Крабы, львы и коровы: как появилась гомосексуальность

Ученые оценили древность гомосексуальности

Гомосексуальное поведение животных зародилось еще в глубокой древности, считают американские ученые — даже первые организмы, способные к половому размножению, скорее всего, были бисексуальны. Они предлагают пересмотреть подход к изучению полового поведения животных для лучшего его понимания.

Гомосексуальное поведение животных зародилось еще в глубокой древности, считают исследователи из Йельского университета — даже первые организмы, способные к половому размножению, скорее всего, были бисексуальны. Свои доводы они обосновали в статье в журнале Nature Ecology & Evolution.

Гомосексуальное поведение было зарегистрировано более чем у 1500 видов животных, включая жаб, гусей, коров, обезьян, змей и крабов. Эволюционные биологи долгое время называли однополые контакты дарвиновским парадоксом — если такое поведение не дает преимуществ в размножении, то как оно может быть настолько устойчивым?

Авторы работы считают, что гомосексуальное поведение у животных появилось еще на заре эволюции и сохранилось ввиду того, что не требует особых трудозатрат, а также обеспечивает ряд выгод.

«Мы предлагаем изменить наше представление о сексуальном поведении животных», — говорит Джулия Монк, ведущий автор исследования.

Исследователи рассмотрели множество видов полового взаимодействия, не приводящие к размножению — например, самостимуляцию или спаривание с трупами и неодушевленными объектами. Однако устойчивой и систематически наблюдаемой у огромного числа животных оказалась лишь гомосексуальность.

В частности, она присутствовала у иглокожих, — морских звезд, морских ежей, — которые похожи на древние организмы, когда-то давно развившие половое поведение.

Таким образом, считают ученые, даже древние многоклеточные, еще весьма примитивные, но уже способные к половому размножению, скорее всего были бисексуальны.

Как правило, исследования сексуального поведения животных основываются на двух предположениях, поясняют ученые. Во-первых, однополое поведение сопряжено с большими затратами времени и энергии на деятельность, которая не имеет потенциала для репродуктивного успеха. Во-вторых, предполагается, что однополое поведение появилось у разных видов животных независимо друг от друга.

Однако авторы работы считают, что и однополые, и разнополые сексуальные контакты появились еще при зарождении полового размножения и были характерны для множества видов. Кроме того, они не думают, что однополые контакты ресурсозатратны — они называют такое поведение скорее «нейтральным», то есть не имеющим ни явно положительного, ни явно отрицательного влияния на репродуктивные возможности особи.

Кроме того, отмечают они, в рамках вида склонность к гомосексуальности может говорить о некоторых преимуществах.

Многие виды не моногамны и спариваются со множеством других особей. Пусть иногда это выливается и в однополые связи, в целом такая половая «неразборчивость» способствует увеличению количества потомков и повышению генетического разнообразия.

«Если особи слишком разборчивы в выборе партнеров, они просто спариваются с меньшим количеством представителей своего вида. Однако при меньшей избирательности, даже если они практикуют гомосексуальные связи, шансы спаривания с особями противоположного пола также растут», — поясняет соавтор исследования Макс Ламберт.

Так, авторы работы выяснили, что самцы жуков-могильщиков более активно вступают в однополые связи, когда у них не ладится с самками. Таким образом они демонстрируют свою готовность к спариванию, которую не могли бы показать, участвуя лишь в разнополых контактах.

Однако имеющиеся свидетельства гомосексуального поведения у животных довольно разрозненны и ученые редко пытаются систематизировать их и выяснить, насколько они часты по сравнению с разнополыми контактами, отмечают исследователи.

«До сих пор большинство биологов считали однополые связи чрезвычайно ресурсозатратными, и, следовательно, воспринимали их как отклонения, — говорит Ламберт. — Убежденность в этом не позволила нам как сообществу активно изучать, как часто и в каких условиях имеет место склонность к гомосексуальным связям.

Но, учитывая наши наблюдения, можно предположить, что однополые контакты, происходят довольно часто среди тысяч видов. Представьте, сколько всего удалось бы изучить, если бы мы допустили, что это не случайности, а закономерность».

Монк отмечает, что научный вопрос об устойчивом существовании однополых сексуальных отношений среди животных уже давно рассматривается сквозь призму человеческого общества, которое исторически считало некоторые модели поведения «нормальными» или «ненормальными». По ее словам, эта тенденция препятствует нашему пониманию поведения животных, поскольку она поддерживает лишь те исследования, которые ее подтвержают, и не позволяет взглянуть на ситуацию беспристрастно.

«Когда углубляешься в исследования поведения животных, нельзя не впечатлиться его разнообразием и тем, как животные все время действуют вразрез с нашими ожиданиями, — говорит она. — И это должно заставить нас усомниться в этих ожиданиях.»