Невольный стрелок

Фото: ecranlarge
Вышел в прокат «Беги без оглядки» - безжалостный криминальный триллер, в котором гибнут бандиты, педофилы и даже хоккеисты.

Создавая столь лютый и хладнокровный фильм, как «Беги без оглядки» (Running Scared), следует помнить два обстоятельства. Во-первых, благодарности за свой труд не дождешься. Во-вторых, проблемы с моралью сказки - непременный для оправдания забитых трупами холодильников нравственный урок в такое зрелище не встраивается.

Вдохновенность, с которой режиссер Уэйн Крамер крутит ручку своей мясорубки, говорит о том, что нравится он никому не собирается - снимать кино интереснее.

Что же касается морального урока - часто ли он встречается в жизни?

Действие занимает приблизительно сутки. С утра срывается сделка по продаже наркотиков - банда гопников в масках ворвалась в квартиру, где ямайские дилеры продавали порошок итальянским бандюганам. Когда развеялся дым и стихли стоны умирающих, выяснилось, что ямайцы - все, нападавшие - все, а под масками у них - морды коррумпированных копов из тамошнего наркоконтроля.

Избавиться от запаленных стволов доверяют одному из членов шайки Джоуи - непростому славному парню со множеством задних мыслей. Тот спрятал, но плохо - револьвер нашел приятель его десятилетнего сына, ребенок русских соседей Олег. Из этого револьвера он немедленно продырявил своего отчима и убежал из дома. На лицо проблема - ствол, из которого постреляли полицейских, бегает по городу. К беготне подключается русская и итальянская мафии, полиция, семья расчленителей детей, кровожадный сутенер, хоккеисты на коньках и уличные бомжи. Почти все они умрут.

Собственно говоря, использовать слова «мрачный», «жестокий», «кровавый» в данном случае бессмысленно.

Снявший обаятельный «Тормоз» Уэйн Крамер обладает особым чувством юмора - сообщающим иронию не отдельным шуткам, а как бы существованию в целом. Помешательство отчима Олега на Джоне Уэйне, чей портрет украшает его бандитскую спину, выглядит лишним - ненужное перемигивание с традицией 90-х. Впрочем, шутка Уэйна Крамера и про Джона Уэйна - дело по-человечески понятное.

Притягательность этой, второстепенной в сущности картины, в этой спокойной иронии.

Абсолютная достоверность насилия, так же как бандитских проблем и их тупой жестокости, разрывается появлением всевозможных лунатиков - так же вполне достоверных в своей галлюцинаторности.

Подвижная камера, столь же хладнокровная и любознательная, как и режиссер, внимательно исследует траектории пуль, вглядывается в тени, прячущие бомжей-наркоманов, и веселенькую яркую детскую, где пол покрыт полиэтиленом, а в шкафу аккуратно сложены мясницкие ножи, в брызги изо рта блатного на разборке.

Когда концентрация пестрой толпы на экране становится критической, можно разглядеть, что, как во всех подобных картинах, героем является город - машина для житья, перемалывающая своих обитателей. А те уже и не возражают. Тут Крамеру с его кривой ухмылкой возразить нечего - выйдешь вечером на улицу, и обхохочешься.

К сожалению, этот герой остался в тени, маячить на заднем плане, а все прочие главную роль не вытянули.

Джоуи который вроде бы тут за главного, стреляет почти против воли, в силу обстоятельств, которые волокут его к финалу. А безупречная фактурность и живописность каждого персонажа не позволяет сосредоточиться на одной фигуре - остается просто наблюдать, как падают тела и разбиваются жизни.

Только вот, выйдя из кинотеатра в город, все время хочется оглянуться - кто там у тебя за спиной.

Потренироваться в паранойе можно уже сегодня в кинотеатрах города.