Слушать новости

«Дальневосточный Лас-Вегас»: как будут развивать игорную зону «Приморье»

Под Владивостоком создадут самую крупную в России игорную зону

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Власти Приморского края намерены создать на своей территории «Дальневосточный Лас-Вегас» — открыть отели с казино и игровыми автоматами и пополнять региональный бюджет за счет игроманов из Китая, Кореи и Японии. Но игорный бизнес в России очень проблемный, законодательство бесконечно меняется, казино фактически оторваны от клиентской базы, предупреждают эксперты. А основные доходы резидентов игорных зон оседают в офшорах.

Игорную зону «Приморье» под Владивостоком планируется расширить, построив там казино, отели и кампус для персонала. Соглашение о строительстве было подписано на этой неделе в рамках Восточного экономического форума, сообщалось на официальном сайте АО «Корпорация развития Приморского края» (КПРК).

Казино будет построено в бухте Муравьиная, площадь земельного участка под застройку займет 16 га, уточнила гендиректор КРПК Ольга Сун-жаю. «Надеемся, что новое казино — это только начало нашей большой совместной работы по развитию региона. С участием профессионалов туристического бизнеса мы создаем новый высококлассный курорт, уникальный в своем роде на территории российского Дальнего Востока», — сказала гендиректор Сун-жаю.

По ее словам, к 2025 году в бухте Муравьиная на территории игорной зоны заработают шесть гостинично-развлекательных комплексов с сопутствующей инфраструктурой. Новый проект рассчитан в основном на въездной турпоток из Китая, Японии, Кореи и других азиатских стран.

По оценке корпорации, потенциал рынка развлечений с казино и игровыми автоматами — 1 млрд человек.

При расчете потенциала были учтены «страны в радиусе четырех часов перелета».

Паназиатский проект

«У проектов во Владивостоке есть все шансы выйти на лидирующие позиции и стать центром притяжении для игроков из Азии», — заявил при подписании договора о строительстве директор по продажам управляющей компании MANTERA Дмитрий Анфиногенов.

Инвестиции в зону составят почти 15 млрд рублей. Отчисление налогов от игорной деятельности будут поступать в местный, краевой и федеральный бюджеты. Планируется создать 1000 рабочих мест.

Сейчас в зоне «Приморье» проектные и строительные работы ведут несколько иностранных компаний: гонконгская компания Summit Ascent Holdings Ltd., камбоджийская Naga Corporation Ltd., а также российские инвесторы — «Мантера-Групп», «Даймонд Форчун» и «Шамбала».

Ожидаемый объем внебюджетных инвестиций — 117 млрд руб.

При этом 5,5 млрд составят бюджетные средства. «Налоги в краевой бюджет составят около 3 млрд руб. после 2020 года», — утверждается на сайте КРПК.

Ранее заявлялись иные данные: игорная зона будет приносить бюджету Приморья 3,5 млрд рублей после 2025 года. При этом благодаря игорной зоне в бюджет региона уже привлечено более 3 млрд рублей.

Распоряжение правительства РФ о создании этой игорной зоны было подписано еще в августе 2009 года, возводить объект начали в 2015-м, в прошлом году из-за пандемии и закрытия границ стройка была заморожена. Завершить проект планируется в 2030 году.

Напомним, сейчас в России действуют четыре игорные зоны: «Янтарная» (Калининградская область), «Сибирская монета» (Алтайский край), «Красная Поляна» (г. Сочи) и «Приморье». Пятая зона «Золотой берег», возможно, появится в Ялте к 2024 году, заявляли власти Крыма.

Вопреки распространенному мнению, что гемблинг-индустрия процветает, этот рынок, по крайней мере в России, очень проблемный, отмечает экс-исполнительный директор Ассоциации букмекерских контор Алексей Олдин (cейчас он исполнительный директор Федерации американского футбола).

«Есть вопросы к законодательству», — говорит Олдин. Правила игры, не в рулетку, а по организации азартных игр, часто меняются. В этом году с 1 сентября российский рынок игровых развлечений контролирует очередная новая структура — Единый регулятор азартных игр.

С этого года резиденты всех четырех действующих специальных территорий страны, где легализованы азартные игры, опять ввели новые правила. Операторы игр должны передавать в налоговую службу персональные данные игроков казино и залов игровых автоматов. Следует указывать, сколько они выиграли, чтобы налоговая обложила их данью — 13% налогом с выигрыша.

«А за забором — пустыня»

При этом Олдин называет игорную зону под Владивостоком «амбициозным и масштабным проектом, сравнимым по масштабам разве что со строительством космодрома». «Владивосток должен притягивать зарубежных туристов, но лететь в Россию — это значит столкнуться с визовыми ограничениями. Лететь ради казино — таких желающих будет мало», — считает Олдин, добавляя, что необходимо создание разветвленной инфраструктуры гостеприимства.

