«Волим под царя»: как Украина присоединилась к России

365 лет назад Переяславская рада одобрила присоединение Украины к России

18 января 1654 года казаки Войска Запорожского во главе с Богданом Хмельницким собрались на Переяславскую раду и приняли решение перейти в подданство к московскому царю, который был им культурно и, главное, религиозно ближе польского короля. В дальнейшем союз казачьей вольницы и русского престола пережил много великих предательств, жестокостей и славных побед.

В 1648 году казаки Войска Запорожского, крестьяне и другие жители обоих берегов Днепра, находившиеся под польским владычеством, подняли широкомасштабное восстание против своих угнетателей: население подвергалось жесткому притеснению со стороны панов по национальному и религиозному признаку. Во главе организованного сопротивления Варшаве встал гетман Богдан Хмельницкий, несколько раз обращавшийся за помощью к Алексею Михайловичу. Русскому царю понравилась такая идея, однако принятие казаков в подданство означало неминуемое столкновение с Речью Посполитой. Самодержец долго колебался.

Наконец, 1 октября 1653 года в Москве состоялся Земский собор: было решено разорвать заключенный в 1634-м «вечный мир» с поляками

и «того гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами их и з землями принять под свою государскую высокую руку для православные христианские веры и святых Божиих церквей».

Реклама

С целью ведения переговоров к запорожцам была отправлена делегация во главе с боярином Василием Бутурлиным, опытным дипломатом, который за успешное выполнение миссии был потом жалован царем бархатной шубой, золотым кубком, четырьмя сороками соболей и 150 рублями.

Местом проведения Генерального военного совета для окончательного решения был избран древний город Переяславль.

10 января 1654 года сюда прибыло московское посольство, 16-го — Хмельницкий со своими сподвижниками. 18 января состоялась кульминация длительного процесса. Обсуждения проходили в несколько этапов.

Утром у гетмана собралась тайная рада из полковников и всей войсковой старшины. Они дали свое согласие на московское подданство.

Затем на городской площади долго били в барабан, созывая на всенародную раду простых казаков и других жителей Переяславля. Был организован круг, посреди которого встал Хмельницкий, а рядом с ним — судьи, есаулы, полковники и писарь, в будущем гетман Иван Выговский. Гетман обратился к народу с проникновенной речью, призвав выбрать «государя из четырех, которого вы хощете». В качестве «кандидатур» предлагались турецкий султан, крымский хан, польский король и московский царь.

«Кроме его высокие царские руки благотишайшего пристанища не обращен, а будем кто с нами не согласует, теперь куцы хочет вольная дорога», — предупредил Хмельницкий, имея ввиду Алексея Михайловича.

«Волим под царя восточного, православного!» — откликнулись собравшиеся.

«Все ли так соизволяете?» — спросил полковник Павел Тетеря.

«Вси единодушно», — отозвался народ.

«Буди тако! — резюмировал гетман. — Да Господь Бог нас укрепит под его царскою крепкою рукою».

После этого Хмельницкий донес общую позицию до боярина Бутурлина, который, в свою очередь, объявил о государевой грамоте к гетману и всему Войску Запорожскому и вручил ему эту грамоту. Хмельницкий поцеловал ее, распечатал и велел писарю Выговскому прочитать вслух. Ознакомившись с текстом, гетман и полковники выразили готовность верно служить царю. При этом Хмельницкий просил не нарушать вольностей Войска Запорожского, позволять соблюдать все традиции и не выдавать польскому королю. Казачья верхушка даже попыталась добиться от послов письменного обязательства наподобие польского о том, что «вольности, права и маетности (имущество. — «Газета.Ru») казацкие не будут нарушены».

Такая инициатива смутила Бутурлина, назвавшего просьбу «непристойной». Однако боярин заверил, что все останется на своих местах.

Гетману вручили от царя знамя, булаву, ферязь (русская широкая одежда с длинными рукавами без воротника) и шапку: каждое действие, согласно наказу, Бутурлин сопровождал соответственным словом. Например, отдавая шапку, боярин говорил: «Главе твоей, от Бога высоким умом вразумленной и промысл благоугодный о православия защищении смышляющей, сию шапку пресветлое царское величество в покрытие дарует». Ценные подарки получили также писарь, полковники, есаулы и другие важные фигуры Войска.

Обсудив все нюансы, гетман, его свита и царские послы отправились к Успенскому храму. Переяславское духовенство во главе с протопопом Григорием и московские священники с архимандритом Прохором встретили их на паперти с крестами и кадилами. Хмельницкий попросил, чтобы пели по местным, а не привезенным из Москвы книгам. Так в отношения России и запорожцев вклинилось первое разногласие. Впрочем, гости смогли убедить гетмана и его приближенных, что при царе казачеству будет житься лучше и веселее, чем при короле.

На следующий день в церкви состоялась процедура приведения к присяге сотников, есаулов, писарей и простых казаков. Московские эмиссары отправились и по другим городам.

Условия и положение Левобережной Украины в составе России регламентировал официальный документ — так называемые статьи Хмельницкого. В марте они были утверждены московским правительством, получив название — «мартовские». Среди прочего подтверждалась выборность гетмана, права и вольности казацкой старшины, казаков, мещан и православного духовенства. Также определялся размер жалованья высших чинов. Решение о выплатах рядовым казакам откладывалось до определения размеров доходов, которые будут поступать с запорожских земель в государственную казну. Предусматривались совместные действия для защиты от набегов крымских татар. Статьи с внесенными дополнениями выполнялись до 1720-х годов.

«При польской власти казаки желали: во-первых, быть в большем количестве (чтобы иметь возможность безнаказанно добывать зипуны), чем определяло правительство, во-вторых, — получать жалованье из королевской казны, — писал в 1870-е годы специалист по истории Украины XV—XVII веков Геннадий Карпов. – При борьбе с Польшей у казаков вопрос о зипунах стоял на самом видном месте.

Когда Малороссия соединилась с Россией, то всем было ясно, что казацкие притязания или права будут вполне удовлетворены.

Даже необходимость заставляла, чтобы количество казаков было не только в 12 или 20 или в 40 тысяч, но даже в 60 и более, сколько возможно. Что же касается зипунов, то те, которые не добыли их в предшествующее время или добытое считали недостаточным, могли в войне с Польшей продолжать свой промысел. Самым красивым зипуном для казаков казались маетности их бывших господ. В день Переяславской рады оказалось, что этим зипуном можно было завладеть».

Естественно, решение Москвы о присоединении территорий Войска Запорожского привело к войне с Польшей. Она продолжалась 13 лет и завершилась Андрусовским перемирием 1667 года. По нему Россия получила не только Смоленск, но и контроль над Левобережной Украиной. Правда, правый берег Днепра оставался за Варшавой. Киев вошел в состав России на два года, но по миру 1686 года Москве удалось и его оставить за собой. Для царя контроль над Левобережьем позволял снизить опасность набегов на Дикое поле — колонизируемые степи и лесостепи современного востока Украины и Ростовской, Воронежской, Белгородской областей. Теперь борьбу против татар из Крыма можно было вести вместе с казаками, что привело к уменьшению крымской опасности.