Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Мы — «Изгои». Кибератлет Джами «Jame» Али — о доходах, жизни в России и полетах в Дубай

Разбогатевший на турнирах по CS:GO игрок Джами Али начинал с зарплаты в $300

У Джами «Jame» Али подписан контракт с организацией Virtus.pro. В свои 23 года он капитан команды из игроков, которые сражаются с соперниками из разных стран мира в компьютерной игре Counter-Strike: Global Offensive (CS:GO). Али предпочитает снайперскую винтовку, когда лично участвует в боях на виртуальных локациях. Однако недавно все киберспортсмены из России столкнулись с массой проблем. Из-за санкций против России коллективам пришлось сменить имя и отказаться выступать под флагом страны. И даже при выполнении этих условий участие в турнирах для попадания в топ рейтинги и получение крупных призовых сумм зачастую остается под вопросом. В интервью «Газете.Ru» Jame рассказал об отношении к запретам международных организаций, атмосфере на турнирах, зарплатах в киберспорте и возрасте окончания карьеры игрока.

Нейтральный тег

— Вы играете в команде Virtus.pro с 2019 года. Она входит в топ-5 клубов мира по выигранным призовым деньгам, — это более $18 млн. После начала спецоперации на Украине против киберспортивных организаций из России начали вводить запреты. Теперь ваша коллектив выступает не как команда Virtus.pro?

— Да, выступаем под нейтральным тегом. Он появился спонтанно, мы придумали его за две минуты и уже после он начал перерастать в нечто большее.

— Как вас ведущий должен представлять на турнире, если вы не от Virtus.pro теперь?

— У нас есть свой тег Outsiders, у него и собственное лого. Придумали тег, чтобы выступить на одном турнире до мейджора [Major, серия киберспортивных турниров по CS:GO от разработчиков, компании Valve. — прим. ред.]. Думали, что потом сможем его поменять, но так получилось, что всем он очень понравился. Мы его оставили, и некоторые другие команды клуба Virtus.pro тоже выступают под этим тегом.

Он переводится как «изгой, посторонний, чужак». В общем занизили ожидания от тега, не легендарный Virtus.pro.

На логотипе изображен медоед, которого предложил наш фанат. Это тоже символично, потому что медоед — это такой изгой среди животных, но сильный.

— На олимпиадах у спортсменов из России нейтральный флаг. Подобный вариант на The International или турнирах Major для российских киберспортсменов — уже реальность?

— Да, это реальность. Мы играли квалификацию на мейджоре под нейтральным флагом, под нейтральным тегом. Мы на время убираем любые упоминания в соцсетях, что связаны с Virtus.pro, таковы условия.

— Огорчает ли, что теперь приходиться играть под новым тегом? Или, наоборот, мотивирует лучше выступать?

— Тут уже стоит судьба команды, организации, а не только твоя судьба. Стараюсь абстрагироваться от всего и просто играть, потому что это твоя работа, твой профессиональный путь.

— А что это за путь? Побеждать и выигрывать?

— Побеждать и выигрывать – это важно. Ты соревнуешься с лучшими организациями, показываешь командную игру и развиваешь клуб, но это лишь часть нашей работы.

Очень важно при этом взаимодействовать с аудиторией — делать интересный контент, развивать собственный имидж. Ведь турниры смотрят не только из-за команд и эмблем, но из-за игроков, которые нравятся болельщикам.

Я, например, в свободное время веду свой YouTube-канал, где выпускаю в том числе обучающие видеоролики для фанатов, которые хотят прокачаться в CS:GO.

Лишние проблемы

— Как теперь летаете на турниры вне России?

— Перелеты стали дольше, а также усложнилась логистика, теперь летаем через Стамбул и Дубай. Также добавились другие ограничения.

Турнирные операторы запрещают не только нам играть под Virtus.pro — наши менеджеры не всегда могут ездить с нами, а взять нейтральный тег они не могут как сотрудники компании. А ведь они тоже важная часть команды: помогают с перелетами, решают проблемы на месте, обеспечиваю логистику во время турниров, общаются с турнирными организаторами.

— В каких турнирах не дают поучаствовать?

— Нас не допускают к BLAST [киберспортивная лига по CS:GO, созданная в 2020 году. — прим. ред.] — сейчас это один из крупнейших турнирных операторов, помимо ESL, PGL и многих других. Там другая экосистема, рассчитанная на партнеров турнира. Иными словами, участие платное, а в открытых квалификациях разыгрывается всего два бесплатных слота.

— На ближайшее время подтверждены какие-то турниры или все в подвешенном состоянии?

