article
Слушать новости

Противоатомные аргументы. Эксперты осудили планы США создать мобильные реакторы

Ученых обеспокоили планы Пентагона создать мобильные ядерные реакторы

Сухопутные войска ВС США стремятся разработать мобильный ядерный реактор для энергоснабжения оперативных баз. Однако планы военных вызывают опасения у американских экспертов. Почему профильные сообщества выступают против создания мобильных ядерных реакторов для военных нужд, — в материале «Газеты.Ru».

Профессор Алан Дж. Куперман подготовил 21-страничный отчет под названием «Предлагаемые мобильные ядерные реакторы Сухопутных войск США: затраты и риски перевешивают выгоды». Куперман выступил в роли координатора Техасского университета в Остинском проекте по предотвращению распространения ядерного оружия (Nuclear Proliferation Prevention Project, NPPP). Об этом пишет Army Times.

Автор документа назвал планы Пентагона создать мобильные ядерные реакторы для энергопитания будущих боевых баз «чрезвычайно тревожными» и «основанными на лжи».

В частности, критике подвергается отчет Сухопутных войск США за 2018 год, в котором излагаются области потенциального применения и потребности в мобильных ядерных реакторах в будущих операциях.

«Они не сокращают возможные затраты на энергоснабжение объектов, наоборот, увеличивают расходы и при этом возрастает угроза жизни военнослужащих США», — сказал Куперман.

Программа, известная как «Проект Пеле», курируется Управлением стратегических возможностей Пентагона и предполагает создание мобильного усовершенствованного микрореактора.

«Проект Пеле предлагает трансформирующую способность обеспечивать отказоустойчивой электроэнергией в течение многих лет без дозаправки топливом и при достаточно малых размерах, чтобы ее можно было транспортировать с помощью существующей оборонной инфраструктуры», — заявил официальный представитель министерства обороны США Джош Фрей.

Проект является совместной работой с участием Министерства энергетики, Комиссии по ядерному регулированию, Инженерного корпуса Сухопутных войск США и предприятий частного сектора. «Проект Пеле» на данном этапе не предназначен для конкретного вида ВС или рода войск, но включает в себя специалистов в сфере обороны, отвечающих самым различным требованиям.

Представители Управления Сухопутных войск G-4 пока воздерживаются от комментариев по поводу отчета Алана Дж. Купермана.

К слову, в отчете за 2018 год, подготовленном по заказу заместителя начальника штаба Сухопутных войск ВС США и подвергнутому критике экспертов, авторы утверждали, что преимущества таких реакторов помогут уменьшить проблемы с материально-техническим обеспечением и хранением топлива, уменьшат проблемы инфраструктуры для крупномасштабной энергетики, помогут в производстве электроэнергии в районах, где отсутствуют электрические сети и обеспечат электроэнергией самые энергоемкие системы.

Согласно отчету NPPP, Конгресс США одобрил финансирование создание прототипов реакторов, а в марте 2020 года Сухопутные войска США заключили контракты на $40 млн с тремя компаниями-производителями ядерных реакторов для «проекта Пеле».

Алан Куперман оспорил доводы Сухопутных войск, назвав этот проект ненужным и опасным. Он опровергает некоторые из основных доказательств, представленных в отчетах Министерства обороны и Сухопутных войск США.

— Высокая стоимость. Алан Куперман заявил, что утверждения Сухопутных войск, что ядерная энергетика может обеспечить более дешевую электроэнергию для энергопитания будущих передовых баз, «основаны на нереалистичных предположениях». К их числу, по его мнению, относится то, что такой реактор будет иметь низкие затраты на строительство и будет работать по 18 часов в сутки в течение 40 лет.

Более вероятный сценарий, по мнению автора доклада, состоит в том, что мобильный реактор проработает половину этого времени в течение примерно 10 лет, а это означает, что ядерная электроэнергия может стоить в 16 раз больше, чем предполагалось ранее,

и в семь раз дороже, чем энергия, генерируемая дизельным двигателем.

— Уязвимость перед ракетными ударами. В докладе указывается на ракетный удар 2020 года по военно-воздушной базе Аль-Асад в Ираке. Даже с предупреждениями за несколько часов до времени ракетной атаки более 100 сотрудников США получили черепно-мозговые травмы в результате 11 ударов по объекту. И эти ракеты были в 10 раз точнее, чем прогнозировали Сухопутные войска в своем докладе об уязвимости реакторов для высокоточных ударов.

В Вооруженных силах признают, что прямое попадание в реактор приведет к выходу устройства из строя. Алан Куперман отмечает, что в Сухопутных войсках есть планы укрыть реакторы, закопав их под землю. Однако эти меры могут непреднамеренно вызвать расплавление активной зоны из-за сложностей с воздушным охлаждением устройства и в конечном счете вызвать перегрев реактора. Подобный удар по такой же будущей базе с реактором может привести к гораздо более разрушительным последствиям, считает Куперман.

— Угроза захвата реакторов. Если американская база, на которой размещен мобильный реактор, будет захвачена или заброшена, радиоактивные отходы реактора могут быть использованы для террористических атак в виде «грязной бомбы».

— Задач для реакторов нет. Одна из главных целей реализации таких реакторных программ заключалась в сокращении потерь от транспортировки дизельного топлива на удаленные базы. Но данные Министерства обороны США показывают резкое снижение потерь при перевозке топлива. Они сошли на нет в 2013 году.

