Пенсионный советник

«Художники не понимают, зачем им работать на власть»

Интервью с директором музея PERMM Маратом Гельманом

Анастасия Лисицина 02.05.2012, 19:20
Марат Гельман РИА «Новости»
Марат Гельман

Директор музея PERMM Марат Гельман рассказал «Газете.Ru» о судьбе пермского культурного проекта в связи с отставкой губернатора Олега Чиркунова, о настоящем и будущем проекта «Культурный альянс» и едва не запрещенной выставке «Родина».

Отставка губернатора Пермского края Олега Чиркунова неожиданно отозвалась в самой далекой сфере - культуре. Чиркунова называли одним из главных инициаторов преобразований, начавшихся три года назад с приходом в краевое правительство команды Марата Гельмана и Бориса Мильграма. За несколько дней до отставки в Новосибирске разразился скандал с тематической выставкой современных художников «Родина», подготовленной музеем современного искусства PERMM - по инициативе депутата городской думы было принято, а затем подписано губернатором решение о переносе, а затем и об отмене проведения выставки «в связи с неоднозначной реакцией общества» (угрозу депутаты увидели в критических работах Дмитрия Врубеля, Дмитрия Гутова и других). Директор музея, один из идеологов «пермской культурной революции» Марат Гельман рассказал «Газете.Ru» о том, почему пока не работает в Большом правительстве и какое будущее ждет проект «Культурный альянс» в связи с делом Pussy Riot.

— Какая судьба ждет Пермский культурный проект с уходом губернатора Олега Чиркунова и с приходом Виктора Басаргина?

— Думаю, он будет продолжаться - Виктор Басаргин был в курсе программы пермских преобразований еще в бытность главы Министерства регионального развития: проект хоть и касается культуры, но служит целям развития территории. Другое дело, что у нас с Чиркуновым были доверительные отношения и определенный карт-бланш на некоторые замыслы: некоторые проекты двигались исключительно энтузиазмом Чиркунова, а зачастую и его деньгами. И вот насчет их будущего никакой уверенности нет. Но вот сейчас мы вплотную готовимся к открытию фестиваля «Белые ночи в Перми», важнейшего для города.

Здание музея PERMM
Здание музея PERMM

— Известно о ваших планах по подобному развитию других городов России. Как вам кажется, насколько применяемая вами в Перми стратегия выгодна власти - ведь культурная экспансия и методика «создания поводов для дискуссий» ведет к увеличению протестной массы?

— На самом деле нет. Смысл городских «культурных проектов» как таковых в децентрализации - это один из мощнейших способов сделать так, чтобы люди не уезжали из города, края, страны. И с этой точки зрения это власти только выгодно. Другое дело, что в заявленной властью стратегии децентрализации есть один серьезный изьян: она рассчитана на выравнивание уровня жизни до среднего по стране; об этом, в частности, говорил Медведев в одном из своих последних выступлений. В то время как любое развитие региона строится, прежде всего на конкуренции - по уровню жизни, по насыщенности культурной жизни, в социальных показателях. Пока механизм конкуренции регионов между собой не будет запущен, децентрализация невозможна. В связи с этим - и с многим другим — я свою работу в Большом правительстве сейчас приостановил.

— Что будет с проектом «Культурный альянс», в который вошли 11 других городов? Вы продолжите им заниматься?

— Продолжу, но в целом он под большим вопросом. Мы сейчас продолжаем работать, но только на местном уровне — поддерживаем людей и проекты, которые без нас превратятся в своих городах в маргиналов. Интересная ситуация: раньше я успешно — в конечном счете — объяснял чиновникам и губернаторам, зачем им сотрудничать с художниками. Теперь же мне приходится — с огромным трудом — объяснять художникам, зачем им сотрудничать с властью. Они совершенно не понимают, зачем им это нужно.

— Почему сложилась такая ситуация?

— Никто себе на самом деле не отдает отчета в том эффекте, который на самом деле произвела ситуация с Pussy Riot. В художественном сообществе все по-разному относятся к тому, что сделали девушки, но почти все единодушны в том, что сидят они незаконно. И художественое сообщество воспринимает это как сигнал в свой адрес, как свидетельство определенного отношения к себе. В такой ситуации художник жить не может, он воспринимает ее как враждебную.

— Но и на местном уровне, кажется, все не так уж безоблачно: выставку «Родина», подготовленная музеем PERMM взяли и запретили в Новосибирске, крупнейшем региональном центре.

-— «Родина» откроется в заявленные сроки - вернисаж 18 мая, первый день работы -19 мая. Мы арендовали на время выставки не действующий аэропорт «Северный» на окраине города. С экспозиционной точки зрения получилось даже лучше — вышло похоже на то, что мы устроили на речном вокзале в Перми. Почему мы это сделали? Потому что важно показать этим ребятам, что они никому запрещать, на самом деле, не вправе; напомнить, что политик может выступить, высказаться против, подать в суд, выступить со статьей, собрать сторонников — но брать на себя полицейские функции не может. Они издали распоряжение, по которому выставка не может пройти в государственном краеведческом музее, мы переехали в аэропорт. Работы на выставке отнюдь не провокационные, но это в данном случае не важно — нельзя создавать опасный прецедент, нельзя идти на уступки. Кто еще хочет запретить выставку?