«Ужасные стоны и хрипы»: как умирал Гиммлер

75 лет назад совершил самоубийство Генрих Гиммлер

Прослушать новость
Остановить прослушивание
23 мая 1945 года бывший начальник СС и гестапо Генрих Гиммлер, долгое время считавшийся вторым человеком в нацистской Германии, покончил жизнь самоубийством во время допроса англичанами. Несмотря на тщательный осмотр перед допросом, у него не смогли найти ампулу с цианистым калием. Историки не исключают, что на самом деле Гиммлера могли убить – умышленно или случайно.

После капитуляции нацистской Германии и категорического отказа рейхспрезидента Карла Деница включить его в новое правительство Генрих Гиммлер бежал с фальшивыми документами на имя Генриха Гицингера — казненного гестапо фельдфебеля, имевшего с ним внешнее сходство. Кроме того, его облик в момент ареста значительно отличался от привычного, который англичане могли видеть на фотографиях. С собой Гиммлер имел две ампулы с цианистым калием: одна монтировалась в дупле зуба, другая зашивалась в воротник. Как следует из книги специалиста по истории национал-социализма Бориса Хавкина, ядом его снабдил «рыцарь» СС №1 Отто Скорцени.

Второй человек в нацистской Германии попал в руки патрулировавших местность советских солдат Василия Губарева и Ивана Сидорова в гражданском пальто, без усов и с черной повязкой на правом глазу. Не удивительно, что английские военные его не узнали и, по утверждению Сидорова, изначально даже хотели отпустить как «больного».

Сам красноармеец вспоминал данный эпизод следующим образом: «Задержанные жестами и отдельными словами пытались объяснить, что они идут из госпиталя. Гиммлер показал на завязанный глаз и на левую ногу, на костыль, и пытался убедить солдат, что он больной. Английские солдаты спросили у нас: «Отпустить надо, они больные». Но я и Губарев знаками показали: «Нет. Надо отправить в лагерь». В лагере мы сдали задержанных английскому офицеру и переводчику».

В советской литературе поимку Гиммлера было принято называть бесславной. Ее сравнивали с захватом имперского министра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа, которого застали в постели с какой-то девицей.

23 мая 1945 года группу немцев доставили в лагерь для интернированных гражданских лиц в Вестертимке. Затем неопознанного Гиммлера и его спутников под конвоем переправили в лагерь для допросов в Барнштедте. Через двух своих адъютантов-эсэсовцев он попросил разрешения встретиться с комендантом. После этого рейхсфюрер СС назвал себя. Его личность была подтверждена старшим офицером, а в дальнейшем установлена офицером контрразведки штаба 2-й британской армии. Неожиданное известие поразило британцев.

Раскрытию нациста предшествовал забавный диалог с сержантом.

«Я рейхсминистр Генрих Гиммлер, рейхсфюрер СС!» — заявил он гордо. «Неужели? Тогда я – Уинстон Черчилль!» – ответил военный.

«Я Гиммлер, дурак! – повторил арестованный. – И я требую, чтобы меня отвели к генералу Эйзенхауэру или Монтгомери!»

Выполнять желание странного немца, естественно, никто не собирался. Но к Гиммлеру немедленно приставили вооруженную охрану. Его раздели и обыскали на предмет наличия какого-либо скрытого яда. Затем стали собирать в дорогу. Бывший рейхсфюрер отказался надеть британскую форму для поездки в контрразведку – это около 16 км. Тогда Гиммлеру выдали одеяло, в которое он закутался как древнеримский патриций в тогу.

Между делом нацисту протянули стопку журналов, в которых имелись фотографии освобожденных лагерей и гор трупов. В ответ на это Гиммлер заявил: «Я не могу отвечать за эксцессы, которые творили подчиненные без моего ведома».

В качестве центра для допросов был выбран дом из красного кирпича. Доскональный осмотр Гиммлера начался 23 мая 1945 года около 23:00 в штабе контрразведки 2-й армии в Люнебурге. Согласно указанию полковника Майкла Мерфи, доктору Уэллсу требовалось убедиться, что на теле нациста ничего не спрятано. Первый осмотр прошел безрезультатно.

Если поначалу с Гиммлером обходились довольно любезно, то с прибытием Мерфи все поменялось. Полковник постоянно оскорблял арестованного, не скупясь на выражения. В ходе допроса Гиммлер вновь назвал себя рейхсфюрером СС и потребовал встречу с одним из командующих. Он даже оставил свою подпись, чтобы доказать, кем является.

Наконец поведение Гиммлера во время допроса показалось доктору Уэллсу странным. Он попросил арестованного еще раз открыть рот.

«После тщательного осмотра туловища и конечностей я приступил к обследованию рта и зубов, — рассказывал начальник санслужбы 2-й армии. — Оттянув щеку, я моментально заметил небольшой предмет с синей головкой, лежащий между его щекой и нижней челюстью. Я немедленно попытался удалить этот предмет из его рта при помощи пальцев, но не смог помешать ему зажать его между зубами и раздавить. Разнесся сильный запах цианистого калия. Гиммлера положили на пол лицом вниз, разжали челюсти и промыли рот водой. Но ни это, ни искусственное дыхание не дали результатов».

Как сообщал на следующий день, 24 мая, корреспондент Reuters Мартин, работавший при штабе 2-й британской армии, врачи старались спасти жизнь Гиммлера в течение 15 минут. Стеклянную ампулу ему удавалось скрывать во рту в течение нескольких часов.

Один из очевидцев предсмертной агонии Гиммлера, майор Норман Уиттакер записал в своем дневнике: «Мы немедленно перевернули старого ублюдка и влили в рот воду, чтобы размыть яд. Свинья издавала ужасающие стоны и хрипы. Ее битва была проиграна, и дьявольское создание издало свой последний вздох».

Историку Андрею Васильченко официальная версия гибели вождя СС представляется странной. Так, в своей книге «Гиммлер. Инквизитор в пенсне» он делает акцент на том факте, что за несколько часов до развязки нацист попросил поесть: ему намеренно подали толстые бутерброды, однако их едва ли можно было нормально жевать, не раздавив капсулу.

«История, которая была представлена публике, выглядит по меньшей мере сомнительной, — отмечает Васильченко. — Нельзя не обратить внимания на то, что некоторое время назад при аналогичных обстоятельствах в присутствии сержанта Эдвина Остина покончил с собой обергруппенфюрер СС Ганн-Адольф Прюцман. Того тоже неоднократно обыскивали, но Прюцман каким-то странным образом смог раскусить капсулу с ядом, которую почему-то никто не смог обнаружить при обысках. Подобные странные совпадения, имеющиеся противоречия и не состыковки позволили некоторым германским исследователям предположить, что Гиммлер не покончил с собой, а был убит».

Согласно Васильченко, немецкие историки выдвигали две версии случившегося в штабе 2-й британской армии.

Помогавший полковнику Мерфи вести допрос сержант Остин мог быть «ликвидатором», занимавшимся негласным устранением высокопоставленных служащих СС. Кроме того, Гиммлера могли умертвить не специально. Опасаясь, что он последует примеру Прюцмана, по приказу Мерфи его оглушили резиновой дубинкой, чтобы проверить ротовую полость, – и не рассчитали сил.

В 23:14 одетого только в рубашку и носки британской армии Гиммлера объявили мертвым. По плечи тело накрыли армейским одеялом. Кто-то надел ему на лицо очки, чтобы придать трупу большее сходство с рейхсфюрером СС. 26 мая 1945 года, после вскрытия, Гиммлера похоронили в секретном месте где-то под Люнебургом. Точное местонахождение могилы до сих пор держится в тайне.

24 мая 1945 года в 18 часов 15 минут тело Гиммлера осмотрели советские военные по вопросам контроля над выполнением условий немецкой капитуляции — полковник Горбушин, подполковник Иевлев и капитан Кучин.

Люди, поймавшие Гиммлера, — Губарев и Сидоров – узнали о развязке истории через пару дней, когда вновь получили назначение в патруль.

«На площади собралось 16 русских, ожидали машину. Пришел сюда тот же английский офицер и переводчик. Переводчик спросил: «Кто 21 мая привел трех человек немцев?» Я ответил: «Я», Губарев тоже ответил: «Я», записал наши фамилии, имена и отчества, город, где мы родились. Потом спросил: «Вы знаете, кого вы привели?» Мы ответили: «Нет». Тогда переводчик нам объяснил: «Тот, у которого был перевязан глаз, – это Гиммлер – начальник гестапо. Его отправили в другой город, там он во время допроса отравился и умер». После этого в лагере среди русских людей и среди английских солдат много шло разговоров о том, кто поймал Гиммлера», — рассказывал Сидоров в своих показаниях.

«За проявленную бдительность и находчивость при выполнении служебных обязанностей» Губареву и Сидорову объявили благодарность и премировали каждого пакетом Красного креста. Остается добавить, что в тот момент, когда красноармейцы «вязали» Гиммлера и его адъютантов, английские солдаты курили, беседовали и пили кофе.