«Служи России»: как Александр II сменил Николая I на престоле

165 лет назад умер Николай I и на русском престоле воцарился Александр II

2 марта (по новому стилю) 1855 года скончался император Николай I. На престол взошел его старший сын Александр, который избавил Россию от крепостного права, помиловал декабристов, продал американцам Аляску и пал жертвой террористов.

2 марта (18 февраля по ст. стилю) 1855 года, в разгар неудачно складывавшейся для России Крымской войны, умер император Николай I. Его кончине предшествовала странная история. В начале февраля государь слегка простудился. Несмотря на недомогание, он отправился на смотр войск в легком пальто и в открытых санях при 20-градусном морозе. На следующий день повторил поездку, чем возмутил своего доктора. Вечером того же дня Николай I слег в постель, и больше не вставал.

Прощаясь с семьей и наследником, он сказал: «Мне хотелось, приняв на себя все трудное, все тяжелое, оставить тебе царство мирное, устроенное и счастливое. Провидение судило иначе. Теперь иду молиться за Россию и за вас. После России, я вас любил более всего на свете. Служи России».

В 12:30 над Зимним дворцом взвился черный флаг. К толпам народа вышел чиновник и объявил о смерти императора Николая Павловича.

По свидетельству очевидцев, «раздался какой-то рев толпы». Многие историки подчеркивали, что неожиданный уход из жизни 58-летнего самодержца потряс современников.

«На 18 февраля 1855 года, т. е. дне смерти императора Николая, можно положить конечный рубеж целого периода нашей истории, который начался с воцарением новой династии после Смутного времени. В этот период действовали известные начала, которые служили основанием нашей политической и общественной жизни. С 18 февраля 1855 года начинается новый период, в который выступают иные начала жизни», — констатировал великий историк Василий Ключевский, которому в момент смерти Николая I было 14 лет.

На следующий день после кончины самодержца его старший сын выступил на заседании Государственного совета и объявил, что отец в последние часы жизни сказал ему: «Сдаю тебе мою команду, но, к сожалению, не в том порядке, как желал, оставляю тебе много трудов и забот».

В исторической литературе часто приводится мнение об Александре II фрейлины его супруги Марии Александровны и дочери знаменитого поэта – Анны Тютчевой. На ее взгляд, наследник «был бы прекрасным государем в хорошо организованной стране и в мирное время там, где приходилось бы только охранять, но ему недостает темперамента преобразователя».

Сомнения у современников вызывала сама способность нового монарха действовать решительно и твердо.

Александр Николаевич — второй после Петра I император, появившийся на свет в древней столице — Москве. Он с первых лет жизни имел высокие шансы взойти на трон, поскольку старшие братья отца — Александр I и великий князь Константин Павлович — остались бездетными в браке. Учитывая особое положение сына и ожидающую его миссию, Николай I дал ему блестящее образование.

Александр II вступил на престол в 36 лет. В отличие от большинства Романовых, он подходил к своей миссии после целенаправленной подготовки, будучи уже зрелым и сформировавшимся человеком с обширными знаниями в самых разных областях и, что очень важно, с собственными четкими представлениями об устройстве мира и общества.

Кроме парадов и балов он очень любил охоту. Впоследствии Александр даже говорил, что книга Ивана Тургенева «Записки охотника» убедила его в необходимости отмены крепостного права. В юности наследник со своим наставником Василием Жуковским посетил 30 губерний, и потому хорошо знал страну и ее жителей. В Сибири петербургские гости встречались с декабристами, в Вятке экскурсию по краю для них провел ссыльный Александр Герцен. Позже наследник престола хлопотал перед отцом о смягчении участи своих новых знакомых.

Заняв трон, Александр II издал манифест, который гласил: «Воздав последний долг священному праху Любезнейшего Родителя Нашего и не переставая воссылать усердные, горячие мольбы к Престолу Всевышнего об успокоении в лучшем мире чистой, истинно Христианской души Его, Мы признали за благо, по примеру Его и всех Наших Августейших Предшественников, ознаменовать начало Нашего Царствования дарованием народу возможных в настоящее время льгот и прощением или облегчением участи тех из подданных Наших, кои хотя омрачили себя противозаконными деяниями, но могут еще, чрез совокупное действие правосудия и милосердия, быть нравственно исправлены и загладить прошедшее новой жизнью, сообразною с обязанностями их к Богу и ближним».

Воцарение Александра II не обошлось без неприятных сюрпризов. В день восшествия его на престол в Москве с колокольни Ивана Великого сорвался большой колокол и убил двух человек.

«С воцарением Александра Николаевича открывались новые, далеко идущие перспективы, предвиделась возможность проведения коренных реформ в армии», — отмечал в своей книге «Александр II: роман-хроника» историк Александр И. Яковлев.

Князь Петр Кропоткин давал Александру II нелестную личностную характеристику. Будущий теоретик анархизма неплохо знал императора и его характер, поскольку в юности служил у него камер-пажом.

«Александр II унаследовал от отца много черт деспота, и они просвечивали иногда, несмотря на обычное добродушие его манер. Он легко поддавался гневу и часто обходился крайне пренебрежительно с придворными. Ни в вопросах политики, ни в личных симпатиях он не был человеком, на которого можно было положиться, и вдобавок отличался мстительностью. Сомневаюсь, чтобы он искренно был привязан к кому-нибудь. Окружали его и были близки ему порой люди совершенно презренные, — рассказывал Кропоткин в своих «Записках революционера». –

Из всей императорской фамилии, без сомнения, наиболее симпатичной была императрица Мария Александровна.

Она отличалась искренностью, и когда говорила что-либо приятное кому, то чувствовала так. На меня произвело глубокое впечатление, как она раз благодарила меня за маленькую любезность (после приема посланника Соединенных Штатов). Так не благодарит женщина, привыкшая к придворной лести. Она, без сомнения, не была счастлива в семейной жизни».

Историк Леонид Ляшенко в своей работе «Александр II, или История трех одиночеств» отмечал:

«Для городских слоев и крестьянства воцарение нового императора связывалось с надеждами на выравнивание правового положения российских сословий, вплоть до освобождения помещичьих крестьян и отмены ряда проявлений крепостного права. Ожидания широких народных масс весьма трудно точно классифицировать и потому, что эти ожидания слишком широки, и потому, что они чрезвычайно неопределенны. Можно сказать, что массы надеялись на улучшение своей жизни, подразумевая под этим прежде всего улучшение своего материального положения».

Впрочем, воцарение Александра II не вызвало в обществе большого оптимизма. С ним не связывали надежд на решительные перемены или, как любили выражаться «прогрессисты» конца 1850-х годов, на «обновление». К тому же новый монарх, не имея ни четкой программы действий, ни своей политической «команды», в первые годы царствования вынужден был опираться на отцовские принципы управления государством и его же внешнеполитическую линию, обращал внимание Ляшенко. Во всяком случае, выступая через пять дней после воцарения на приеме дипломатического корпуса, он заявил, что будет «настойчиво придерживаться политических принципов отца и дяди — это принципы Священного союза».

В свою очередь, Ключевский обращал внимание на то, что первые шаги Александра II отнюдь не выдавали в нем будущего реформатора:

«Он был известен за представителя дворянских привилегий, и первые акты его царствования поддерживали в дворянском обществе это убеждение.

Актами этими было выражено и подчеркнуто намерение нового правительства нерушимо охранять дворянские права. Вот почему желавшие развязки тяжелого вопроса мало ждали от нового царствования. Пока правительство было отвлечено внешней борьбой, доставшейся по наследству от прежнего царствования. Наконец, 18 марта 1856 года был заключен Парижский мир. В этот промежуток некоторые сравнительные перемены еще более убедили дворянство, что его права останутся неприкосновенными».

Короновался Александр II, как и полагалось, в Москве. 7 сентября (17 августа по ст. стилю) 1856 года он торжественно въехал в Первопрестольную под звон колоколов и грохот пушек. Рядом с ним были братья и старшие сыновья – 13-летний Николай и 11-летний Александр. В этот день император помиловал всех остававшихся в живых декабристов.