально правдивыми, но, в любом случае, это не документальное кино.

— Нельзя не заметить, что в большинстве своих фильмов вы с особенной любовью снимаете природу.

— Совершенно верно. Я стараюсь, чтобы в моих картинах было как можно больше природы. В голливудских проектах, конечно, приходится многое согласовывать со студиями, но я стараюсь привнести частичку своей страсти и в эти проекты. Кстати, я только что давал интервью американскому изданию, и один из вопросов был о наиболее вдохновляющих меня фильмах о горах, на что я ответил, что наиболее вдохновивший меня фильм — это «Иди и смотри» Элена Климова. Эта картина очень реалистичная, жестокая и «физиологичная» в какой-то степени — она буквально дает почувствовать ощущения людей, попавших в ужасную ситуацию. Примерно то же я хотел привнести и в «Эверест» — переживания реальных людей, а не выдуманных Голливудом персонажей.

— Достаточно тяжело сыграть эмоционально, когда вокруг бушует буря.

— Да, это ведь кино о выживании. Никто не хотел снимать фальшивую «драму на горе», тем более что самой горе отведена чуть ли не главная роль в фильме. Но, насколько мы можем судить по реакции тех, кому показали фильм, равнодушным он зрителей не оставляет.

«Эверест» выйдет на российские экраны 24 сентября.