«Католическая пропаганда»: как Александр I запретил иезуитов

200 лет назад Александр I запретил иезуитов в России

25 марта 1820 года император Александр I запретил деятельность Ордена иезуитов на территории Российской империи, а всех его членов повелел выслать за пределы страны. После упразднения организации в Европе иезуитов пригласила в Россию Екатерина II, а Павел I открыто симпатизировал и покровительствовал им. Однако развернутая иезуитами пропаганда католичества всерьез взволновала православное духовенство. В наметившемся конфликте интересов Александр I встал на сторону православной церкви.

Общество Иисуса — мужской духовный орден Римско-католической церкви – было основано в 1534 году Игнатием Лойолой и строилось на принципах жесткой дисциплины, строгой централизации, беспрекословного повиновения старшим по положению и непререкаемого авторитета главы – пожизненно избираемого генерала, подчиненного папе Римскому. Для наибольшей успешности их деятельности орден разрешал многим иезуитам вести светский образ жизни, сохраняя в тайне свою принадлежность к обществу. Широкие привилегии, выданные папством иезуитам, способствовали созданию чрезвычайно гибкой и прочной организации, в короткое время распространившей свою деятельность на многие страны.

Иезуиты сыграли значительную роль в Контрреформации, активно занимались наукой, образованием и миссионерской деятельностью. В Средневековье они использовали казуистику, а также различные приемы для трактовки вещей в выгодном для себя ключе. Из-за подобной морали слово «иезуит» стало синонимом хитрого, двуличного человека.

Орден ведет свою деятельность и в наши дни. 31-м генералом Общества Иисуса является венесуэлец Артуро Соса. А папа Римский Франциск – первый в истории понтифик-иезуит.

В Россию иезуиты практически не попадали до XVIII века. На протяжении нескольких месяцев 1689 года в Москве в качестве дипломатического представителя польского короля Яна Собеского находился французский дворянин-иезуит Фуа де ла Невилль, написавший «Любопытное и новое известие о Московии». В том же году иезуиты входили в состав китайской делегации при заключении Нерчинского договора, который впервые определил характер отношений и границы между Россией и Китаем.

«Католическая пропаганда растет с поразительным успехом»

После первого раздела Речи Посполитой две сотни иезуитов с польских и литовских территорий оказались в Российской империи. Екатерина II взяла над ними покровительство, а также приютила у себя тех, кто бежал из Европы после роспуска ордена.

Значительным влиянием пользовался при дворе генерал Общества Иисуса в России австриец Габриэль Грубер, прибывший в Полоцк в 1784 году и сначала преподававший архитектуру и физику в местном иезуитском коллегиуме. Деятельность Грубера получила одобрение Екатерины II и Павла I, с которым иезуит познакомился в 1797 году во время посещения императором Полоцка. В июне 1799-го Павел I заверил Грубера в своем намерении поддерживать иезуитский орден, рассматривая его как средство борьбы с влиянием Французской революции. Грубер смог войти в доверие к императору, вылечив его жену от хронических зубных болей, и даже получил право входа к Павлу I без доклада. В октябре 1800 года император издал указ, по которому иезуиты получали право руководить системой образования в Литве. Под их опеку была передана Церковь святой Екатерины Александрийской в Санкт-Петербурге.

Как отмечал крупный дореволюционный историк, дядя Николая II великий князь Николай Михайлович, в XVIII веке под влиянием либеральных идей папа Климент закрыл иезуитский орден, но они остались под разными предлогами и званиями и стали прокрадываться через Польшу в Россию. Много иезуитов прикрывалось именем мальтийского ордена, которому покровительствовал Павел I.

Грубер добился легализации иезуитов на территории Российской империи, призвав императора стать «восстановителем и ангелом-хранителем Общества Иисуса». Причем влияние иезуитов на Павла I было так велико, что он сам просил папу Римского о восстановлении ордена в России. Соответствующая булла была получена уже после его убийства. А после смерти Франциска Каре в 1802 году Грубера избрали генералом. При нем католические идеи получили широкое распространение среди русской интеллигенции.

В числе родовитых эмигрантов, приехавших в Россию еще при Екатерине II, был граф Шуазель-Гуфье. Воспитателем при его сыне состоял аббат Николь, который добился основания учебного заведения для высшего дворянства.

«Иезуиты пристроились к этому делу, разумеется под чужой вывеской, — замечал великий князь Николай Михайлович в своем фундаментальном труде «Александр I». – Николь стал их орудием. Он приобрел дом рядом с великолепным дворцом Юсупова, близ Фонтанки, и в этот пансион повалила русская дворянская молодежь. Чтобы не пустить сюда разночинцев и мелкое дворянство, назначена была безбожная плата за воспитание – от 11 до 12 тыс. руб. в год. Список пансионеров блистал аристократическими именами: здесь видим Орловых, Меншиковых, Волконских, Бенкендорфов, Голицыных, Нарышкиных, Гагариных и т. д. Но и родители не оставались без влияния новых педагогов. Католическая пропаганда растет с поразительным успехом. Началось дело с одной печальной вдовы, княгини Голицыной, жены одного либерального и безбожного вельможи екатерининского времени, который запретил даже произносить имя Бога.

Овдовев в 70 лет, княгиня искала религиозного утешения. Религиозным утешением к ней явился кавалер Догардт.

Это был очень ловкий иезуит. Утешение кончилось переходом княгини в католицизм, и вслед за ней потянулись ее сестры. Целая толпа великосветских барынь стала прозелитками католицизма. При Павле на это смотрели сквозь пальцы, потому что иезуиты успели при дворе утвердить мысль, что существенной разницы между католицизмом и православием не существует, а что католицизм есть исповедание, наиболее умеющее воспитывать народ в консервативных, монархических стремлениях и принципах.

Случилось так, что в одной болезни императору помог некто Грубер. Ему была предложена награда, от которой он отказался, объявив, что он пользуется своей медициной не для корысти, а для славы имени Бога. Этот Грубер и был направителем целого ряда иезуитов, ставши воспитателем и руководителем великосветской молодежи и руководителем пансиона Николя. Значительная часть людей, которых мы видели в списке осужденных по делу 14 декабря, вышли из этого пансиона или воспитаны были такими гувернерами».

«Православное духовенство жаловалось на число обращений в католичество»

При Александре I привилегии иезуитов были уменьшены. Тем не менее, в 1803-1805 годах стараниями Грубера появились иезуитские миссии в Саратове, Одессе и Астрахани. Впоследствии в ряды Общества Иисуса вступили князь Иван Гагарин, публицисты Иван Мартынов и Евгений Балабин. Сам генерал Грубер погиб 7 апреля 1805 года во время пожара в своей резиденции в Санкт-Петербурге. Это случилось за две недели до заключения антинаполеоновского союза между Россией и Англией, поэтому многие считали его смерть не случайной. Преемником Грубера в качестве генерала ордена стал этнический поляк Фаддей Бжозовский.

«Внезапная смерть Павла I была для иезуитов не только неожиданностью, но и нравственным поражением, — подчеркивалось в вышедшей в 1870 году книге священника Михаила Морошкина «Иезуиты в России, с царствования Екатерины II и до нашего времени». — Иезуиты боятся Палена (граф Петр Пален – организатор заговора против Павла I. – «Газета.Ru»). Удаление от дела правления Палена принято было иезуитами за хорошее предзнаменование. Самостоятельное правление Александра I если не возбуждало в иезуитах больших надежд, то и не представляло больших опасений для их ордена. Лица, стоявшие близко к Александру I, были или прямые защитники и покровители иезуитов, или косвенно содействовали их видам и делам».

В начале своего правления Александр I потребовал от иезуитов воздерживаться от католической пропаганды.

В период руководства Бжозовского деятельность Общества Иисуса сильно расширилась. Новые миссии появились на юге России и в Сибири. Число членов ордена дошло до 349.

«Запрещение заниматься католической пропагандой, конечно, не было выполнено иезуитами. Эту пропаганду они вели в высшем обществе, вербуя себе последователей. Пропаганда эта велась, конечно, тайно, ибо иезуиты хорошо понимали грозящую ответственность», — констатировал в своей книге «Иезуиты» Павел Бунин.

В 1814 году при активном участии российских иезуитов последовало полное восстановление ордена во всем мире. Соответствующую буллу издал папа Пий VII. Бжозовский распространил свое влияние за пределы России. Тем временем православное духовенство завалило императорский двор жалобами на резко возросшее число обращений в католичество. Их апелляции подействовали на Александра I. 20 декабря (по старому стилю) 1815 года самодержец издал указ, согласно которому все иезуиты во главе с генералом высылались из Санкт-Петербурга, а самому Бжозовскому было запрещено покидать Россию. «Гнездом» ордена стал Полоцк.

Точка в этом деле была поставлена 25 марта (по новому стилю) 1820 года – через месяц с небольшим после кончины Бжозовского в возрасте 70 лет. В тот день по докладу министра духовных дел и просвещения князя Александра Голицына император Александр I подписал указ о высылке иезуитов из Российской империи навсегда. Их имущество было конфисковано и перешло в казну, а коллегии и академии упразднены. При этом российским подданным при условии выхода из ордена было позволено остаться в России.

В течение следующего года из страны депортировали 317 иезуитов. Из российских подданных с Обществом Иисуса порвали 23 человека.

«Иезуиты – это сторожевые псы верховной власти»

Подобное отношение к иезуитам сохранялось и при преемниках Александра I. Так, в статье 219 Устава о паспортах, вышедшего в 1903 году, в период правления Николая II и научной работы великого князя Николая Михайловича, в частности, говорилось:

«Иезуиты ни под каким видом и наименованием не впускаются в Россию.

Российские миссии и консульства всякий раз при выдаче паспортов едущим в Россию духовным должны требовать от них письменного объявления, что они ни по чему не принадлежат и не принадлежали к иезуитскому ордену, и о таковых объявлениях упоминать не только в донесениях Министерству иностранных дел, но и в самых паспортах. Высланным же из России иезуитам, хотя бы они и представили свидетельства об оставлении ими иезуитского ордена, выдавать паспорта на возврат в Россию вовсе запрещается».

Запрет деятельности иезуитов действовал вплоть до Февральской революции 1917 года. Советская власть относилась к иезуитам не менее враждебно как к шпионской спецслужбе католической церкви. Общество Иисуса вновь появилось в России в 1992 году.

Почему иезуиты оказались столь желанными гостями в России, что император Павел стал даже хлопотать за них перед папой? Революционное движение, грозившее перевернуть весь сложившийся политический уклад жизни, заставило защитников абсолютной монархии искать друзей, на которых бы можно было опереться. Иезуиты поняли, что настало время для их деятельности и они выступили как оплот реакции. Роль иезуитов в это время хорошо определил граф Иосиф де Местр следующими словами:

«Иезуиты – это сторожевые псы верховной власти; вы не хотите дать им воли грызть воров, тем хуже для вас; по крайней мере, не мешайте им лаять на них и будить вас».

Правда, эти «псы» не обладали только собачьей верностью. Они оберегали и защищали того, кто гладил их по шерсти, в противном случае, немедленно показывали клыки и кусали. Эта роль псов, защищающих реакцию, и заставили покровительствовать им русских императоров. Но когда «псы» стали подкапываться под устои, на которых покоилась старая власть, их беспощадно изгнали из России».