С ним согласен эксперт по геймификации, гендиректор международной сети квестов «Клаустрофобия» Владимир Жиганов, сам ранее работавший крупье в нескольких казино. Российские игорные зоны напоминают Жиганову отели в египетском Шарм-эль-Шейхе. «Отель с бассейнами, ресторанами, спа, чем угодно, но за забором – пустыня, ничего нет. А в Макао, я там бывал, — весь полуостров — игорная зона. В России – это отель с рулеткой, рестораны, ну еще зеленая зона, детская площадка», — говорит Жиганов. Макао — бывшая португальская колония, перешедшая под юрисдикцию Китая, но сохранившая права особой административной единицы. Считается по доходам самой большой игорной зоной в мире.

Он считает ошибкой властей развивать игорные зоны на окраинах, в плохо доступных местах, оторванных от клиентской базы. В России запретили азартные игры, потому что сообщалось об игроманах, спускавших в рулетку всю свою зарплату или пенсию. Но вообще-то такая проблема решается подбором для игровых автоматов грамотного программного обеспечения, которое ограничивает размер проигрыша. «Надо не игровые зоны удалять от людей, а обеспечить нормальный контроль за ними. Тогда они будут прибыльными, но социально не опасными. Почему в Лиссабоне, например, или в Минске казино и игровые автоматы расположены в центре города, а в Москве или Санкт-Петербурге они запрещены?» — недоумевает Жиганов.

По мнению Жиганова, игорный бизнес под контролем государства мог бы быть реально доходной статьей бюджета, если бы те же китайские туристы имели возможность поиграть в рулетку, посидеть за автоматом в любом городе, где есть турпоток.

«В Китае азартные игры запрещены. И китайским туристам было бы интересно попытать счастье в размере, условно говоря, 100 юаней. Я имею в виду не китайских богачей, я за масс-маркет, за обычных туристов, китайских пенсионеров, поток которых до пандемии только нарастал», — говорит Жиганов.

«Расчет на то, что в «Приморье» прилетят богатые китайцы, корейцы, филиппинцы не имеет под собой никакого обоснования. Это аморфное собирательное выражение. Необходимо четко определить, кто является целевой аудиторией игорной зоны под Владивостоком, и только тогда, имея ответ на этот вопрос, создавать под них игорный кластер, постепенно расширяя целевую аудиторию. Это сложная и специфическая задача», — согласен Олдин.

Власти то открывают, то закрывают игорные зоны, отбивая у инвесторов всякую охоту входить в такого рода бизнес, считает Олдин. Например, ЗАО «Шамбала», участвующая в проекте игорной зоны «Приморье», — это бывший резидент игорной зоны «Азов-Сити». Она была создана решением правительства в 2007 году на границе Краснодарского края и Ростовской области, там было открыто три казино, из бюджета Краснодарского края в инфраструктуру зоны было вложено порядка 500 млн рублей. Но в итоге зона не была востребована россиянами, обанкротилась и была ликвидирована властями в 2019-м. А с того же 2019 года в Калининградской области в два раза увеличили размер ежемесячной налоговой ставки на игорный бизнес.

А прибыль уходит в офшор

На другом конце России, когда в 2016 году открывали зону «Янтарная» на берегу Балтийского моря, тоже, как и в Приморье, рассчитывали на западных толстосумов. Зону отнесли на 50 км от Калининграда в расчете на то, что немцы ринутся крутить рулетку в русский поселок городского типа на берегу Балтийского залива. Несмотря на то, что казино открыты и в Польше, и в Литве, и даже в Белоруссии, калининградские чиновники планировали создать игорный сервис, не уступающий заграничному. Но «Янтарная» осталась местечковым проектом, отмечают эксперты.

По оценкам Жиганова, любая игорная зона, по сути, выкачивает деньги из региона.

«Если посмотреть на структуру бизнеса в таких зонах, структуру юрлиц, то выяснится, что компания строит отель с казино и игровыми автоматами, ресторан, собирает деньги с российских игроков и уводит прибыль в офшор», — говорит Жиганов. Да, владельцы отелей и ресторанов платят налоги в региональный и местный бюджеты, создают некоторое количество рабочих мест, платят зарплату. На этом все.

Не всегда успешны на российских просторах и зарубежные инвесторы. Как ранее сообщали СМИ Приморского края, первое легальное казино «Хрустальный тигр» (при отеле Tigre de Cristal Hotel & Resort) здесь открывала еще в 2015 году компания G1 Entertainment, контролируемая Melco Crown Entertainment. В свою очередь, Melco — крупнейший оператор казино в Азии. Открывать «Хрустального тигра» приезжал гендиректор и член совета директоров компании Melco Лоуренс Хо, сын легендарного Стэнли Хо, основателя многочисленных казино в китайской автономии Макао.

Но на российской почве компания зафиксировала многомиллионные убытки и в итоге контроль над ней перешел к другой компании – Suncity, которая управляет развлекательным бизнесом в Китае, во Вьетнаме, Камбодже, на, Филиппинах, в Японии.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть