Пенсионный советник

«Перспективных работ почти нет»

Ливанов требует разобраться с недостойными членами ВАК

Павел Котляр 25.02.2014, 19:16
Владимир Филиппов ИТАР-ТАСС
Владимир Филиппов

Не спеша избавляться от проходимцев в своих рядах, ВАК обсудил, платить ли деньги диссоветам, на какие средства передвигаться по стране и почему молчат «партизаны» на защите собственных работ. Корреспондент «Газеты.Ru» понаблюдал за работой президиума ВАК.

На прошедшем в стенах Российского экономического университета имени Плеханова пленуме ВАК поговорили об успехах пилотного проекта по присуждению ученых степеней в вузах и научных организациях, о перекосах и недостатках существующей системы диссоветов, о том, на какие средства путешествовать членам региональных диссоветов и надо ли отдельно оплачивать их работу.

Тема халтурных и липовых диссертаций, которая то и дело сотрясает общество, поднималась, но как-то абстрактно: дескать, перекосы на местах продолжают иметь место.

Ни о тысячах ученых, подписавшихся под обращением об отмене срока давности для обжалования апелляций, ни о членах экспертных советов ВАКа, так или иначе принимавших участие в подготовке или защите фальшивых диссертаций, не говорилось.

Еще бы, ведь многие из членов этих советов сами присутствовали на пленуме.

По словам открывшей пленум замминистра образования Людмилы Огородовой, главными проблемами системы аттестации остаются «диссоветы-конвейеры, которые в год присуждают по 50 и более степеней, организации с аспирантурами и диссоветами, в которых нет публикаций в международно признанных научных изданиях».

После того как два месяца назад была приостановлена работа 614 диссоветов, ходатайства о возобновлении работы были получены только от шестидесяти из них. «Это составляет менее 10 процентов, а многие организации, на базе которых эти диссоветы действовали, заявили, что это справедливо. И они не собираются восстанавливать их деятельность», — заявила Огородова.

Против недавнего нововведения, согласно которому срок обжалования диссертаций составляет 10 лет для работ, защищенных после 1 января 2014 года, и три года для старых работ, уже выступили почти три тысячи ученых, в том числе 14 академиков и 29 членов-корреспондентов РАН.

В ходе сентябрьского интервью «Газете.Ru» Владимир Филипповтак ответил на вопрос о том, зачем вообще для диссертаций нужен какой-то срок: «Я не знаю ни одной статьи Уголовного кодекса, где говорится о бессрочности. У нас все имеет какой-то срок давности. Если сейчас срок давности — три года, то до этого десятилетиями был срок давности десять лет».

На сегодняшнем пленуме глава департамента аттестации научных и научно-педагогических работников Минобрнауки Инесса Шишканова нашла новое объяснение десятилетнему сроку. Оказывается, все дело в хранении аттестационных дел. «Само аттестационное дело, по закону об архиве, хранится десять лет. Исходили из того, что по истечении 10 лет дело уничтожается и поднять документ не всегда возможно», — пояснила Шишканова. При этом, по ее словам, никто не мешает «экспертным и профессиональным сообществам в случае выявления недобросовестных диссертаций через репутационные механизмы выносить на обсуждение эти вопросы».

Что это за «репутационные механизмы» и означают ли новые правила индульгенцию по делам, аналогичным делу Астахова, по просьбе корреспондента «Газеты.Ru» объяснила замминистра образования Людмила Огородова:

«В рамках действующего законодательства у нас есть срок в три года. Если будет какой-то запрос, можно провести какой-то анализ в диссовете и репутационно на сайте ВАКа выпустить решение диссовета или экспертного совета по работе».

Вопросом о том, как может ВАК повлиять на тематику диссертаций, задался ученый секретарь Высшей аттестационной комиссии Николай Аристер. «У нас столько проходит работ одной и той же тематики — десятки! Но меняется район, меняется название, село – одно и то же! А перспективных работ почти нет», — посетовал секретарь. Он рассказал, как порой происходят защиты таких работ:

«Что у нас получается? Соискателя приглашают на диссовет, а он как партизан молчит, ответить не может! А диссовет единогласно голосует».

В своем докладе ректор МИФИ Михаил Стриханов рассказал о реализации пилотного проекта присуждения ученых степеней в вузах и научных организациях, за основу которого и проголосовали участники пленума.

Вопросы о скомпрометировавших себя членах экспертных советов задавали уже в кулуарах встречи журналисты. Изначально информацию о них разместило сетевое сообщество «Диссернет» (совет по региональной экономике и по мировой), а после обращения Совета по науке глава ВАК Владимир Филиппов обещал заменить членов совета с подмоченной репутацией, как только получит по ним информацию.

«Диссернет» принес эти данные в приемную Минобрнауки еще 14 февраля, однако сегодня выяснилось, до главы ВАКа эти сведения до сих пор не дошли.

По его словам, научным консультантам, которыми выступали нынешние члены экспертных советов, лет 10 назад было сложно без программы «Антиплагиат» усомниться в качестве работ.

При этом в списке «Диссернета» есть не только научные консультанты, но и главы диссоветов, в которых защищалась «липа», оппоненты, и главное – научные руководители липовых «диссертантов». «Я таких материалов еще не получал. Вот когда нам представят не ссылки на «Диссернет», а материалы в ВАК, тогда будем смотреть», — заявил Филиппов и добавил, что министр образования Дмитрий Ливанов поручил разобраться с ситуацией вокруг этих членов экспертных советов.