— Все в подвешенном состоянии, постоянно проверяем новости и обновления. ESL [международная киберспортивная организация, одна из крупнейших в мире. — прим. ред.] и PGL [румынская киберспортивная организация, основана в 2002 году. — прим. ред.] позволяют играть хоть на каких-то условиях. Однако существуют проблемы с визами.

Например, с турниром IEM Dallas 2022 [проводится в американском городе Даллас. — прим. ред.] от того же ESL. Там неизвестно, что будет по визам, потому что не у всех наших игроков они есть.

Существуют турниры меньшего масштаба, некоторые из них также запрещают российским организаторам или российским игрокам участвовать.

После мейджора у нас должно появиться больше ясности, какие у нас будут турниры, какой рейтинг и будут ли нас приглашать. Многие команды сейчас примерно на том же уровне, что и мы.

— На турнирах чувствуете негативное отношение к себе из-за того, что в Virtus.pro?

— Не чувствую негатива. Нас воспринимают по-другому, отстраненно от того, что происходит вокруг. Мы участвуем на этих турнирах 3-4 года и знакомы как со всеми игроками, так и с администраторами и организаторами.

Большинство ребят из нашего состава знают всех в лицо. На самом деле там очень приятные люди, и они к нам очень доброжелательно относятся. Ничего не поменялось в этом плане.

— Есть риск, что команда перестанет выступать на турнирах?

У нас есть инвайты [приглашения на соревнования. — прим. ред.], потому что мы выходили в плей-офф каждого турнира на протяжении года.

В BLAST мы не участвовали, и за счет этого теряли очки, которые делятся в равной степени. Из-за этого нам приходилось из кожи вон лезть, чтобы получать приглашения на остальные турниры.

Если ты выпадаешь из этого цикла, то пробиваться через открытые квалификации в каждом турнире становится сложнее. Не выступать в нынешнем мире киберспорта — значит, что ты теряешь рейтинг и форму.

Зарплаты в киберспорте

— Из чего строится доход киберспортсмена?

Основной источник дохода у киберспортсмена, если он подписан клубом — это зарплата. Потом идут призовые, но ты никогда не сможешь предугадать, сколько ты выиграешь денег на турнирах в этом году.

Размер дохода зависит не только от твоего рейтинга, уровня и опыта, но и от того, насколько у тебя прокачанные соцсети.

В начале своей карьеры я получал $300 [именно в долларах, не в рублевом эквиваленте. — прим. ред.], поэтому уровни зарплаты я бы распределил следующим образом: начинающие киберспортсмены получают $300-1500 (18,5-92,4 тыс. руб. по текущему курсу), у опытных игроков зарплата в районе $1500-3000 (92,4-184,8 тыс. руб.).

Топовые игроки в Tier-1 клубах зарабатывают $3000-8000 (184,8-492,7 тыс. руб.) в месяц, ну и мировые суперзвезды больше $8000. Слышал, что у некоторых зарплаты достигают десятков тысяч долларов в месяц.

Tier — это условный список команд, который строится на основе их рейтинга и выступлений на крупных турнирах. Чем больше побед на значимых турнирах, тем выше рейтинг. В Tier-1 входят топ-команды с лучшими показателями.

— Запреты мешают рейтингу команды и твоему личному рейтингу расти, чтобы пробиваться на турниры с большими призовыми?

— Да. Звучит слишком меркантильно, но в целом да, все в это упирается.

Запреты для всех

— У твоих коллег по команде были какие-то сложности помимо перелетов и игр под нейтральным тегом?

— Думаю, что все это больше связано с личным восприятием. У всех нас разные взгляды, и это естественно. На кого-то больше влияет текущая ситуация, на некоторых меньше. Но в целом, все мы столкнулись с одними и теми же проблемами.

— У вас только игроки из России?

— Нет, у нас многонациональный состав: два игрока из России, два из Казахстана и один из Латвии. Все мы прекрасно общаемся, мы на одной волне и нас объединяет одна страсть и работа — киберспорт.

— Они тоже все равно играют под нейтральным тегом?

— Да, ограничения распространяются на всю нашу команду, потому что мы играем не индивидуально, а единым составом. Но эти санкции коснулись не только нашего клуба. Команды некоторых российских клубов также придумывают себе нейтральные теги, чтобы во время турнира не ассоциировать себя со своей организацией.

Россия нам поможет?

— Поможет как-то текущему положению дел проведение крупных турниров внутри страны?

— Развитие турнирной системы внутри России должно просто быть само собой разумеющимся для большой киберспортивной аудитории стран СНГ. Турниров, на которых могут участвовать люди с Дальнего Востока и других регионов, достаточно мало.

Есть турниры, где ты собираешься с местными командами, на которых я участвовал, и играешь со всей Россией. Таких соревнований побольше бы, ведь у нас очень много талантливых ребят.

— Если крупные турниры в России появятся, то это поможет международному рейтингу команд вроде вашей?

— На меня и мою команду это не повлияет, потому что российские турниры не связаны с международным рейтингом. Важная задача внутренних турниров — выявлять локальные таланты и давать им возможность проявлять себя на профессиональной сцене.

— А в странах СНГ проходят подобные турниры?

— В Белоруссии, Украине и России всегда проходили крупные турниры с Tier-1 командами. В Белоруссии еще много вариантов для Tier-2 и Tier-3 команд. У каждой из стран есть огромная киберспортивная аудитория, которая следит за своими командами и игроками.

В целом СНГ — это большая часть киберспорта, регион с очень сильными игроками, особенно после удачного 2021 года, где все команды из СНГ забрали все лучшие призовые места. Выиграли все, что могли выиграть — Dota 2, CS:GO, даже Valorant.

Карьерный путь

— Где был ваш первый турнир по CS:GO?

— Все началось с местных LAN-турниров [оффлайн-турниров в компьютерных клубах. — прим. ред.] в Новороссийские. Это не лучшая точка для соревновательного Counter-Strike.

Если мы сравниваем его с другими городами, то он очень сильно проседает по пингу [показатель, по которому оценивают качество интернет-соединений. — прим. ред.], а это один из важных аспектов.

Простыми словами — там хуже интернет, а игра может немного подвисать. На соревновательном уровне даже минимальная задержка способна серьезно повлиять на исход матча.

Мы начали играть на локальных турнирах, потом выиграли уже региональный и заняли второе место на Чемпионате России от Федерации компьютерного спорта. Потом нас позвали на HLTV-турнир [поддерживаемый международным киберспортивным ресурсом HLTV. — прим. ред.]. Там меня заметила организация из Казахстана и пригласила к себе.

С того момента мы с одноклубниками начали получать первые приглашения на турниры для Tier-2 и Tier-3 команд. Мы были все из одного города, и вот так вместе постепенно и развивались до уровня, когда ты можешь играть в профессиональном клубе. В 2019 году Virtus.pro выкупили состав нашего клуба, и мы начали выступать под новым тегом.

— Сколько лет прошло с тех первых новороссийских LAN-турниров?

— Это был достаточно долгий путь — примерно 6–7 лет.

— Уехали из Новороссийска?

— Да, сейчас живу в Санкт-Петербурге.

— Как эти города отличаются для вас личному восприятию?

— Солнце. Я с юга и привык к солнцу, а тут зима, некоторые месяцы просто отвратительные. Но в целом-то я не особо и выхожу из дома. А вот летом здесь достаточно хорошая погода, тепло и ветер.

Планы на будущее

— В каком возрасте собираетесь перестать быть киберспортсменом?

— Общепринятый — 30 лет. Ты пересматриваешь свой карьерный путь, у тебя меняются ценности. Ты становишься тренером команды.

Пока у меня нет выгорания, потому что киберспортивная дисциплина не так проста в понимании, как классические виды спорта. Компьютерные игры постоянно обновляются, чтобы подогревать интерес и не надоедать. Есть игроки, которым по 33 года, они все что можно выиграли и до сих пор играют.

Лично я понимаю, что, наверное, на высоком уровне и с полной отдачей не смогу доиграть даже до 30 лет. Потому что это колоссальные усилия, нервы. И хочется как-то плавно уйти.

Если будут положительные результаты, то они тебя мотивируют и подпитывают тренироваться дальше. А если будешь годами тренироваться в поту, но ничего не будет даваться, то в итоге будешь прикладывать все меньше и меньше усилий.

- Что будет худшей ситуацией в киберспорте лично для вас?

— Что российских игроков лишат возможности выступать, что никак не смогу продолжать свою профессиональную карьеру. Только это может как-то пугать и вызывать какой-то негатив. Все остальное — это уже компромиссы с переездами и так далее.

— А лучшая ситуация, учитывая текущие сложности?

— Как минимум, чтобы все вернулось, так как было. Но уже никогда не вернется, точно не в ближайшее время.

— За столько лет не надоел CS:GO?

— С каждым годом я узнаю все больше деталей, мелочей о самой игре, и понимаю, насколько много я знаю в отличие от людей, которые 3–4 года в игре.

Например, у меня 20 тыс. часов, а у других игроков 10 тыс. часов, при этом я знаю в разы больше о том, как карты устроены, где какое преимущество и так далее.

С этой точки зрения не надоедает. Но уже играешь не просто, чтобы играть, тебе нравится находиться в игре. Это, наверное, и есть отличие лучших игроков от обычных профессионалов.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть