Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Из рецессии в стагнацию»: что нужно для преодоления кризиса

Эксперты рассказали о необходимых для выхода из экономического кризиса мерах

В наступившем году правительство не должно просто ждать отскока экономических показателей от низкой базы 2020 года. Нужно повышать гарантии для инвесторов, подписать богатых россиян на покупку облигаций и повышать доверие между властью и бизнесом. А Центробанку не стоит бояться еще больше снижать ключевую ставку для улучшения кредитования. Эти и другие экспертные рекомендации для выхода из кризиса — в обзоре «Газеты.Ru».
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Почти весь прошлый год правительство на фоне вызванного пандемией кризиса было вынуждено поддерживать экономику, спасать бизнес, раздавать льготы и снижать административные барьеры. Но обвал экономики все равно произошел, за январь — ноябрь 2020 года – на 3,5%. Глава Минэкономразвития Максим Решетников спрогнозировал снижение ВВП по итогам года на 3,8%. При этом чиновник считает, что «кризис не приобрел системного характера».

Такими прогнозами правительство признало, что неспособно предложить эффективную антикризисную повестку и реализовать ее.

Последним сдался Центробанк. Регулятор в прошлом году рекордно снижал ключевую ставку, трижды — с 6% до 4,25%. Это делалось, чтобы стимулировать экономический рост через дешевые кредиты бизнесу.

В итоге ЦБ добился лишь того, что подорвал привлекательность рублевых депозитов для россиян и подошел к черте, за которой и без того обесценившийся за год к доллару почти на 20% рубль мог бы обвалится до непредсказуемых величин.

Эксперты уже заговорили о том, что 2021 год может стать вторым потерянным годом. Даже официальные прогнозы не отличаются оптимизмом и намекают на докризисное восстановление экономики в лучшем случае в последнем квартале 2021 года или даже в 2022 году. При этом докризисным стал считаться 2019 год, а не 2013-й (до присоединения Крыма и до введения санкций Запада), поскольку достичь макропоказателей показателей досанкционной эпохи сейчас абсолютно нереально.

На следующий год правительство и ЦБ рассчитывают на рост ВВП в пределах 3-4%, то есть, просто отскок от минусовой зоны. Прогноз аудиторов Счетной палаты РФ и вовсе пессимистичен. Базовый сценарий (не предполагает новых ограничительных мер в связи с ковидом в большинстве стран) содержит прогноз роста в 2,2% ВВП в 2021 году. Консервативный сценарий (с повторными локдаунами по всему миру и в России) — рост всего в 1,3%.

«Газета.Ru» собрала мнения экспертов о том, что могут сделать в этой беспрецедентной ситуации правительство и ЦБ, какие рычаги задействовать для выхода из кризиса.

Помощь государств несоразмерна

Для того, чтобы российская экономика вернулась к докризисным значениям роста в 1,5% потребуется частично распаковать средства ФНБ и адресно направить их как на социальные выплаты, так и на стимулирование экономики, считает главный экономист инвесткомпании «Арикапитал» Сергей Суверов.

«Эффекта только от монетарной поддержки со стороны ЦБ для экономики будет недостаточно. Центральный Банк лимитирован в своей возможности дальнейшего снижения ключевой ставки как из-за разгона инфляции (выше 4%), так и слабости рубля. Зарубежный опыт показывает, что в дополнение к монетарным должны быть фискальные и бюджетные стимулы. Например, в Швейцарии и США государство выплачивает довольно большие пособия безработным. Но в России наоборот повышают налоги, а меры социальной поддержки несоразмерны масштабу проблемы», — говорит Суверов.

Но политической воли на то, чтобы масштабно задействовать ФНБ нет, средства фонда резервируются как подушка безопасности на случай нового коллапса цен на нефть или новых антироссийских санкций, которые вполне возможны после инаугурации избранного президента США Джо Байдена, добавляет эксперт.

Остается уповать лишь на приток инвестиций, но их рост ограничен некачественным инвестиционным климатом в России. Впрочем, кое-какие меры по оживлению инвестиций возможны. Например, реализация закона о защите и поощрении капиталовложений. Его главное нововведение — стабилизационная оговорка, по которой предприниматели получают возможность реализовывать инвестпроекты, основываясь на гарантии государства не применять в ближайшие несколько лет регулирование, которое может ухудшить их положение, уточняет Суверов.

Инструментами ЦБ действительно нельзя ощутимо стимулировать конечный спрос и рост ВВП, считает доктор экономических наук, заведующая кафедрой экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Алла Дворецкая. Она считает, что уже в 2020 году можно было бы смягчить падение ВВП — через, например, стимулирование роста денежных доходов населения. «А мотор экономического роста может запустить улучшение спроса в промышленности и — параллельно — со стимулированием новых точек экономического роста в потребительской сфере», — говорит Дворецкая.

