Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Это самый ужасный диссертационный совет»

Как трех кандидатов не лишили ученой степени

Екатерина Шутова 17.05.2016, 18:17
«Диссернет»

О том, являются ли три страницы чужого текста плагиатом, как на заседаниях защищают пациентов «Диссернета» и при чем здесь фраза «Земля омывается океаном», рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

Во вторник, 17 мая, состоялось заседание «самого ужасного из всех до сих пор не закрытых диссоветов» — речь идет о диссертационном совете 222.020.01 при ФГУП «Стандартинформ». «Самым ужасным» диссертационный совет окрестил сооснователь «Диссернета» Андрей Заякин за то, что за 2007–2012 годы в нем было защищено как минимум 45 диссертаций, содержащих некорректные заимствования.

«Председатель ВАК Владимир Михайлович Филиппов уже высказался в своем интервью, что этот совет будет закрыт в связи с многочисленными жалобами на его деятельность. С нетерпением ждем, когда это будет оформлено приказом Минобра», — заявил «Газете.Ru» Заякин.

В прошлый раз ученый секретарь диссовета Анатолий Стреха заявил корреспонденту «Газеты.Ru», что не выпишет пропуск, ибо учреждение «секретное» и «режимное», поэтому заявку надо подавать «хотя бы за неделю». Боясь повторения печального опыта, на сей раз заявку на пропуск журналист отдела науки отправил ровно за семь дней.

Было объявлено, что на диссовете будет рассматриваться вопрос о лишении степени трех кандидатов экономических наук: Никиты Афанасьева, Галины Батеневой и Андрея Скальского, которые, как показало расследование «Диссернета», допустили ряд некорректных заимствований при написании своих работ. «Указанные три диссертанта нам неизвестны — мы понятия не имеем, кто все эти люди, и жалобы по их диссертациям писались исключительно для того, чтобы у ВАК было формальное основание закрыть этот совет, — комментирует Андрей Заякин. — Поэтому все заседание следует воспринимать именно в контексте системной очистки диссоветов».

«Так и запишем: все согласны»

По традиции диссовет начался с 20-минутным опозданием. Практически сразу после открытия заседания слово взял председатель комиссии профессор Александр Докукин, который вначале поблагодарил пришедших на заседание корреспондентов «за проявленный интерес к теме». «Хотя бы частично этот интерес мы постараемся удовлетворить», — пообещал Докукин, который, кстати, в прошлом выступал научным руководителем пяти соискателей, в чьих работах также были замечены некорректные заимствования.

«Рассматриваемые диссертации можно рассматривать только с позиций 2011 года, когда эти диссертации защищались, — встал на защиту пациентов «Диссернета» Докукин.

— Мы упираемся только в существовавшие в дни защиты диссертации нормы. Все ли с этим согласны? Молчание — знак согласия. Так и запишем: все согласны».

При этом, когда Докукину начали задавать конкретные вопросы по рассматриваемым кейсам, он или отказывался от ответа, или отвечал не по делу. Показателен следующий диалог между доктором биологических наук и сооснователем «Диссернета» Михаилом Гельфандом и профессором Докукиным:

— Помечен ли заимствованный текст в рассматриваемых диссертациях как заимствованный?

— Давайте я изложу позицию, изложенную в законе, и расскажу, как она применяется к диссертациям.

После этого Докукин перешел к долгим описаниям требований к диссертациям 2011 года и рассказам о том, что такое «научный результат» и «язык науки». Речь Докукина пестрела фразами вроде «и научный, и литературный язык являются частью языка как такового». Спустя десять минут стало казаться, что присутствующие находятся на университетской лекции по авторскому праву в науке — причем «лектор» редко поднимал глаза на аудиторию и все зачитывал по бумажке.

«Каждый случай является конкретозависимым»

Михаил Гельфанд поблагодарил Докукина за возможность поучаствовать в «философской дискуссии» и возобновил свой вопрос о том, как именно в трех рассматриваемых диссертациях разграничен авторский и неавторский тексты. И вновь у Докукина не было конкретного ответа.

Разговор тем временем перешел на «излюбленную» тему диссоветов: являются ли фразы вроде «Земля омывается океаном» плагиатом или нет (шел уже третий час заседания)?

Через некоторое время присутствующие снова смогли насладиться следующим диалогом между Михаилом Гельфандом и Александром Докукиным:

— Ситуация, когда пишется: «Наше исследование показало» — и затем три страницы чужого текста — это плагиат?

— Это нужно исследовать применительно к каждому конкретному случаю. Каждый случай является конкретозависимым — и каждый случай должен разбираться экспертом в данной области. Поэтому на ваши вопросы в таком абстрактом виде я ответить не могу.

Затем Докукин вновь пустился в пространные описания — на этот раз того, как правильно оформлять работу, выполненную в соавторстве. «Мы обсуждаем три конкретные диссертации и то, что к ним относится, или как?» — не выдержали в зале.

Тем временем Докукин приступил к третьей части доклада — она была посвящена деятельности «Диссернета». Спикер отметил, что ему не нравится мотивация Андрея Заякина, который употребляет в социальных сетях (стало понятно, что Докукин активно следит за фейсбуком сооснователя «Диссернета») и в прессе слова вроде «жулики» по отношению к кандидатам и докторам наук, в чьих диссертациях содержатся некорректные заимствования. «Прошу в своей деятельности никого не оскорблять», — настойчиво попросил Докукин.

Кстати, в конечном итоге всех трех пациентов «Диссернета» оправдали и оставили кандидатами экономических наук.

«Все три решения были 100% предсказуемы, это единственное, в чем сегодня был прав профессор Докукин: я в самом деле не доверяю нашей аттестационной системе в той части, в которой диссертация для рассмотрения заявления о лишении ученой степени отсылается в тот же совет, который ее присуждал. Потому что и древние римляне, и мы с вами понимаем, что nemo judex in propria causa — «никто не может быть судьей в собственном деле». Карманнику не доверяют судить себя самого за свою кражу — почему же мы должны доверять совету, который рассматривает жалобу на свое решение?» — прокомментировал решение диссовета Андрей Заякин.