Пенсионный советник

«Ни одна бомба никогда не упадет на столицу рейха!»

8 августа 1941 года состоялась первая советская бомбардировка Берлина

Анна Варенцова 08.08.2016, 13:38
Wikimedia Commons

8 августа 1941 года, 75 лет назад, советские самолеты впервые осуществили сброс бомб на Берлин. О роли Балтийской авиации в налетах, ничего не подозревающих немцах и об обвинении в авиаударах англичан рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

Зачастую пишут, что на первых этапах Великой Отечественной войны Советский Союз терпел исключительно поражения. В июле 1941 года на западном фронте Германия продолжала одерживать одну победу за другой, оповещая о скором окончании запланированного блицкрига. «Ни одна бомба никогда не упадет на столицу рейха!» — заявлял Герман Геринг, осуществляющий верховное командование люфтваффе.

Долететь до Берлина

Особую роль в этот период играла авиация Балтийского флота. С первых дней войны бомбардировщики флота осуществляли налеты на порты, занимаемые врагом, — Гдыню, Данциг и другие. На воевавшую на стороне нацистской Германии Финляндию бомбы сбрасывали с 23 июня с целью уничтожить вражеские порты и аэродромы. Выход вражеских кораблей в море также пресекался всеми силами благодаря установленным минам вблизи баз и ударам по конвою.

От командиров немецких флотилий начали поступать сообщения о превосходстве русских в воздухе.

Первый налет на Москву нацисты совершили в конце июля. Было принято решение нанести ответный удар, однако пока еще не было понятно, каким образом. На тот момент был разработан план: с ленинградского аэродромного узла нанести удары по Пиллау (сегодня — Балтийск). Тогда там базировались корабли немецкого флота. При этом было отмечено, что с аэродромов под Ленинградом долететь до Берлина было ближе всего. Однако расстояние по-прежнему было слишком велико, и долететь от Берлина обратно не представлялось возможным. Тогда нарком Военно-морского флота Николай Кузнецов и командующий ВВС ВМФ Семен Жаворонков предложили сделать отправным пунктом Эзель. На этом острове, ныне именуемом Сааремаа, тогда базировался аэродром Кагул Балтийского флота. Взяв предельный радиус действия самолетов, с него можно было долететь до Берлина.

Однако операция предполагала значительные риски — летчики после нее могли не вернуться. В результате множества перепроверок и раздумий советское руководство пришло к выводу: успешное проведение этой операции все же возможно. 26 июля Сталину был предложен план операции нанесения ответного удара по Берлину.

На карте Эзель и Берлин соединяла четкая прямая линия.

По окончательным расчетам, самолет мог взять одну 500-килограммовую бомбу или две бомбы по 250 кг.

Итак, 27 июля 1941 года 1-му минно-торпедному авиационному полку 8-й авиабригады ВВС Балтийского флота главкомом Сталиным был отдан приказ: произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам. Командующим этого полка был генерал-полковник Евгений Преображенский. Генерал-лейтенанту Семену Жаворонкову было поручено вести подготовку и руководство операцией, а флаг-штурманом назначили капитана Петра Хохлова. Ответственным за выполнение операции был назначен нарком Военно-морского флота Николай Кузнецов.

Подготовка к операции

В ходе подготовки на остров были перебазированы запасы топлива и авиабомб. В связи с их нехваткой на Эзеле запасы пришлось доставлять из Таллина и Кронштадта. При этом Таллин на тот момент уже был осажден немецкими войсками.

Передача боеприпасов через заминированный Финский залив также представляла большую опасность.

В результате успешной доставки перед операцией было решено провести несколько пробных полетов. От начала и до конца подготовки всех боевых действий операция находилась под завесой строгой секретности. Семен Жаворонков зачитывал доклады о своих действиях только командующему флотом вице-адмиралу Владимиру Трибуцу и командующему ВВС Балтийского флота генерал-майору авиации Михаилу Самохину.

Ночью 3 августа несколько экипажей совершили пробный полет с целью осуществить разведку — они сбросили бомбы на ближний объект Свинемюнде. При этом экипажами был взят полный запас горючего и бомб для Берлина.

Ожидания, что с маленького аэродрома Кагул в Эзеле способны стартовать большие машины, были подтверждены.

После успешной тренировочной операции летчики были направлены в разведывательный полет на Берлин в ночь на 6 августа. В результате разведки было установлено: вокруг города кольцом располагается зенитная оборона в радиусе 100 км. При этом имеется большое количество прожекторов, способных действовать на расстоянии до 6 тыс. м. Таким образом, действия окончательно подтвердили вероятность успешного исхода операции. Был получен приказ выполнить задание при первой возможности.

Внезапные бомбардировки

Операция началась в ночь на 8 августа. Нагруженные экипажи покинули аэродром Кагул на острове Эзель и отправились в назначенный пункт. «Единственной их защитой от зениток и истребителей являлась высота», — вспоминает о той операции нарком Военно-морского флота Николай Кузнецов, отвечающий за ее исход.

Следует отметить, что на тот момент немцы никак не ожидали прилета советских самолетов к столице. Пропаганда Геббельса успешно выполняла свою работу: русские разбиты, находятся в бедственном положении, обороняясь в Москве и Ленинграде. Таким образом, смелость и разумные риски участников операции были оправданны. Немцы были уверены, что близки к победе, а у советских войск не осталось ни единой надежды на дальнейшую оборону, не говоря уже о каких-либо атаках на врага. Во время подхода самолетов к Берлину дежурные наблюдатели постов приняли самолеты за свои, которые сбились с курса. И экипажам Балтийского флота сигналами было предложено сесть на один из ближайших аэродромов Берлина.

На тот момент значительное количество нацистских войск рвалось к Москве и Ленинграду.

«В Берлине считали, что уже близка заветная цель, а в это время русские летчики на высоте 7 тыс. м шли на столицу Третьего рейха», — пишет Николай Кузнецов.

По прилету Берлин было отчетливо видно: город был освещен. Тогда налеты англичан с запада были достаточно редкими и слабыми, и жители успевали в полной мере к ним подготовиться. Благодаря городским огням и освещенной территории флаг-штурман Петр Хохлов уточнил курс и навел самолеты на военные объекты Берлина и его предместья. Тогда самолеты достигли нужных точек — зенитного огня по ним никто не открыл — и произвели бомбардировку. Таким образом, все пятнадцать бомбардировщиков успешно выполнили все действия и отправились на родину.

«Английская авиация бомбардировала Берлин»

На следующий день в немецких газетах писали: «Английская авиация бомбардировала Берлин. Имеются убитые и раненые. Сбито шесть английских самолетов».

От англичан незамедлительно последовал ответ: «Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно, так как 7–8 августа английская авиация над Берлином не летала».

Только тогда Гитлер понял, что авиаудары были совершены советскими войсками. Такое событие ставило под вопрос скорую победу нацистов на советско-германском фронте.

Тем временем все советские самолеты совершили успешную посадку по возвращении в Эзель. В этот же день Иосиф Сталин подписал приказ «О поощрении участников бомбардировки г. Берлина №0265 8 августа 1941 года».

За этим налетом на Берлин последуют и другие: последний налет состоялся 5 сентября. Однако ситуация с этих пор усложнится готовностью немецкой обороны отразить атаку. Часть самолетов Ер-2 и ТБ-7 будут атакованы немецкими истребителями и попадут под зенитные обстрелы. По различным оценкам, всего на Берлин будет совершено 10 налетов, сброшено 311 бомб и вызвано 32 пожара. В налетах на Берлин также принимали участие и самолеты армейской авиации.