Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Четкого определения Арктики пока не существует»

Ректор САФУ об освоении Арктики, М. В. Ломоносове и задачах российских федеральных университетов

Николай Подорванюк, Ольга Алексеева 23.06.2011, 10:31
nordportal.ru

О задачах российских федеральных университетов, об освоении Арктики и о 300-летнем юбилее со дня рождения Михаила Ломоносова в интервью «Газете.Ru» рассказала ректор Северного (Арктического) федерального университета имени М. В. Ломоносова Елена Кудряшова.

— С момента создания Северного (Арктического) федерального университета прошел один год. Какие результаты работы в САФУ за прошедший год вы выделили бы? Вот, например, 1 марта нынешнего года ректор МГУ Виктор Садовничий в ходе онлайн-интервью «Газете.Ru» рассказал о некоторых результатах, полученных в стенах университета по программе развития МГУ до 2020 года…

— Несмотря на то что университет был создан год назад, программа развития реально была утверждена 10 октября 2010-го, а финансирование было получено только 16 ноября. Результаты исследований, о которых Виктор Антонович вам рассказал (кстати, мы с ним очень дружим), были заложены не программой развития МГУ, которая, так же как и наша, была утверждена осенью прошлого года, а предыдущими исследованиями научных школ. Не случайно МГУ и питерский университет имеют статус национальных университетов. МГУ — один из немногих российских вузов, входящих в мировые рейтинги. Что касается САФУ, то программа его развития уникальна тем, что до этого такой программы не существовало вообще. Программы же национальных университетов — продолжение их развития.

Федеральные университеты — это абсолютно новые учебные заведения, которые, хотя и возникли на основе существующих, были созданы для решения новых стратегических задач, для выполнения принципиально новых функций, у каждого вуза есть некий фокус.

Поэтому, когда мы говорим о программе развития САФУ, мы имеем в виду арктическую программу, те цели и задачи, которые в ней прописаны. Образовательные программы и научная деятельность нашего вуза заточены именно на арктический фокус.

Нужно понимать, что в России университет такого плана появился значительно позже, чем аналогичные центры в других арктических странах. Американский арктический университет и норвежский университет Тромсе возникли около 40 лет назад. То же самое можно говорить об аналогичных центрах в Канаде и Финляндии.

— В САФУ есть Центр коллективного пользования научным оборудованием «Арктика», в котором находятся современные и дорогие приборы — спектрометры, кристаллографы и т. д. Расскажите об использовании этих приборов в решении задачи освоения Арктики.

— Когда мы говорим «Арктика», то первые ассоциации, которые возникают у нас, это углеводородное сырье и развитие транспортной инфраструктуры, Северный морской путь. Но Арктика — это живая система, поэтому все, что связано с изменениями климата и с биоресурсами, должно быть у нас в приоритете. То оборудование, которое сейчас закуплено, позволяет проводить сложнейшие исследования по биосфере в арктическом регионе, в области химии, физики, геологии, фармакологии. Почему это важно? Там особые климатические условия, сложные для людей. Поэтому важна адаптация тех, кто приезжает туда работать.

Изучение биологических объектов является очень важным. Приведу простой пример. Все мы знаем такой продукт, как морская капуста — она сейчас преимущественно поставляется из Китая.

Наши ученые придерживаются мнения, что для человека наиболее полезными являются именно овощи и фрукты, выращиваемые в той климатической зоне, в которой он вырос.

У нас в Белом море растут водоросли, которые в десятки раз биологически активнее китайских. Из наших, российских, можно производить уникальные препараты — очень мощные иммуномодуляторы. Сюда также следует добавить промыслы, связанные с добычей зверя и переработкой оленины, в результате чего получается уникальное сырье — кровь, из которой производят гемопрепараты.

Еще один пример. Архангельск в начале двадцатого века позиционировался как всероссийская лесопилка, а это в первую очередь хвоя, богатая биологически активными веществами. С помощью нашего оборудования можно продуцировать активные вещества не только из водорослей, но и из этой самой хвои, которая сейчас зачастую просто выбрасывается.

— В каких журналах будут печатать свои работы ученые САФУ? Есть ли шанс у отдела науки «Газеты.Ru» в скором времени рассказывать своим читателям о работах ученых вашего университета, опубликованных в ведущих научных журналах мира, таких, как Science и Nature?

— Думаю, что такой шанс есть. В ближайшее время у нас появятся публикации по результатам совместных проектов с зарубежными исследователями. Это проекты с Норвегией и США в области исследований изменения климата, в плане космического мониторинга Арктики, изучения биоресурсов и экосистем, влияния на экосистемы деятельности космодромов и ряд других проектов.

— Накануне вы выступали с докладом, где привели такую цитату: «Закончилась эпоха модернизации, началась эпоха инноваций». Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом утверждении, кто его автор, что оно означает?

