Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Единство блефа и морали

Акты морального суждения и обмана едины с точки зрения нейрофизиологии

Иван Куликов 06.07.2012, 14:26
Выявлен участок мозга, отвечающий за блеф при игре в покер с реальным соперником, а не с компьютером iStockPhoto
Выявлен участок мозга, отвечающий за блеф при игре в покер с реальным соперником, а не с компьютером

Выявлен участок мозга, отвечающий за блеф при игре в покер с реальным соперником, а не с компьютером. Им оказалась область, нарушения в которой лишают человека способности выносить моральные суждения.

Человеческий мозг, обеспечивающий Homo sapiens видовое преимущество над другими живыми существами, сформировался в процессе социальной эволюции, идет ли речь о совершенствовании его вещественной структуры, представляющей собой не что иное, как сообщество функционально однотипных клеток (нейросеть), или об отладке его информационных и сигнальных функций (мышления), обеспечивающих выработку общественного консенсуса — необходимого условия для успешного приспособления человеческой популяции к изменяющимся условиям среды.

Установлено, что мозг демонстрирует сложное «разделение труда» между отдельными структурами, отвечающими за решение социальных задач, критичных как для адаптации индивида (отличение себя от окружающих, а также друзей от врагов, своих от чужих, и т. д.), так и для выживания коллектива (совместное планирование, кооперация, обучение, сочувствие и пр.).

Поскольку адаптация нейросети основана на постоянной конкуренции клеточных сигналов (в этом смысле нейроны сильно отличаются от других клеточных сообществ организма, ведущих себя более «дружно»), «разделение труда» внутри нейросети весьма разнообразно, а в решении социально обусловленных задач, даже самых элементарных (например, определить, что рядом находится другой человек, а не предмет, животное, голограмма или твое собственное отражение), могут принимать участие различные отделы мозга — как древние его части (например, базальный мозг), так и эволюционно более молодые (например, зоны префронтальной коры).

Нейрофизиология давно и успешно занимается построением карты этих связей, помогающей расшифровать материальную машинерию мышления.

Поэтому довольно неожиданным стало открытие, сделанное командой центра по междисциплинарному изучению процесса принятия решений при Университете Дьюка (Duke Center for Interdisciplinary Decision Science, D-CIDES ), чью статью публикует Science.

В процессе экспериментов выяснилось, что за принятие решений в ходе общения с другими людьми в нашем мозге отвечает всего одна, причем довольно компактная область — височно-теменная связка.

Выяснить это удалось с помощью компьютерных алгоритмов, позволяющих определять, какие зоны мозга (всего было проанализировано 55 таких зон) наиболее активны в процессе принятия социально обусловленных решений. Примечательно, что активность височно-теменной связки была наиболее ярко выражена именно тогда, когда игрок в покер блефовал, стремясь ввести противника в заблуждение.

В ходе экспериментов были получены МРТ-сканы мозга 18 добровольцев, игравших в упрощенный вариант покера поочередно друг с другом и с компьютером. Во всех случаях добровольцы знали, с кем они играют — с живым человеком, с которым они знакомились перед игрой, или с машиной. Важно, что все участники не были профессиональными игроками: это исключало возможность, что какие-то сигнальные паттерны могли быть сформированы в мозге за годы тренировок. Собственно покер в данном случае был выбран как удобная коммуникативная модель, предусматривающая принятие тех или иных решений в процессе оценки оппонента и собственных возможностей — обычной ситуации в практике повседневного социального общения.

Как показало МРТ-сканирование и последующая обработка данных, в самые ответственные моменты игры, когда участникам необходимо было решать, поднимать ставку или пасовать,

из всех 55 сканированных зон мозга, считающихся социальными, активность проявляла только одна височно-теменная связка.

«Тот факт, что все остальные социально-ориентированные отделы мозга активируются в других социальных обстоятельствах, иллюстрирует гибкость мозговой архитектуры», — отмечают авторы статьи.

Но эксперимент на этом не закончился.

В ходе игры участники получали на руки различные комбинации карт — более сильные и более слабые. Анализируя сигналы, продуцируемые височно-теменной областью, авторы статьи научились уверенно предсказывать, будет ли игрок, получивший слабую карту, блефовать или, ограничившись здравым расчетом, сбросит карты. Примечательно, что точность прогноза возрастала в случае, когда игроку со слабыми картами заранее сообщали, что его соперник — опытный покерист.

Тут-то и обнаружилось, что прогнозировать поведение игроков, знающих, что они играют не с человеком, а с машиной, на основе сигналов, локализуемых в височно-теменной связке, оказалось совершенно невозможно.

Иначе говоря, в процессе принятия решений, как показали эксперименты и замеры мозговой активности, наш мозг функционирует в одном режиме в социально обусловленной ситуации и совсем в другом — в несоциальной, когда на процесс принятия решения не влияет присутствие другого человека.

«С точки зрения нейрофизиологии эта разница фундаментальна. Социальная составляющая информации, поступающей в наш мозг, заставляет его играть по другим правилам. Все это важно для понимания причин, заставляющих нас принимать разные решения в социальной ситуации и несоциальной», — резюмирует Скотт Хьюттел, директор D-CIDES.

Выявленная нейрофизиологами роль височно-теменной связки здесь особенно важна. Как показали другие эксперименты, именно она играет ключевую роль в различении объектов «я» и «другой» — базовом условии социального общения, а также несет ответственность за восприятие опасности, что также связано с различением «других». Известно, что при физиологических нарушениях или воздействии на височно-теменную связку слабым током, нарушающим сигнализацию нейронов, человек перестает, например, отличать себя и свое тело от окружающего мира (так называемый «феномен астрального тела»), теряет чувство опасности, а в некоторых экспериментах — и способность выносить моральные суждения.

Нет ли противоречия в том, что процессор социально обусловленных решений — височно-теменная связка — одинаково эффективен как при вынесении моральных суждений, так и при обмане оппонента, то есть действии морально сомнительном по определению?

С точки зрения нейрофизиологии никакого противоречия здесь нет, так как оба действия обусловлены актом оценки качеств, поступков и возможных действий другого человека, в свою очередь обусловленном актом различения себя от другого, за который также несет ответственность височно-теменная связка.

Впрочем, нет его и с точки зрения обычного человеческого опыта: мы все прекрасно знаем, что высокоморальные суждения зачастую скрывают одни пустые карты и озвучиваются лишь с целью набить себе цену, введя в заблуждение окружающих. Иначе говоря, являются чистым блефом. Вполне возможно, что и эффективным с точки зрения эволюции, ведь успешно блефующий моралист, выигрывающий блага, получает очевидные преференции перед соперниками.