Выстрелы в Майниле: кто начал войну СССР с Финляндией

80 лет назад на советско-финской границе произошел Майнильский инцидент

26 ноября 1939 года произошел Майнильский инцидент, послуживший предлогом к началу советско-финской войны. Военнослужащие РККА были обстреляны у государственной границы и понесли потери. Руководство СССР возложило вину за случившееся на Финляндию. На Западе ЧП считается намеренной советской провокацией.

Что СССР хотел от Финляндии

Взаимные территориальные претензии значительно осложняли отношения Хельсинки и Москвы с момента обретения Финляндией независимости 31 декабря 1917 года и последовавшей череды вооруженных конфликтов между странами. Так, в 1935 году нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов отмечал наибольшую враждебность с финской стороны по отношению к советскому строю среди всех соседних государств.

Финские националисты мечтали отторгнуть от Советского Союза часть исконных, по их мнению, финских земель. В свою очередь, советское руководство было озабочено решением вопроса о переносе границы подальше от Ленинграда. Вплоть до эскалации напряженности в 1939 году граница проходила по реке Сестра: с 1811 года она отделяла Великое княжество Финляндское от остальной Российской империи, а с 1920-го являлась рубежом между независимой Финляндией и РСФСР (с 1922 года – СССР).

80 лет назад заграница начиналась примерно в 50 км от Ленинграда.

С самого начала установления советской власти она превратилась в излюбленное место деятельности контрабандистов и прочих нелегалов, которым не составляло труда проникать в СССР через плохо охраняемую местность близ неглубокой и к тому же имеющей много бродов Сестры. Например, в 1927 году этим путем на советскую территорию и далее в Ленинград попала диверсионная группа из членов Русского общевоинского союза (РОВС) – крупнейшей боевой организации эмигрантов-белогвардейцев. Имевшие целью посеять панику в городе мстители устроили взрыв в партклубе Ленинградского коммунистического университета, убив одного и ранив 26 человек.

Однако Иосиф Сталин опасался более глобальных проблем вроде нападения нацистской Германии из Финляндии. С подписанием пакта Молотова — Риббентропа подобная перспектива вроде бы отпала. Однако в 1941-м немцы успешно использовали для своих атак авиабазы на финской территории, несмотря на перемещение границы вглубь Финляндии.

Но все это случилось позднее, а осенью 1939-го Сталин многозначительно заявил финским коллегам:

«Мы ничего не можем поделать с географией, так же, как и вы. Поскольку Ленинград передвинуть нельзя, придется отодвинуть от него подальше границу».

Прибывшей в Москву на переговоры представительной финской делегации был предложен актуальный, с советской точки зрения, вариант нормализации ситуации. В обмен на перенос границы на 90 км от Ленинграда (то есть, еще примерно на 40 км от имевшейся разграничительной линии) и четыре острова в Финском заливе официальная Москва обязывалась передать соседям часть Карелии общей площадью вдвое больше полученной территории. Кроме того, по плану СССР оба государства должны были разоружить свои фортификационные укрепления на Карельском перешейке.

Власти Финляндии категорически отказались принять условия, выдвинув встречный вариант: Советскому Союзу достаются два острова и ближайшие к Ленинграду, углубленные в советскую территорию населенные пункты Териоки и Куоккала (ныне Зеленогорск и Репино) с окрестностями. Такой компромисс Москву не устроил. 9 ноября 1939 года переговоры были свернуты. Как считают современные историки, началась усиленная подготовка к войне.

Советские военные обстреляли сами себя?

Две с небольшим недели спустя, 26 ноября, случился печально знаменитый инцидент в Майниле — приграничной деревне менее чем в 1 км от левого берега Сестры, насчитывавшей в тот период 40 дворов и имевшей пограничную заставу. Около 16:00 сонное, частично находившееся в лесу селение сотрясли семь мощных орудийных выстрелов. Жертвами атаки стали трое рядовых и один младший командир, еще девять человек — семь рядовых и два командира — получили ранения. Советские военные демонстративно не предприняли ответных действий.

По их версии, предположительно, стреляла финская противотанковая пушка, расположенная рядом с населенным пунктом Яппинен в 5 км от Майнилы.

В оперативном порядке СССР назвал Финляндию ответственной за нападение на пограничников.

Сегодня многие исследователи сходятся во мнении, что Майнильский инцидент явился четко спланированной провокацией советского командования, имевшей целью оправдать последующее вторжение Красной армии в Финляндию. Однако советские историки упрямо стояли на позиции правительства о финской агрессии. Окончательно принятая в СССР точка зрения так и не была развенчана – не хватило доказательств. Тем не менее, основываясь на косвенных данных, современные историки возлагают ответственность за Майнильский инцидент на СССР. Прозападная версия построена на утверждении о том, что обстрел деревни был делом рук спецподразделения НКВД.

«Только после распада Советского Союза в России начали более широко признавать, что Финляндия не производила артиллерийских выстрелов и не убивала четырех советских солдат на поле маленькой приграничной деревни Майнилы 26 ноября 1939 года, — писало финское издание Ilta-Sanomat в 2017 году. — Однако показательно то, что и до сих пор в России есть люди, которые верят в виновность Финляндии в выстрелах в Майниле или намеренно пытаются заставить других поверить этому утверждению в интернете». По мнению автора материала, известной в стране журналистки Арьи Паананен, словосочетание «Майнильский инцидент» настолько прочно связано с национальной памятью финнов, что даже молодые поколения быстро осознают важность исторического события, которое в наше время все чаще выступает в качестве имени нарицательного.

Итак, после ЧП все официальные советские органы стремились показать искреннее негодование. Председатель Совнаркома Вячеслав Молотов назвал случившееся «воплощением желания финской белогвардейщины держать Ленинград под угрозой удара своих войск». В официальной ноте советских властей к финскому правительству сообщалось:

«26 ноября, в 15 часов 45 минут, наши войска, расположенные на Карельском перешейке у границы Финляндии, около села Майнила, были неожиданно обстреляны с финской территории артиллерийским огнем.

Всего было произведено семь орудийных выстрелов, в результате чего убито трое рядовых и один младший командир, ранено семь рядовых и двое из командного состава. Советские войска, имея строгое приказание не поддаваться провокации, воздержались от ответного обстрела».

Сообщение главной партийной газеты «Правда», составленное на основе данных из штаба Ленинградского военного округа (ЛВО), несло схожую информацию, но давало некоторые подробности: «Для расследования на месте выслан начальник первого отдела штаба округа полковник Тихомиров. Провокация вызвала огромное возмущение в частях, расположенных в районе артналета финнов».

Маннергейм ждал провокацию с октября

В целях предотвращения новых инцидентов власти СССР в ультимативной форме потребовали отвода финских войск на 20–25 км от границы.

В свою очередь, Финляндия категорически отвергла причастность к инциденту у Майнилы. Ссылаясь на данные звукометрических постов, финны утверждали: семь выстрелов были произведены около 16:00 с советской стороны с расстояния примерно 1,5-2 км на юго-восток от места разрыва снарядов. Официальный Хельсинки уверял, что никакой артиллерии, особенно дальнобойной, в приграничной зоне на правом берегу Сестры нет, а также предлагал организовать совместную комиссию для расследования ЧП. Отвести своих солдат от границы Финляндия соглашалась при условии зеркальной меры со стороны СССР. Москва ответила отказом, сославшись на необходимость обеспечивать безопасность Ленинграда.

Дальнейшие события развивались с калейдоскопической быстротой. 28 ноября 1939 года СССР в одностороннем порядке расторг договор о ненападении и о мирном урегулировании конфликтов с Финляндией, подписанный 21 января 1932 года, а в 08:00 утра 30 ноября войска ЛВО по приказу Главного командования РККА и «ввиду новых вооруженных провокаций со стороны финской военщины» перешли границу на Карельском перешейке и в других местах. В тот же день советская авиация бомбила и обстреляла из пулеметов Хельсинки. Из-за ошибки летчиков пострадали в основном рабочие кварталы.

Маршал Карл Маннергейм, 30 ноября 1939 года назначенный верховным главнокомандующим армии Финляндии, впоследствии отмечал, что ждал советскую провокацию с середины октября.

«Когда я лично побывал 26 октября на Карельском перешейке, генерал Вильхо Ненонен заверил меня, что артиллерия полностью отведена за линию укреплений, откуда ни одна батарея не в силах произвести выстрел за пределы границы», — писал военачальник.

Любопытно, что Никита Хрущев годы спустя констатировал, что 26 ноября 1939 года РККА обстреляла финскую территорию по приказу командарма 1-го ранга Григория Кулика. Впрочем, были это первые или ответные выстрелы, равно как и то, кто начал атаку, Хрущев не знал.

Вместо предполагаемых пары недель советско-финская война затянулась на 105 дней, которые развеяли миф о могуществе РККА. Советские войска потеряли 126 875 человек убитыми и пропавшими без вести. Почти 265 тыс. получили ранения и обморожения или заболели. Потери Финляндии составили лишь 48 тыс. убитыми и 43 тыс. ранеными.