Не думать лишь о «выпадающих доходах»

Утверждение о том, что ключевую ставку дальше снижать нельзя, потому что тогда начнет проваливаться рубль — довольно спорное, считает начальник отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований Сергей Заверский.

«Да, в этом году мы наблюдали падение курса рубля на фоне снижения процентных ставок, но говорить о прямой причинно-следственной связи оснований нет. Падению курса рубля способствовали многие факторы, не связанные с политикой ЦБ. Например, ограничения на экономическую деятельность вследствие пандемии практически во всем мире, падение цен на нефть, угроза новых антироссийских санкций и т.д. Другое дело, что снижение ставок было явно недостаточным». — возражает Заверский.

Сам ЦБ не раз указывал на то, что пространство для снижения ключевой ставки оставалось даже после того, как она опустилась до текущего уровня, напоминает эксперт.

Он полагает, что для запуска инвестиционной активности бизнеса ставка должна быть существенно ниже текущего уровня и даже несколько ниже инфляции, «что не должно никого смущать».

«Проведение регуляторами стимулирующей политики часто требует перехода к отрицательным процентным ставкам. Но важно понимать, что при этом необходимо повышение возможностей бизнеса по привлечению долговых ресурсов. Это может происходить как за счет смягчения требований к банкам при выдаче кредитов, так и за счет расширения, например, ломбардного списка Банка России (с госгарантиями), что помогло бы многим компаниям увеличить заимствования на рынке облигаций», — считает Заверский.

А правительству придется отказаться от подхода, ориентированного на экономию бюджетных средств.

При разработке стимулирующих мер ключевое значение для правительства должна иметь не оценка «выпадающих доходов» бюджета, а количество создаваемых в экономике рабочих мест и объем инвестиций. И конечно, важно обеспечивать фактическое исполнение хотя бы утвержденных расходов госбюджета», — добавляет Заверский.

В противном случае, то есть, без расширения инвестиционной активности, экономика будет восстанавливаться слишком медленно. Нынешние темпы роста ВВП на уровне 1-2% в год — это лишь накопление проблем, а не выход из кризиса, считает эксперт, добавляя, что при таких темпах Россия «в лучшем случае из рецессии перейдет в стагнацию».

Богатых подписать на облигации

Официальный прогноз по ВВП не предусматривает достаточного количества мер, направленных на поддержку экономики, в первую очередь, на улучшение внутреннего спроса, снижение неопределенности и налогов на производителей. То есть, в прогнозе Минэкономики не предусмотрено улучшение тех параметров, на которые указывают сами предприниматели в опросах Росстата, отмечает заместитель директора Института «Центр развития» НИУ ВШЭ Валерий Миронов.

«Деньги, например, предлагается расходовать на инвестиции. Считаю, что больше средств нужно направить на стимулирование текущего спроса, на госзакупки у бизнеса, на рост зарплат бюджетников (прежде всего в сферах науки, образования и здравоохранения), на снижение бедности», — говорит Миронов.

Он считает, что переток денег к менее богатым слоям населения с более высокой склонностью к потреблению, чем у богатых, может сильнее стимулировать экономический рост.

Вот как эксперт объясняет этот аргумент: богатые, конечно, больше сберегают, но в условиях высочайшего уровня неопределенности эти сбережения (аккумулированные, например, в банках) направляются банками не на кредитование, а на фондовый или валютный рынок, «что в принципе прекрасно для банков, но не отвечает задаче выхода из рецессии».

По мнению эксперта ВШЭ, для роста экономики важны не только чисто экономические меры. Необходимо снизить уровень неравенства, слишком сильного расслоения по уровню богатства, что также вызывает недоверие к власти и между членами общества. «Для повышения доверия, на мой взгляд, можно было бы ввести налог на богатство. Возможно, потребуется создание Фонда развития, кредитующего предприятия за счет поступлений от этого налога. При этом часть богатства самых богатых людей для создания фонда можно не изымать, а обменять на облигации, по которым будет платиться некоторый процент», — предлагает Миронов.

Облигации такого фонда станут привлекательным инвестиционным инструментом, приобретение которого не сведется к единовременному списыванию средств на восстановление и развитие экономики, а будет рассматриваться как долгосрочная инвестиция с привлекательной доходностью, уточняет эксперт.

Также возможно временное повышение подоходного налога на 3-5 лет (переход к прогрессивной шкале) с зачислением дополнительных налогов в этот же фонд в обмен на облигации.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо