«Комиссионный доход для многих стал важным источником прибыли»

Интервью с предправления банка «Союз» Олегом Панариным

Shutterstock

О том, как средним банкам конкурировать с крупнейшими игроками и госбанками, как на поведении вкладчиков отразилась политика, проводимая ЦБ, и что становится крупной статьей доходов для современных кредитных организаций, «Газете.Ru» рассказал председатель правления банка «Союз» Олег Панарин.

Как делить рынок с госбанками

— На что может опереться сейчас средний банк в противостоянии с госбанками?

Реклама

—Конъюнктура сейчас складывается не в пользу частных банков. В России рынок расслоился на крупные государственные банки, небольшую прослойку живых средних и значительную часть выживающих средних и мелких банков. Понятно, что государственная экономика стремится в госбанки во многом вследствие императивных административных решений. Очевидно, что конкурировать с гигантами Топ-3 для остального банковского бизнеса очень сложно.

— Тем не менее, есть ли какие-либо плюсы у средних банков перед крупными? По каким направлениям они могут составить конкуренцию госбанкам?

— Безусловно, у частных банков есть преимущества. Их основной плюс — более гибкая система управления и более оперативное принятие решений, чем в госбанках, где старые и изрядно проржавевшие механизмы ворочаются с трудом.

Похожая проблема существует и в иностранных банках, для которых часто характерна «зарегулированность», а адаптация систем принятия решений, хорошо зарекомендовавших себя «на родине», к российским условиям порой проходит медленно и тяжело.

Председатель правления АО «Банк Союз» Олег Панарин
Председатель правления АО «Банк Союз» Олег Панарин

— Госбанки недавно отчитались о высокой прибыли в 2016 году, на которую в значительной степени повлияли комиссионные доходы. Что является сейчас самыми активными сегментами генерации прибыли для средних и малых банков?

— В целом большинство банков сейчас сфокусировали свою активность именно на повышении комиссионного дохода, многие запускают новые комиссионные продукты и услуги, так как в текущих условиях они становятся важным дополнительным источником прибыли.

Так оценив положительный эффект от сотрудничества со страховыми компаниями, банки стали продвигать не только страхование, связанное с кредитованием, но и некредитное страхование. Наш банк не исключение.

Например, мы активно сотрудничаем по этому направлению с нашим основным акционером, компанией «Ингосстрах», а также другими компаниям, входящими в группу «ИНГО». В течение прошлого года мы расширяли спектр услуг, доступных для оформления в наших офисах: сейчас это страхование имущества, семьи, здоровья, при выезде за границу и от несчастных случаев. Также развиваем еще одно направление кросс-продаж: в офисах банка клиенты могут получить кредитную историю от Национального бюро кредитных историй за определенную комиссию. Банк в настоящий момент активно продвигает услуги по расчетно-кассовому обслуживанию – переводы, оплату коммунальных услуг и услуг операторов связи, валютно-обменные операции, а также драгметаллы, монеты, обезличенные металлические счета.

Страховые и прочие кросс-продажи – конечно, львиная доля комиссионных доходов банков, но есть и доходы попроще, но не менее важные и весомые. К примеру, P2P-переводы, переводы с карты любого банка на карту любого банка. По оценкам экспертов, рынок P2P-переводов в России оценивается сегодня более чем в $50 млрд, что, в свою очередь, говорит о довольно весомой составляющей данных комиссионных вознаграждений в структуре банковских некредитных доходов.

— Может ли ваш банк соперничать с такими государственными гигантами, как Сбербанк и ВТБ24, предлагая более выгодные условия по ипотеке?

— Реалии нашего рынка таковы, что лидирующую роль в ипотечном кредитовании занимают именно госбанки. Ипотека — это социально значимый проект в масштабах страны, поэтому неудивительно, что они занимают серьезную долю рынка и являются, по сути, маркетмейкерами. Госбанки имеют больший капитал и доступ к более дешевой ликвидности, что позволяет не задумываться о рыночной секьюритизации, как единственно возможном способе фондирования. Помимо этого, они могут содержать обширную сеть в регионах, в том числе, с нерентабельными офисами, что делает их в отдельных областях России фактически монополистами.

С другой стороны, разнообразие продуктов и технологий госбанков не могут охватить рынок целиком, они просто более доступны и повсеместны. Задавшись целью найти более гибкое, удобное и специфичное именно для него предложение, заемщик всегда найдет его в негосударственных кредитных организациях. Не стоит сбрасывать со счетов и банки с иностранным участием, в особенности, европейские. В условиях отрицательной базовой депозитной ставки в Европе российский рынок ипотеки для них должен выглядеть очень привлекательным.

В целом такая ситуация на ипотечном рынке не является уникальной. Практически в любом секторе экономики мы видим похожую картину, когда есть несколько крупных компаний, государственных или квазигосударственных, которым принадлежит львиная доля рынка, на котором они определяют условия. И есть остальные, которые имеют гораздо меньше возможностей для развития инфраструктуры и финансирования проектов, поэтому они занимают определенную нишу на рынке и работают в ней. Часто вполне успешно.

Что касается нашего банка, ипотечное кредитование, несмотря на низкий риск и 45%-ю долю в нашем розничном портфеле, никогда не было самым маржинальным продуктом. Мы не планируем становиться ипотечным банком.

— В каких направлениях банк планирует развиваться в 2017-2018 годах и на что делать ставку?

— Сейчас отдельное внимание мы уделяем развитию корпоративного блока. Согласно принятой в 2016 году кредитной политике мы преимущественно развиваем кредитование в сегменте клиентов с годовой выручкой от 300 млн до 5 млрд рублей и с ограничением по сумме риска заемщика не более 800 млн, приоритет в диапазоне 200-500 млн рублей. Мы также определили для себя приоритетные отрасли развития клиентских отношений. Например, сейчас динамично развивается сельское производство. Среди наших крупных заемщиков есть, в том числе, и известные российские агропромышленные компании. Однако основную долю корпоративного портфеля банка составляет все-таки машиностроение, лизинговые компании, строительство.

Кроме того, одной из точек роста банка «Союз» на ближайшие годы является факторинг. Банком отлажена технология, отработаны механизмы контроля рисков.

В рознице, кроме работы по зарплатному и корпоративному каналам, мы считаем приоритетом сегмент автокредитования. Мы устойчиво входим в десятку крупнейших автокредитных банков страны, принимаем участие в госпрограммах. У нас выстроены коммуникации с автосалонами в Москве и других регионах.

Банки и политика ЦБ

— Повлиял ли на вас активный отзыв лицензий у банков ЦБ и опасения людей, которые стали переводить деньги в госбанки? Заметили ли вы такую тенденцию в 2014-2015 годах и вернулись ли потом клиенты?

— Еще несколько лет назад граждане, обеспокоенные ситуацией на банковском рынке, стремились перевести денежные сбережения в надежные кредитные организации, которыми традиционно считаются госбанки, крупнейшие частные банки и «дочки» крупных банковских групп в России.

Тенденция по опережающему росту средств населения именно в госбанках предсказуема: при нестабильности на банковском рынке их позиции в этом сегменте традиционно усиливаются. Кроме того, госбанки активно участвовали в выплатах компенсаций вкладчикам проблемных банков, а по статистике около 50% от этих выплат остается на счетах в банке-агенте.

Однако в поведении граждан еще в 2016 году появилась другая тенденция. Если в острую фазу кризиса вкладчики переводили свои средства в более надежные, по их мнению, кредитные учреждения (преимущественно госбанки), то теперь, на мой взгляд, они возвращают свое доверие более доходным частным банкам. Оправившись от паники, население вновь ориентируется на доходность вкладов, чем не могут похвастаться госбанки. Динамика ставок по депозитам в госбанках выглядит хуже, чем в среднем по рынку. 

— Как вы оцениваете активный вывод ЦБ с банковского рынка игроков, ведь чаще лицензии отзываются не у банков из первой сотни (хотя и такие случаи есть), а у банков из второй и третьей сотни и далее? Повлияла ли как-то это деятельность на ваших контрагентов? Как влияет эта деятельность на конкуренцию на рынке? 

— Банк России не выводит с банковского рынка игроков, а отзывает лицензии при наличии на то законных оснований. Происходит очищение рынка от недобросовестных участников. И в этом плане конкуренция усиливается, рынок совершенствуется.

Сокращение участников рынка при их текущем количестве не существенный фактор для конкуренции. А вот удаление с рынка недобросовестных участников конкуренцию только оздоровляет.

Чистка рынка со стороны ЦБ привела к тому, что те крупные банки, у которых могла быть отозвана лицензия, ее уже лишились. Потери клиентов этих банков во многом были компенсированы средствами АСВ. Очевидно, что сегодня банк должен быть технологичным, обладать высокой операционной эффективностью, коллективно управляемым, дисциплинированным и инновационным. Банки, которые не отвечают этим критериям, со временем все равно исчезнут. Что касается «Союза», то мы сами тщательно выбираем контрагентов, и благодаря жесткому отбору нам удалось избежать потерь, которые понесли наши менее разборчивые коллеги.

— Каких мер от правительства и ЦБ ждут средние банки, что могло бы повысить конкурентоспособность на рынке?

— Денежно-кредитная политика Банка России должна дать ожидаемый результат и повысить качество системы управления денежным и кредитным рынками в целом в глазах отечественных инвесторов и международного инвестиционного сообщества.

В условиях неравенства на рынке пассивов, политика рефинансирования ЦБ, как нам кажется, должна быть направлена на сглаживание разницы условий доступа к ним кредитных учреждений. Соответственно, было бы целесообразно либерализовать условия рефинансирования, в том числе по ставке и срокам. Создание равных условий для участников банковского рынка — это очевидная необходимость, но именно она обеспечивает в конечном итоге прогресс и устойчивое развитие системы в целом.

Предпринимаемые ЦБ последовательные шаги по совершенствованию системы банковского надзора – еще одна важная мера, необходимая всем участникам банковского рынка. Чем оперативнее и эффективнее регулятор сможет реагировать на проблемные ситуации в банках, тем меньше будет происходить «внезапных» банкротств и тем выше будет доверие ко всему банковскому сектору.

— ЦБ также в последнее время ужесточил требования к рейтинговых агентствам, аудиторам. Это также может повысить, например, в случае с рейтинговыми агентствами, затраты банка и снизить конкуренцию на рынке. Как вы к этому относитесь, по каким критериям, в частности, выбираете рейтинговое агентство?

— В последнее время было много дискуссий на тему излишней политизированности отдельных агентств и справедливых упоминаний о просчетах, ангажированности или неоперативности действий в период кризиса 2008-2009 годах. Однако лучшего инструмента оценки и сравнения финансового состояния и кредитного качества эмитентов, чем международные рейтинги и рейтинги национальных агентств, построенные на международных методиках и российских моделях, по моему мнению, пока нет.

Что касается нас, то к работе с рейтинговыми агентствами мы подходим весьма серьезно. У банка несколько обращающихся выпусков ценных бумаг на сумму 6,5 млрд руб., некоторые из них были включены в ломбардный список Банка России. В конце 2016 года подтвержден международный рейтинг агентства «Standard&Poor's» на уровне «В» прогноз «Стабильный». Мы постоянно работаем над собой, чтобы уровень рейтинга повышался .

— Как вы считаете, может ли средний банк позволить себе опираться на средства населения, учитывая, что происходит с ними во время любых экономических потрясений? 

—К сожалению, возможности привлечения средств сейчас сильно ограничены: внешние рынки закрыты из-за санкций, межбанковский рынок практически недоступен в связи с кризисом доверия, для междилерского РЕПО зачастую недостаточно хороший портфель активов, ЦБ потихоньку снижает объемы кредитования. Для многих банков ухудшился доступ к средствам юрлиц, поскольку вступили в силу требования, чтобы средства госкомпаний и корпораций вкладывались в более узкий круг кредитных организаций. В результате, пытаясь быстро заместить эти источники, банки вынуждены предлагать ставки по вкладам выше рынка.

В такой ситуации именно физические лица стали важным источником для средних банков. Однако в этом есть риск: если вдруг наступит некая кризисная ситуация, небольшой банк может и не пережить одномоментного наплыва вкладчиков. Масштабный отток вкладов в банках, где доля фондирования физлицами больше 50%, сильно давит на ликвидность. Причем даже сейчас, когда нормативы ликвидности у большинства банков сильно выше требуемых. Живых средств «здесь и сейчас» не всегда достаточно, чтобы и вернуть деньги вкладчикам и проводить платежи. При этом если крупным и средним банкам в момент оттока средств могут помочь собственники, пусть и за счет другого бизнеса, то у владельцев небольших банков таких средств зачастую нет.

— Какие главные тренды в работе банков в нынешней ситуации вы бы выделили?

— Развитие дистанционного онлайн обслуживания, уход от привычных и более дорогостоящих форматов. Наш банк старается следовать за лидерами рынка и ставит перед собой задачи максимального перехода к операциям в онлайн среде. Наличие в интернет-каналах развитой продуктовой линейки сейчас является для банков «обязательным минимумом». И то, что вчера было передовым, сегодня уже входит в стандартный набор, который постоянно совершенствуется с точки зрения числа продуктов, удобства, использования интернет-пространства для поиска новых клиентов и совершенствования процесса продаж. Крупные банки обладают бОльшими возможностями для инвестиций в технологии, поэтому они и задают тренды. Тем не менее, борьба за лояльность клиентов будет вестись также по линии повышения качества и персонализации услуг, из-за чего лично мы не планируем полностью переходить в онлайн, часть продуктов останется в офисах. В тестовом режиме в 2017 году мы откроем малоформатные офисы в городах присутствия наших корпоративных и розничных клиентов.