Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
Юношеская лига УЕФА
Англия / Чемпионшип
ФНЛ / Первый дивизион
Лига Европы
КХЛ / регулярный чемпионат

«Не надо всем сначала ехать из города, например, в Тушино, а затем обратно»

Интервью с руководителем проекта «ВТБ Арена Парк» Андреем Перегудовым

«ВТБ Арена Парк»

О готовности «ВТБ Арены» к сдаче и работе со сборными Чемпионата мира, различиях в зарубежном и отечественном спортивном бизнесе, отношениях с футбольным клубом «Динамо» и баскетбольной Евролигой «Газете.Ru» рассказал старший вице-президент банка ВТБ, руководитель проекта «ВТБ Арена Парк» Андрей Перегудов.

— 22 октября этого года проект «ВТБ Арена парк» объявил о запуске нескольких своих объектов, приуроченном ко дню рождения Льва Яшина. Расскажите, что готово к текущему сроку и когда проект будет полностью завершен?

Реклама

— Строительство идет в графике, объекты сдаются в эксплуатацию поочередно. 22 октября мы продемонстрировали футбольное поле: газон, разметку, ворота, трибуны, свет и звук. Единственное, мы не стали устанавливать экраны, чтобы не рисковать перед зимой. На открытии в присутствии Валентины Тимофеевны Яшиной у нас прошла символическая церемония передачи стадиона трем поколениям динамовцев.

Таким образом, сейчас мы провели тестовое открытие футбольного поля, за зиму закончим все отделочные и пуско-наладочные работы и целиком откроем стадион весной 2018-го. Сейчас мы обсуждаем с динамовскими клубами, что они начнут сезон-2018/19 в своих родных стенах. Поэтому логично, что мы откроемся весной 2018 года, проведем ряд тестовых мероприятий, и начнем новый сезон уже после окончания мундиаля.

Также в конце октября мы открыли полностью готовый отель «Хаятт Ридженси Москва Петровский Парк» и примыкающий к нему корпус апартаментов. И также заявляем о готовности 3-го корпуса нашего бизнес-центра, собственником которого является общество «Динамо».

— Первый матч на стадионе будет представлять собой какое-то торжественное событие? Может, игра сборной России?

— Такого рода планы формируются по мере продвижения вперед, к полной готовности объекта. Когда вырисовывается красивая картинка, то начинают поступать разнообразные предложения. Например, есть договоренности РФС с Министерством спорта о том, что последний контрольный матч национальная команда проведет у нас. Причем соперник будет сильный — сравнимый с лидером нашей группы на ЧМ. Уже рассматриваются варианты, с кем мы можем оказаться в одном квартете — от «группы жизни» до «группы смерти».

В то же время мы надеемся в дни чемпионата мира поучаствовать если не в официальной, то хотя бы в факультативной неспортивной программе: концерты, благотворительные матчи, дома болельщиков. Мы говорим и с оргкомитетом ЧМ, и с Минспорта о таких возможностях.

— У вас было желание, чтобы во время мундиаля стадион использовала одна из сборных как тренировочную базу. Получится это организовать?

— Мы пока не знаем, этим занимается оргкомитет. Мы пойдем навстречу любым пожеланиям. Пока у нас четких заявок от какой-либо сборной нет, но хотим заметить, что «ВТБ Арена парк» удобен не только для тренировок, но и для комфортного проживания, отдыха команд. Мы открыты к любым предложениям и готовы принять любую сборную, которая будет располагаться в Москве.

— Гостиницу хотели открыть еще в 2016 году. С чем связано отставание от плана?

— На стройке могут случаться какие-то задержки. Для открытия большой пятизвездной гостиницы полгода — это срок, но в то же время пуск и наладка отеля оказались интересным процессом. Например, я с удивлением узнал, что после решения пожарных вопросов по российскому законодательству отель привозит свою международную команду, и они производят собственную наладку, согласно их нормативам. Так, в тесте участвуют дети 8-9 лет, чтобы проверить их способность собственным весом открыть пожарную дверь, которая становится значительно тяжелее от нагнетаемого воздуха. И это лишь один эпизод, а их масса. Кроме того, надо понимать, что наш отель — первый в категории «Ридженси» семьи «Хаятт» в Москве.

— Параллельно с вами строилась арена «Санкт-Петербург». Она нашпигована множеством «фишек», но что-то оказалось не до конца продумано. Например, теперь приходится сносить медиа-центр, поскольку из-за него поле не может выдвигаться на улицу. Насколько вы застрахованы от таких неожиданностей теперь, после сдачи бизнес-плана проекта? И вам как-то облегчало жизнь то, что все внимание было приковано к многочисленным проблемам на Крестовском острове?

— Знаю одно: чем сложнее система, тем больше вероятность того, что будут накладки — от них никто не застрахован. Когда я изучал опыт строительства стадионов с задвигающейся крышей, я понял, что не было ни одного случая без проблем с этим механизмом. То она обледенеет, не закрывается, то вдруг не открывается. Во время обсуждений этого вопроса с руководством футбольного клуба «Динамо» и самими игроками мы услышали мнение, что ребятам нравится играть под открытым небом. Так что я рад, что мы все-таки решили не делать закрывающуюся крышу. Это не только экономия, но и возможность избежать множества рисков, о которых вы упоминали.

Насчет выдвижного поля — для него нужна большая территория. У нас этой возможности сразу не было, поскольку мы находимся в парке. С трудом находим место, чтобы поставить бытовки, не повредив вековые деревья.

Но «фишка», как вы выражаетесь, нашей системы будет в том, что две большие арены, предназначенные для разных видов спорта, существуют под одной крышей.

А по поводу внимания к ходу нашего строительства, то тут не дело в том, что мы оказались в тени проблем арены «Санкт-Петербург». Так как мы не участвуем в ЧМ-2018, жесткой привязки к датам у нас не было, здесь мы чувствовали себя свободнее. Поэтому во многом шли от экономики — когда открыться выгоднее и удобнее.

— Можно ли сказать, что самый тяжелый этап позади, и сейчас вы уже спокойно, без нервов заканчиваете строительство?

— Нет, я до самого конца проекта буду поддерживать нервное напряжение. В первую очередь, мы нацелены на два момента: весной 2018 года сдать спортивный объект, а в конце следующего года — жилье. Это то, что мы не можем откладывать. Мы будем всеми силами затягивать пояса сами и подгонять генподрядчика, чтобы он все закончил вовремя.

— Какая была самая большая проблема, с которой пришлось столкнуться?

— Мне кажется, кризис 2014 года, когда сильно изменились макроэкономические условия в стране, связанные с падением курса рубля. Это заставило всех крупных девелоперов переосмыслить финансово-экономические перспективы проектов. И мы тоже приостанавливались на полгода, чтобы переоценить возможности достройки офисных зданий. Даже думали о временной паузе в строительстве спортивного объекта, потому что не участвуем в чемпионате мира. Тем более что значительная составляющая при стройке спортивных объектов — валютная. Примерно 30% оборудования мы вынуждены покупать за рубежом, как бы ни старались заниматься импортозамещением. У нас были тяжелые моменты, но при поддержке банка ВТБ нам удалось выдержать это испытание с честью.

— Вы говорили, что если стадион не окупится в первые десять лет, то не окупится никогда. Уже есть четкое понимание того, как это будет работать и окупится ли?

— Я так говорил не только о стадионе. Считаю, что, если при существующей ставке финансирования, которая редко опускается ниже 10% годовых по рублям на строительные объекты, объект не окупается за десять лет, значит, процентная ставка будет съедать прибыль. Так что стадион здесь не причем, это относится ко всем объектам. А чисто футбольный стадион, на мой взгляд, в принципе, кроме как в нескольких «футбольных» странах, не может работать экономически успешно сам по себе.

