Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт
Лекция по

Что будет с Рио, если упадет 200-метровый астероид?

Обзор важнейших астрономических работ января 2017 года

Лектор: 04.03.2017, 13:10
NASA/Shutterstock

Что будет, если крупный астероид упадет на многомиллионный город, как часто сталкиваются друг с другом землеподобные планеты и что необычного нашли астрономы в центре ближайшей галактики Андромеды — в традиционном обзоре важнейших астрономических открытий февраля от доктора физико-математических наук, лауреата премии «За верность науке» 2015 года Сергея Попова.

Самым нашумевшим открытием, объявленным в феврале, стало обнаружение еще четырех землеподобных планет в системе TRAPPIST-1. Но мы не будем обсуждать эту работу, хотя начнем тоже с экзопланет.

В этой статье авторы рапортовали об обнаружении планеты с экстремальными свойствами. HAT-P-67b — это объект с массой примерно как у Сатурна, с крайне низкой плотностью. По данным спектральных измерений удалось получить хорошее ограничение на массу для этой транзитной планеты: менее 0.59 масс Юпитера. Нижний предел на массу (более 0.056 масс Юпитера) удается получить исходя из того, что планета не переполняет свою полость Роша, т.е. не перетекает на звезду.

В итоге — рекордно низкая плотность для массивных планет: 0,03–0,09 г в кубическом сантиметре. Объяснение низкой плотности, видимо, состоит в том, что HAT-P-67b находится очень близко от своей звезды — F-субгиганта (орбитальный период — менее 5 дней).

Это приводит к нагреву планеты и ее раздуванию.

Другая интересная новость, связанная с экзопланетами, опубликована в этой работе, хотя никаких планет там и не открыто. Авторы изучали звезды с избытком инфракрасного излучения. Была выделена группа немолодых звезд, т.е. вокруг них не должно быть протопланетных или так называемых остаточных дисков. Однако наблюдаемое излучение вызвано наличием большого количества пыли. Откуда же она взялась? Проанализировав данные, авторы приходят к выводу,

что источником пыли может быть столкновение планет примерно земной массы. Судя по всему, такие катаклизмы не должны быть исключительно редким явлением.

Будем надеяться, что ни один инопланетянин в этой катастрофе не пострадал. Однако есть и другие угрозы. В статье еще раз обсуждается тема вспышек близких сверхновых.

Что произошло бы на Земле, если бы в 200 световых годах от нас произошел такой взрыв?

Ответ: ничего хорошего. Но и ничего страшного. Такие события могли происходить пару раз за последние 10 млн лет. Возрос бы поток космических лучей. Из-за этого на поверхности возрос бы поток мюонов. Но, похоже, наши предки это пережили.

Хуже, если что-то тяжелое падает на голову. Авторы этой работы анализируют последствия падения на Землю крупного астероида. Одной из основных неприятностей могут стать цунами, если падение происходит в океане. Если же падает что-то небольшое (метров пятьдесят), то много жертв будет лишь при падении на крупный город. В качестве примеров для расчетов авторы выбирают Берлин и Лондон.

Также рассмотрено, что будет с Рио, если на него упадет 200-метровый астероид или в океан вблизи него.

Так что жизни во Вселенной много что угрожает. Может, потому и не видно никого? В статье рассказано о том, как впервые систему радиотелескопов VLA использовали для поиска разумных сигналов из галактик М31 и М33. Никого не слышно. Но ученые — оптимисты. Поэтому они запускают новые спутники и строят планы на будущее.

В работе подробно описан проект OSIRIS-REx. Это третий аппарат программы New Frontiers (первые два — New Horizons и Juno). Сейчас он летит к своей цели — астероиду Бенну. В августе следующего года аппарат приступит к изучению этого околоземного астероида. Затем последуют три года исследований, после чего аппарат должен будет доставить на Землю собранные образцы. Возвращение намечено на 2023 год.

А на начало 30-х годов намечено создание космического лазерного интерферометра LISA, который станет аналогом LIGO в космосе. В статье желающие могут найти и описание проекта, и основные научные задачи, стоящие перед ним. Безусловно,

на первом месте — обнаружение гравитационно-волновых сигналов от сливающихся сверхмассивных черных дыр.

Кстати, о черных дырах. Мы знаем, что есть дыры звездных масс. И они возникают в результате коллапса ядер массивных звезд. Есть сверхмассивные — в центрах галактик. А может ли быть что-то промежуточное в шаровых скоплениях? Астрономов давно волнует этот вопрос. И не раз уже раздавались радостные крики, что в том или ином «шаровике» обнаружили черную дыру промежуточной массы: полегче «настоящей сверхмассивной», но гораздо тяжелее того, что дают звезды. Но потом все эти сенсации сходили на нет. И вот очередная. На этот раз оценки массы делались по наблюдениям пульсаров в скоплении 47 Тукана. Посмотрим, что будет в этот раз.

Часто для новых открытий нужны новые инструменты. А если инструмент хороший и многозадачный, то даже предварительные данные идут в ход. Анализ данных первого релиза Gaia продолжает приносить открытия. В данном случае — открыты два новых звездных скопления. Любопытно, что Gaia 1 не только имеет довольно большую массу (14 000 масс Солнца), не только велико (9 парсек), не только является относительно близким (4,6 килопарсек), но вдобавок располагается на небе лишь в 10 угловых минутах от Сириуса!

Иногда важны не только открытия, но и «закрытия». В том числе и закрытия теорий. Авторы статьи заявляют, что наблюдения закрывают модель Верлинде. Согласно гипотезе Эрика Верлинде, сила тяжести является эффектом, связанным с энтропией, или необратимым рассеиванием энергии во Вселенной. Авторами рассмотрены как кривые вращения галактик, так и данные по Солнечной системе. Еще один удар по этой теории нанесен в статье,

где авторы также показывают, что теория Верлинде плохо проходит наблюдательные тесты.

Еще одна статья, демонстрирующая несоответствие предсказаний модели Верлинде наблюдениям галактик, появилась в конце месяца.

Самый интересный, на мой взгляд, результат месяца представила коллаборация прибора LAT, работающего на борту спутника Fermi. Наблюдения показывают избыток гамма-излучения в центральной части галактики Андромеды. Это «лишнее» излучение не может быть связано со звездами (а равно и с молодыми звездными остатками) или межзвездной средой. Остаются два основных варианта: или миллисекундные пульсары, или темное вещество.

Как известно, в «Клятве астронома», которую дает каждый первокурсник в ГАИШ, есть слова »...не кричать «Эврика!», не вылив себе на голову ведро холодной воды». Вот авторы и не кричат. Тем не менее результат очень любопытный. Если вдруг потом окажется, что это и правда темное вещество... Однако авторы справедливо ставят знак вопроса уже в заголовке. Так что же это?