«Мы не уникальны»: интервью нобелевского лауреата «Газете.Ru»

Интервью нобелевского лауреата Мишеля Майора «Газете.Ru» от 2013 года

Во вторник астроном Мишель Майор был объявлен нобелевским лауреатом по физике. Еще в 2013 году ученый рассказал в интервью «Газете.Ru», как открыл первую экзопланету, почему научное сообщество поначалу не верило в существование других миров, и о том, верит ли он в жизнь за пределами Земли.

Присуждение Нобелевской премии по физике астрономам Мишелю Майору и Дидье Кело стало довольно ожидаемым событием. В 1995 году ученые нашли первую планету за пределами Солнечной системы — у звезды 51 Пегаса. Майору и Кело удалось сделать свое открытие, когда чувствительность спектрографа впервые позволила засечь колебания звезды, вызванные вращением планеты.

Эпохальная работа, опубликованная в журнале Nature, открыла новое направление в астрономии, и сегодня обнаружение экзопланет поставлено на поток – их открыто более 4 тысяч! «Газета.Ru» публикует интервью с Майором, продолжающим трудиться в Женевской обсерватории, которое он дал в 2013 году, где ученый рассказал о своем открытии, планах и вере в инопланетную жизнь.

— До вашего открытия планеты у звезды 51 Пегаса как астрономы относились к идее того, что Солнечная система не уникальна и у других звезд также могут быть планеты?

— Начиная примерно с 1940 года большая часть астрономического сообщества (судя по опубликованным статьям) считала, что в нашей Галактике есть миллиарды планет. А в самом начале XX века общее ощущение было диаметрально противоположным. Опираясь на теорию Джинса, до 40-х годов астрономы считали, что планетные системы чрезвычайно редки.

Что касается лично меня, я всегда был уверен в существовании экзопланет (я вообще не приемлю идею о том, что мы уникальны и все такое).

На самом деле первые опыты по поиску экзоюпитеров были произведены Кемпбеллом и Уолкером, а также Марси и Батлером в конце 1994-го и начале 1995 года, но дали отрицательные результаты. К тому же в феврале 1995 года Алан Босс, изучая условия, необходимые для формирования планет типа Юпитера, заявил, что орбитальный период (год) таких планет не может быть короче 10 лет!

— Как в 1995 году вы пришли к новому методу поиска — отслеживанию мельчайших колебаний звезд в такт движению планет?

— В то время я был перегружен восхитительными результатами нашего кросс-корреляционного спектрографа CORAVEL и работал над созданием спектрографа нового поколения ELODIE для Обсерватории Верхнего Прованса. Точность спектрографа ELODIE оказалась в 20 раз выше, чем у старого прибора. Он позволял фиксировать колебания звезды со скоростью 10 метров в секунду, что давало возможность искать тяжелые планеты. Чем я и занялся.

— Какую часть современной астрономии занимают поиски экзопланет и какую роль в этом играет пиар?

— После открытия звезды 51 Пегаса огромное число команд стали работать в этой области астрономии. Это абсолютная терра инкогнита, с огромным потенциалом открытий, включая разнообразие планетных систем, внутренней структуры, атмосфер и так далее.

— Вы верите в существование жизни за пределами Земли?

— Я чувствую себя очень комфортно, считая жизнь «космическим императивом». Эту концепцию продвигал биохимик, нобелевский лауреат Кристиан де Дюв, который говорил, что там, где есть подходящие физико-химические условия, жизнь возникнет сама. Это мое личное ощущение, но… нам надо доказать это с научной точки зрения при помощи миссий, которые смогут детектировать спектральные признаки жизни в атмосферах планет, которые находятся в потенциально обитаемых зонах. Это отличный вызов для будущих поколений!

— Как вы оцениваете роль России в современной астрономии и, в частности, поисках экзопланет?

— Я действительно надеюсь на то, что наши российские коллеги смогут присоединиться к некоторым существующим космическим и наземным экспериментам по поиску и описанию экзопланет. И... возможно, присоединиться к Европейской южной обсерватории, почему бы и нет?

— Какие новые тренды и открытия ждут нас в области обнаружения новых планет?

— Области, в которых мы ожидаем крупные прорывы, — изучение планетных атмосфер, развитие совершенных систем адаптивной оптики для прямых наблюдений, поиск близнецов Земли (твердых планет внутри зоны обитаемости). Большинство усилий в этом направлении смогут принести результаты благодаря крупным коллаборациям, или запуску космических миссий, или строительству очень крупных телескопов, таких как Европейский чрезвычайно большой телескоп E-ELT диаметром 39 метров в Европейской южной обсерватории (Чили).

— Над чем вы сейчас работаете?

— Большинство моих интересов и работ связано с поисками самых легких планет методом доплеровской спектроскопии. Я хотел бы найти целый список твердых планет в зоне обитаемости, вращающихся рядом с ближайшими к нам звездами, чтобы помочь последующим исследованиям…