Если клуб очень много зарабатывает и тратит некоторые средства на содержание и раскрутку стадиона, то вместе это сработает. Я думаю, что при той доходной части футбольных клубов, и в первую очередь, при скромной по международным стандартам стоимости телетрансляций, ценах на билеты и популярности спорта, когда на все виды в среднем ходит меньше половины зала, окупить чисто футбольный стадион трудно.

— Не секрет, что главный источник дохода с точки зрения продажи билетов — это VIP ложи. Какова их стоимость у вас, есть ли желающие купить абонемент?

— Я думаю, если сравнивать с другими аренами, то было бы здорово использовать пример Нью-Йорка, когда ложи продаются на десять лет с предоплатой 100%. Например, в «Мэдисон Сквер Гарден» такая ложа стоит $2,5 млн на десять лет, а их продается 100. Это $250 млн, и ты практически отбил строительство арены. Но у нас так не получается, и ложи продаются на год. Поэтому я считаю, что стартовые продажи в первый год на любом стадионе должны иметь характер промоушена и продаваться со скидкой. Я пока не буду комментировать цены на ложи, потому что сначала надо сформировать окончательное расписание мероприятий, пока этот процесс не завершен.

Мы не собираемся останавливаться исключительно на продаже лож. У нас с банком ВТБ есть большая совместная программа по выпуску тематических кредитных карт, карт лояльности. Кроме того, на базе нашей мультисервисной платформы мы планируем развернуть много интересных дополнительных кросс-программ и сервисов.

— Какое-то время вы работали в Торонто. Местный спорт –- это очень интересная индустрия. Опыт жизни в Северной Америке как-то помогает вам при реализации этого проекта?

— Мы с проектной командой изучили опыт многих стадионов и арен. Хочу отметить, что бенчмарки (показатели, доходность по которым служит образцом для оценки результативности инвестиций. -– «Газета.Ru») английских стадионов тоже очень хорошие. Лондонская «О2 Арена», где проходит более 200 мероприятий в год, — наш любимый пример. Также очень качественный стадион был в Донецке — мы несколько раз его посещали, смотрели, как организована эксплуатация арены, безопасность, система обслуживания болельщиков.

Американский и канадский рынки интересны с точки зрения раскручивания коммерции вокруг спорта. Там стадионы становятся чуть ли не градообразующими объектами. Отсюда и рекордные суммы по маркетинговым правам. Недавно была достигнута, должно быть, самая высокая в истории спорта сумма за так называемые naming rights: Scotiabank выкупил права на название арены Air Canada Centre, теперь это Scotiabank Arena (по информации TSN, спонсорский контракт рассчитан на 20 лет и оценивается в $643 млн. — «Газета.Ru»).

— Вы упоминали, что на многофункциональных аренах часто проводятся концерты. Как будете защищать газон на стадионе?

— С апреля по октябрь при соответствующей погоде мы будем выбирать промежуток времени, когда команда играет два матча на выезде. Газон будет защищаться специальными пластиковыми щитами, которые пропускают ультрафиолет, и трава спокойно выживает. Также есть система замены газона, который у нас рулонный. Можно привести новую траву, например как сейчас, из Волгограда, раскатать ее, и она приживется за неделю. Но это только в случае необходимости, и тогда в стоимость концерта будет входить предполагаемая замена газона. Летом замена стоит 6,5 млн руб., зимой –- 32 млн руб. Это будет коммулятивный кост, распределенный между всеми арендаторами площадки на сезон. Он будет выставляться только в том случае, если при планировании календаря на этапе заключения контрактов мы действительно поймем, что эта замена необходима.

— Болельщиков часто задерживают на стадионах по часу после матча, чтобы не создавать заторы в метро. На вашем стадионе вопрос выхода уже прорабатывался?

— У нас это делалось с самого начала. На компьютере мы смоделировали тестовую эвакуацию 45 тыс. зрителей (по первоначальному плану мы проектировали один большой стадион, сейчас стадион вмещает в футбольной конфигурации чуть более 26 тыс. зрителей, в концертной — до 33 тыс.) — весь процесс занял не более 10 минут. Работаем со специализированными научными институтами, моделируем выход людей как с матчей, так и с концертов. Поле «подвешено» на высоте 10 метров, так что при выходе людям еще нужно спуститься по лестницам. Все это не удешевило нам проект, но все пожарные требования мы проработали очень тщательно. Плюс мы добавили торговую галерею под стадионом — люди смогут провести там время в магазинах, ресторанах, пока основной поток зрителей не разойдется.

Мы решили пойти по пути больших западных арен и спортивных кластеров. Вокруг нас офисные здания, рядом — Москва-Сити. Не надо всем сначала ехать из города, например, в Тушино, а затем обратно. В нашем случае рядом все магистрали, зрители могут, поужинав в ресторане после игры, комфортно разъехаться каждый в свою сторону.

— За последние годы в «Динамо» — как футбольном, так и хоккейном клубе, — произошло не так много позитивных событий. Насколько это мешает вам в работе, и каковы ваши взаимоотношения с фанатами ФК? Известно, что не все болельщики оценивают участие банка в судьбе команды и стадиона с хорошей стороны.

— Нашему проекту это никак не мешает. Мы надеемся, что клубы будут играть хорошо. Было бы здорово, если футбольная команда в первый же год на новом стадионе стала чемпионом России. Это было бы идеально. Того же самого желаю хоккеистам.

Что касается истории проекта, то группе ВТБ проект по реконструкции стадиона «Динамо» перешел в 2009 году, когда предыдущая компания, которая развивала его, попала в тяжелую долговую ситуацию. Фактически мы спасли этот проект, который на тот момент уже был частным.

Мы присутствовали в заявочной книге чемпионата мира — у нас была обязанность построить стадион. То, что мы сделали из него не только спортивный объект, но и многофункциональную арену, — это уже наша инициатива. Мы тогда создали новую управляющую компанию «Динамо», которая должна была построить стадион и коммерческую часть, 25% акций в которой изначально принадлежали обществу «Динамо». Также мы обязались выделить для футбольного клуба 20 тыс. метров и парковочные места в офисных зданиях бизнес-центра «Арена парк».

— Почему же, на ваш взгляд, фанаты этого не понимают?

— Может быть, дело в недостатке информации. Хотя я хочу отметить, что большинство болельщиков поддерживают нас. Мы, как девелопер проекта, мониторим соцсети, общаемся с фанатами и видим, как они приветствуют то, как мы строим.

— Давайте поговорим о баскетболе. Вы вели переговоры с Евролигой о том, чтобы принять на новой арене Финал четырех?

— Да, мы с руководством Евролиги уже подписали договор о намерениях провести «Финал Четырех» в 2019 году. Весной 2018-го приступим к детальным переговорам с руководством Москвы по поводу фанзоны и различных мероприятий, которые должен обеспечить город. Эта инициатива была поддержана мэром Москвы, поскольку имеет большое значение для развития туризма.

— А вы лично как переживали в этом году за баскетбольную сборную России на чемпионате Европы, учитывая, что ее главный тренер Сергей Базаревич — ваш хороший друг?

— Да, с Сергеем мы играли вместе в баскетбол в детстве. Потом он стал выступать немножко лучше, чем я (улыбается), и переехал играть в «Атланта Хоукс», а я завершил баскетбольную карьеру в МГУ. Конечно, очень здорово видеть, как твои приятели преуспевают на такой ответственной тренерской работе. Сергей — очень вдумчивый человек. Он уже получил опыт работы с иностранными и отечественными клубами и был морально готов возглавить сборную. Мне очень нравится, как он работает с ребятами. Победы приходят к Базаревичу не только за счет класса игроков, но и благодаря классной атмосфере в команде. Надеемся, наш зал станет базовой площадкой для сборной страны. Об этом мы уже говорили с президентом Федерации баскетбола России Андреем Кириленко — он позитивно воспринял эту идею.