«Фашистские злодеяния Никсона»: как КНР и США начали сближение

50 лет назад вышло заявление Мао Цзэдуна об американских агрессорах

Прослушать новость
Остановить прослушивание
20 мая 1970 года руководитель Китая Мао Цзэдун, реагируя на события в Камбодже, выступил с жестким заявлением против «американского империализма». Его призыв к «народам всего мира» сплачиваться и громить американских агрессоров и их приспешников, впрочем, привел не к эскалации напряжения в Юго-Восточной Азии, а, напротив, к сближению Китая и США. Все закончилось визитом президента Ричарда Никсона в КНР в 1972 году и потеплением отношений между странами.

20 мая 1970 года, в разгар «культурной революции» в Китае, агентство «Синьхуа» опубликовало в специальном выпуске заявление председателя ЦК Компартии Мао Цзэдуна «в поддержку борьбы народов против американского империализма».

«Народы всего мира, сплачивайтесь и громите американских агрессоров и всех их приспешников!», — начинался текст.

Как подчеркивал Мао Цзэдун, «после Второй мировой войны американский империализм и его последователи непрерывно развязывают агрессивные войны, а народы различных стран непрерывно громят агрессоров революционной войной». Он также обращал внимание на опасность новой мировой войны и призывал «народы всех стран» к ней готовиться.

Возмущение «великого кормчего» вызвал переворот в Камбодже 18 марта 1970 года, в результате которого дружественный Китаю и СССР принц Нородом Сианук был свергнут, а власть перешла к премьер-министру Лон Нолу. Мао Цзэдун усматривал в этих событиях «руку США». По его мнению, «будучи не в силах выиграть войну во Вьетнаме и Лаосе, американские агрессоры инспирировали реакционный государственный переворот клики Лон Нола — Сирик Матака, нагло послали войска в Камбоджу и возобновили бомбардировку северной части Вьетнама, вызвав гневное сопротивление со стороны народов трех стран Индокитая».

В своем обращении китайский лидер заявлял о безоговорочной поддержке Камбоджи.

«Американский империализм убивает людей чужих стран, он убивает также белых и негров собственной страны. Фашистские злодеяния Никсона (президент США Ричард Никсон. – «Газета.Ru») разожгли бушующее пламя революционного массового движения в США. Китайский народ решительно поддерживает революционную борьбу американского народа. Я уверен в том, что мужественно борющийся американский народ в конечном счете добьется победы, а фашистское господство в США неизбежно потерпит крах. Правительство Никсона, зажатое в тиски внутренних и внешних трудностей, находится перед лицом полного хаоса в стране и в крайне изолированном положении в мире. Массовое движение протеста против американской агрессии в Камбодже охватило весь земной шар», — утверждал Мао Цзэдун.

Он также обращал внимание на борьбу Кореи и других азиатских стран против «возрождения японского милитаризма» и борьбу палестинского народа и арабских стран «против американо-израильских агрессоров». Согласно формулировке председателя ЦК КПК, «американский империализм кажется громадой, но фактически является бумажным тигром и делает предсмертные потуги». Сравнение империалистов с бумажными тиграми было одним из любимых приемов Мао Цзэдуна. Он неоднократно использовал данное выражение в своих выступлениях.

Его заявление 50-летней давности оканчивалось теми же словами, что и начиналось – призывом громить американских приспешников, — и стало, безусловно, ярким событием своей эпохи.

Влиятельный американский политик второй половины XX века Генри Киссинджер в своей книге «О Китае», вышедшей в 2011 году, высказывал предположение, что Мао Цзэдун использовал вторжение войск США в Камбоджу как предлог для отмены очередного раунда переговоров между странами в Варшаве, намеченного как раз на 20 мая 1970-го. Как следствие, они больше никогда не возобновлялись.

«Никсон хотел провести встречу, менее связанную с бюрократическими проволочками и больше находящуюся под его прямым контролем. Мао Цзэдун стремился найти путь и осуществить прорыв к более высокому уровню контактов с правительством США, — вспоминал Киссинджер. – Обоим следовало продвигаться осторожно, чтобы преждевременное раскрытие не вызвало советской атаки или отказ другой стороны не помешал всей этой инициативе. Когда варшавские переговоры потерпели неудачу, на рабочем уровне в правительстве США, казалось, почувствовали облегчение, ведь одновременно исчезли сложности и внутренние риски от переговоров с Пекином».

По словам Киссинджера, если американские дипломаты пытались уклониться от контактов с китайцами, то сам он вместе с Никсоном, напротив, хотели использовать стратегическую ситуацию, сложившуюся в «треугольнике» отношений между СССР, Китаем и США.

Следует отметить, что Москва и Пекин к тому времени уже давно не были соратниками по коммунистическому движению. Раскол между державами произошел, в том числе, из-за разной оценки развенчания культа личности Иосифа Сталина. СССР рассматривался в качестве такого же вероятного и опасного противника, как и США. Мао Цзэдун внушал китайцам, что Советский Союз после 1956-1961 годов является империей.

«Во внешнеполитической сфере левореволюционаристская линия Мао Цзэдуна нашла отражение в виде концепции трех миров – двух «сверхдержав», развитых стран и развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки, включая Китай, совместно борющихся против «гегемонизма» сверхдержав, прежде всего против «социал-империализма», под которым подразумевался Советский Союз. При этом Мао Цзэдун проводил курс на подготовку к войне и наращивание военно-политической напряженности, вплоть до организации вооруженных провокаций на советско-китайской границе», — указывается в статье ведущего научного сотрудника Центра новейшей истории Китая Института Дальнего Востока РАН Дмитрия Смирнова «Из истории формирования и развития «идей Мао Цзэдуна».

Кульминацией напряженности советско-китайских отношений стал конфликт на острове Даманский в 1969 году.

Жесткие заявления руководителя китайских коммунистов против Америки, однако, не помешали его встрече с Никсоном. Уже в октябре 1970 года американский президент заявил, что мечтает побывать в Китае. В июле и октябре 1971-го КНР для подготовки визита посетил Киссинджер. Таким способом он положил начало более открытому общению между США и Китаем.

Сам Никсон приехал в гости к Мао Цзэдуну в феврале 1972 года.

В своих мемуарах Киссинджер написал по этому поводу: «Во время встречи Никсона с Мао, в которой я участвовал, я был потрясен его авторитетом. На встрече он стал центром внимания».

После этого визита родилась метафора «Никсон едет в Китай»: лишь столь известный противник коммунизма как Никсон мог отправиться в стан к врагу и встретиться с Мао Цзэдуном, не вызвав при этом подозрений в симпатиях к коммунизму. В более широком смысле метафора используется для обозначения того, что только не склонные к компромиссу политики способны нарушать неписанные запреты.

Визит Никсона в Китай положил начало дипломатическим отношениям между двумя странами после 22-летней вражды и способствовал ослаблению напряженности в Юго-Восточной Азии.

«Это была неделя, которая изменила мир, то что мы сказали в официальном заявлении и близко не так важно как то, что мы сделаем в грядущие годы, чтобы построить мост через 16 тыс. миль и 22 года враждебности, которые разделяли нас в прошлом. И то, что мы сказали сегодня, — это то, что мы построим этот мост», — заявил президент США перед возвращением в Вашингтон.

Итак, заявление Мао Цзэдуна о бумажных тиграх не только не раскалило до предела атмосферу между Китаем и США, но и неожиданно привело к их сближению. А проигравшим в этой комбинации оказался Советский Союз.