— Для высокоэнергетического оружия не нужны реакторы. Куперман заявляет, что будущее высокоэнергетическое или лазерное оружие, которое Сухопутные войска США надеются иметь для обороны своих баз, не требует наличия ядерного реактора для осуществления их функционирования.

— Транспортные проблемы. Сухопутные войска ВС США планируют доставлять реакторы на свои базы воздушным транспортом. Куперман напоминает о «нормативном кошмаре», который может при этом возникнуть. По его словам, для международных перевозок потребуется одобрение пересекаемых стран и одобрение принимающего государства, где будет размещен реактор.

Впервые издание Army Times сообщило о подобной программе в 2019 году. Она вызвала негативную реакцию со стороны Союза обеспокоенных ученых и его тогдашнего руководителя проекта по ядерной безопасности Эдвина Лаймана, который назвал это предложение «наивным».

Первоначальное предложение, одобренное Управлением стратегических возможностей Пентагона, требовало отраслевых решений в январе 2019 года по созданию небольшого мобильного ядерного реактора массой менее 40 т, который мог бы работать в течение трех или более лет и обеспечивать мощность от 1 до 10 мегаватт.

Специалисты по планированию хотят, чтобы реактор поместился в грузовом отсеке военно-транспорта самолета C-17 для перевозки по воздуху на театр военных действий. Более поздние разработки снизили выходную мощность реактора до 5 мегаватт.

Создание прототипов запланировано в период до 2022 года, при этом один или несколько проектов будут отобраны для последующей работы, затем, в 2023 году, предполагаются испытания, а строительство и демонстрацию планируется завершить к 2024 году. Оперативная готовность возможна к 2027 году.

В марте американское минобороны продлило контракты двум из трех компаний, претендующих на получение контракта на проектирование реактора — BWXT и X-Energy. Согласно отчету NPPP, за первые два года на программу в целом было выделено $133 млн.

Во время «холодной войны» у военных действительно была небольшая реакторная программа, пишет Defense News. В рамках ядерно-энергетической программы Сухопутных войск, действовавшей с 1954 по 1977 год, было разработано восемь небольших ядерных реакторов. Мощность их составляла от 1 до 10 мегаватт.

Применение нашли пять из восьми реакторов. Реактор PМ-1 использовался в Санденсе (штат Вайоминг) с 1962 по 1968 год. PM-2A использовался в Camp Century (Гренландия) с 1961 по 1964 год. Реактор PM-3A применялся на базе Мак-Мердо в Антарктиде с 1962 по 1972 год. ML-1 использовался в опытно-конструкторских испытаниях с 1962 по 1966 год. Реактор MH-1A функционировал в зоне Панамского канала с 1965 по 1977 год.

Эдвин Лайман отмечает серьезную неудачу с одной из первоначальных восьми конструкций в 1961 году, когда в результате расплавления активной зоны и взрыва реактора SL-1 в Айдахо погибли три оператора.

Три реактора, развернутые в Антарктиде, Гренландии и на Аляске, оказались «ненадежными и дорогими в эксплуатации», — написал Лайман в своем ответе на отчет Сухопутных войск США 2018 года о программе мобильных реакторов.

Лайман сообщил изданию Army Times, что ряд из этих старых реакторов потребовал вывода из эксплуатации в течение десятилетий, а один, используемый в Форт-Бельвуар, штат Вирджиния, недалеко от Вашингтона, окончательно планируется вывести из эксплуатации в конце 2021 года.

В отчете Управления Сухопутных войск США G-4 за 2018 год рекомендуются следующие места, где можно было бы использовать мобильные реакторы: Туле, Гренландия; Атолл Кваджалейн; Залив Гуантанамо, Куба; Остров Диего Гарсиа, Индийский океан; Гуам (два реактора, один для ВМС, другой для ВВС США); Остров Вознесения; Форт Бьюкенен, Пуэрто-Рико; Лагерь Буеринг, Кувейт; Форт Грили, Аляска; Лажеш Филд, Азорские острова.

«На оснащении Вооруженных сил Российской Федерации автономных атомных источников для энергообеспечения военных объектов пока нет, и, насколько известно, в ближайшее время их поступление в войска не планируется. Однако для гражданской сферы, в частности, для освоения арктических месторождений углеводородов, такие разработки ведутся.

Считается, что атомная генерация от источников малой мощности по себестоимости будет существенно ниже, чем от дизель-генераторов на привозном сырье», — пояснил «Газете.Ru» замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

«В советские времена разрабатывались несколько проектов атомных электростанций для энергоснабжения подразделений радиотехнических войск на арктических островах и планируемых к постройке объектов системы предупреждения о ракетном нападении. Но дело так и не вышло за рамки эскизных набросков. До практической реализации эти замыслы доведены так и не были», — добавил Макиенко.

«Практически все ядерные державы занимаются работами в сфере миниатюризации ядерных реакторов.

Однако при этом не следует забывать, что наряду с несомненными достоинствами и перспективами такого подхода существует и реальная опасность для окружающей среды. Поэтому вопросы ядерной безопасности должны в этом плане стоять во главе угла», — рассказал «Газете.Ru» экс-первый заместитель начальника Генерального штаба ВС РФ, председатель Экспертного совета комитета по обороне Государственной думы Александр Бурутин.

Эксперт напомнил, что 22 мая 2020 года в России в чукотском Певеке в промышленную эксплуатацию была введена первая в мире и одновременно самая северная плавучая атомная теплоэлектростанция (ПАТЭС) «Академик Ломоносов». Энергетическая мощность станции, состоящей из плавучего энергоблока и береговой инфраструктуры, составляет 70 МВт.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости