«Это не сговор двух диктаторов»: оправдан ли пакт о ненападении

Пакт о ненападении между СССР и Германией был оправдан, считает Сергей Иванов

Подписание Договора о ненападении между нацистской Германией и СССР в 1939 году было оправдано и полностью отвечало «нашим национальным интересам», заявил председатель попечительского совета Российского военно-исторического общества Сергей Иванов. По его мнению, заключение соглашения с Адольфом Гитлером избавило Советский Союз от угрозы войны на два фронта.

Бывший министр обороны России Сергей Иванов впервые встретился с журналистами в качестве председателя попечительского совета Российского военно-исторического общества (РВИО). В ходе пресс-конференции на тему «К 80-летию начала Второй мировой войны: от Версаля до Глейвица» известный политик и чиновник предостерег от вброса в медийное пространство недостоверной информации о событиях первой половины XX века, что, по его мнению, будет происходить в текущем году, а также от различных манипуляций на тему вооруженных конфликтов в Европе 1930-1940 годов.

«Приближается 80-летняя годовщина подписания пакта Молотова – Риббентропа и начала Второй мировой войны, — отметил Иванов в своем выступлении. — Не считаю себя провидцем, но, не боясь ошибиться, предсказываю, что по мере приближения 1 сентября будет очень много публикаций, фальсификаций и фейков по поводу того, что в развязывании этой войны виноват Советский Союз.

Немножечко Адольф Гитлер, конечно, но в основном СССР, который пошел на сговор с фашистской Германией, разделил Европу – и это послужило поводом для начала Второй мировой войны.

Мол, если бы не было подписания Договора о ненападении, то и никакой войны бы не было. Это чушь, конечно, но она сознательно вдалбливается».

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом был подписан в Москве 23 августа 1939 года. Стороны соглашения обязывались воздерживаться от нападения друг на друга и соблюдать нейтралитет в случае, если одна из них становилась объектом военных действий третьей стороны. Участники соглашения также отказывались от союзных отношений с другими державами, «прямо или косвенно направленных против другой стороны». Предусматривался взаимный обмен информацией о вопросах, затрагивающих интересы сторон.

«Подчеркиваю: советско-германский договор и секретные приложения к нему не были сговором двух диктаторов. Утверждение обратного является попыткой переложить с больной головы на здоровую. Обличать Сталина, обличать Советский Союз становится очень модным, потому что за этим следуют призывы: российский народ должен покаяться, признать свою вину и, как призывают некоторые страны, — еще и возместить материальный ущерб. Закрывать глаза на такие мысли нельзя», — уверен Иванов.

Он также не сомневается, что экспансионистская внешняя политика Германии в 1930-х годов была вызвана итогами Первой мировой войны.

«На мой взгляд, Версальский договор в Компьенском лесу (На самом деле Версальский договор был подписан в Зеркальном зале Версальского дворца, в то время как заключение Компьенского перемирия состоялось в штабном вагоне маршала Фоша. – «Газета.Ru») уже заложил мину в послевоенное устройство Европы после окончания Первой мировой. Потому что условия Версальского договора были унизительными и оскорбительными для Германии. По крайней мере, так считают многие российские историки, ученые. То, что стало происходить после этого, по-моему, это наглядно доказывает», — констатировал Иванов.

Политику Англии и Франции по отношению к Третьему рейху уже тогда можно было назвать умиротворением агрессора, сказал он.

«Все дальнейшие события это подтверждают. Они хотели направить агрессивные устремления Гитлера на Восток. Это абсолютно понятно.

Уже тогда Советский Союз активно продвигал идею коллективной безопасности. Сейчас Россия продвигает ту же самую идею».

Иванов затронул и так называемый Мюнхенский сговор — соглашение, подписанное 30 сентября 1938 года премьер-министром Великобритании Невиллом Чемберленом, премьер-министром Франции Эдуардом Даладье, рейхсканцлером Германии Адольфом Гитлером и премьер-министром Италии Бенито Муссолини. Соглашение касалось передачи Чехословакией Германии Судетской области.

«Мюнхенское соглашение окончательно развязало руки Гитлеру, — отметил председатель попечительского совета РВИО. — Чехословакия наряду с Австрией стала первой прямой жертвой агрессии. Оккупировав Чехословакию, Гитлер получил огромный дополнительный экономический потенциал. Каждый пятый образец вооружения вермахта был произведен в этой стране».

По мнению Иванова, пакт Молотова – Риббентропа был заключен, исходя из «советских национальных интересов». Председатель попечительского совета РВИО считает подписание договора «вполне оправданным». В свою очередь, «наши партнеры, так называемые друзья исходили из своих национальных интересов», добавил он.

«Часто говорится, что Сталин или советское правительство заключили договор с Германией для того, чтобы разделить Польшу и захватить Прибалтику. У нас не было никаких документов или фактов, свидетельствующих о том, что Гитлер стопроцентно нападет на Польшу. А уж делить Польшу мы точно не собирались. Кстати, этой стране мы тоже предлагали соглашение о ее защите, защите ее интересов. Но поляки категорически отказывались. Для них главным было всячески изолировать, демонизировать Советский Союз, — отметил Иванов. —

Наши военные спрашивали: где Красной армии надо сосредоточиться, чтобы встретить немцев. Англичане и французы отвечали: стойте там, где стоите. То есть, на старой границе.

В таком случае, если бы немецкие войска атаковали Польшу, то в течение нескольких дней немецкая армия оказалась бы на старой польско-советской границе. После этого она наверняка бы без всякого сопротивления захватила Прибалтику, и мы получили бы фашистскую Германию в 40 км от Минска и в 60 км от Ленинграда. Я согласен с тем, что история не терпит сослагательного наклонения. Но представьте себе, что, если бы советско-немецкий договор не был заключен, мы получили бы агрессию Германии с гораздо более восточных рубежей. И мы бы не имели двух-трех месяцев героического сопротивления Красной армии, которые дали возможность эвакуировать предприятия на Восток, подогнать сибирские дивизии, отстоять Москву, ценой огромных, страшных жертв отстоять Ленинград».

Иванов также напомнил о том, что в 1939 году СССР вел войну с Японией на Дальнем Востоке. Председатель попечительского совета РВИО полагает, что известие о подписании пакта между Москвой и Берлином разочаровало Токио. Угроза взятия Советского Союза в тиски с двух сторон отпала. РККА избежала войны на два фронта. А Япония устремила свои взоры на Тихий океан.

Среди прочего Иванов ответил на вопрос «Газеты.Ru» о том, стоит ли современной России оправдывать сталинскую политику и тем самым ссориться с рядом стран, где советское присутствие характеризуют как оккупацию:

«Советские войска вступили на территорию Польши 17 сентября 1939 года. В тот момент польского правительства, контроля польских властей на территории Польши уже не было.

Уже были эмигрантские правительства. СССР вступил на территорию Польши с одной целью: обеспечить безопасность интересов украинского, белорусского, русского и еврейского народов, которые там проживали, — сказал председатель попечительского совета РВИО. – В Прибалтике, действительно, некоторым людям тогда еще все не понравилось. Они считали, что это агрессия. Они эмигрировали, а в 1990-е годы вернулись, в том числе в качестве президентов государств, хотя они даже не родились на их территории и не были там до этого. Нельзя не признать того факта – и кадры кинохроники это подтверждают, — что большинство населения приветствовали присоединение этих государств или территорий к Советскому Союзу.

Бедные люди получили землю, а многие представители среднего класса хуже жить не стали. Нельзя забывать и о том, что в то время во всех трех прибалтийских странах было очень сильное и массовое левое движение. Это факт, который невозможно отрицать. Они как раз были застрельщиками вхождения этих государств в состав СССР. Элиты от этого только выиграли. Что же касается Финляндии, то еще задолго до советско-германского соглашения Советский Союз вел долгие, мучительные переговоры с финским правительством об обмене территориями. Было необходимо обеспечить безопасность Ленинграда. Старая граница проходила в 30 км от этого города. Советские военные опасались, что Германия с территории Финляндии вторгнется в СССР. В итоге Советский Союз добился обеспечения безопасности Ленинграда, отодвинув границу, а Финляндия осталась независимым государством».

Кроме того, Иванов назвал «ошибочным» постановление Съезда народных депутатов 30-летней давности, осуждающее Договор о ненападении. В своем постановлении от 24 сентября 1989 года Съезд народных депутатов СССР осудил факт подписания «секретного дополнительного протокола» от 23 августа 1939 года и других секретных договоренностей с Германией. Съезд признал секретные протоколы юридически несостоятельными и недействительными с момента их подписания. Документ был подписан председателем Президиума Верховного Совета СССР Михаилом Горбачевым.

«На государственном уровне это сейчас даже не обсуждалось, а моя личная точка зрения такова: в 1989 году делегаты поторопились. Тогда эмоциональный фон был совершенно другой, отличающийся от нынешнего. Теоретически, если бы сейчас была политическая воля, это решение можно было бы пересмотреть и отменить. Но нужно ли это делать, я не уверен. Весь вред, который мог быть этим признанием нанесен, — уже давно нанесен. Я не хочу изображать свои слова как мнение высших органов власти. Но, не боясь сильно ошибиться, думаю, что она примерно такая же».