— Эта фраза чётко прозвучала у первого заместителя председателя правительства РФ Сергея Иванова и у министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко 19 февраля на коллегии образования и науки, посвящённой итогам деятельности министерства за 2010 год. В чем суть этого перехода. Почти 10 лет назад был объявлен курс на модернизацию системы образования Российской Федерации. В том, что касается раздела профессионального образования, согласно плану, должны были появиться новые типы учебных заведений. На коллегии был констатирован тот факт, что благодаря проведенной работе к концу 2010 года сформирована новая система высшего профессионального образования, в которую вошли ведущие вузы (два национальных университета, восемь федеральных университетов и 29 университетов, имеющих статус «национальный исследовательский университет»). Правительство приняло принципиальное решение, что программа их развития будет финансироваться особым образом из федерального бюджета. То есть процесс модернизации осуществлён — система появилась. Налицо завершение первого этапа.

Теперь эта новая система должна создать материальную базу, интеллектуальный потенциал и перейти к инновационному развитию через развитие новых научных направлений, через создание малых инновационных предприятий, через междисциплинарные кросс-культурные исследования, как в России, так и за рубежом.

Хочется отметить, что ранее, когда мы говорили о мобильности, мы имели в виду мобильность за рубежом. Сейчас речь идет в том числе о необходимости мобильности внутренней: в нашей стране необходимо создать сеть взаимодействия, в том числе через Ассоциацию ведущих вузов России. Необходимо, чтобы российские вузы стали важными игроками на мировом уровне. Это делается не за год и не за два. Программа развития рассчитана на пять лет. Существуют конкретные критерии: вхождение в рейтинги, нужно взять определенное количество иностранных преподавателей, реализовать определенное количество инновационных программ. Причем речь идет не только о высшем, но и о других сферах образования. Несколько лет все ступени профессионального образования находились на федеральном уровне. Их учредителями было Минобрнауки. Теперь все учреждения и значительная часть средних профессиональных учреждений начального образования были переданы субъектам Российской Федерации. В задачи субъектов входит оптимизация системы образования. Часто этот процесс идет через укрупнение специальностей. Каждый субъект РФ сейчас создает программы развития профобразования, это прежде всего касается уровня подведомственных учреждений. Когда-то все образование управлялось федеральным уровнем, потом картина начала меняться. Теперь вузы, не вошедшие в указанные правительством категории, будут серьезным образом реформированы.

Представьте, сейчас в России 1786 вузов, а с филиалами их 3500. Это в три раза больше, чем было в СССР.

Реально экономика нуждается в инженерах, в технических специалистах, а вузы выпускают юристов и экономистов — налицо перекос.

— Видимо, это имел в виду президент Дмитрий Медеведев, который на недавней встрече с учеными — победителями конкурса «мегагрантов» заявил, что «далеко не все российские университеты высокого качества и часть из них просто по-хорошему нужно закрыть»?

— Думаю, да. Частично это неизбежно. Сейчас есть система лицензирования, аккредитации.

— Теперь спросим у вас по поводу другой цитаты. По всему Архангельску развешаны рекламные щиты, посвященные 300-летнему юбилею со дня рождения Михаила Васильевича Ломоносова: «Ломоносов — величайший новатор России». Не знаете, кто был автором этой рекламы?

— Насколько известно, автором рекламы стало агентство по печати и средствам массовой информации правительства Архангельской области. Мы же позиционируем Ломоносова как ученого-энциклопедиста, основателя классического образования в России, сравнивая его с выдающимися деятелями эпохи европейского Возрождения.

— Вернемся к вопросам освоения Арктики. Не могли бы дать конкретное определение: что такое Арктика, какая это территория? От Северного полюса и до Полярного круга? Или есть какие-то другие критерии?

— Четкого определения пока не существует. В документах, которые сейчас находятся в Минрегионразвития, есть определение, какие субъекты можно отнести к арктическим со стороны Российской Федерации. Это те субъекты, которые граничат с арктическими морями (Северным Ледовитым океаном) — Мурманская, Архангельская область, Ямало-Ненецкий автономный округ, Красноярский край. Аналогичным образом с Арктикой граничат страны Северной Европы и Канада, но самая протяженная граница у России. Арктика — это то, что начинается с Северного полюса и граничит с Северным Ледовитым океаном.

Наш университет не может претендовать на всероссийскую Арктику. Мы держим в фокусе европейскую часть Арктики (до Урала), которую охватывает наш Центр космического мониторинга. Это как раз та территория, где есть разведанные углеводородные месторождения, которые разрабатываются «Газпромом» и «Роснефтью», та территория, где будет реализовываться Штокмановский проект, проекты «Роснефти» вокруг Новой Земли и Земли Франца-Иосифа — территории Архангельской области и территории, где проходит Севморпуть. Не будем забывать, что Архангельск — это то место, откуда в свое время отправлялись все полярные экспедиции.

— Расскажите, пожалуйста, о проектах университета по Арктике.

— У нас существуют договоры с «Газпромдобычашельф», со Shtokman Development AG , с французской компанией Total и норвежской Statoil. На нашей базе идет подготовка специалистов. Мы являемся одним из немногих университетов, которые готовят кадры в этой области наряду, например, с Губкинской академией нефти и газа. Начиная с 1993 года, как только мы вошли в Баренцев регион, у нас тесно развивается сотрудничество с норвежскими университетами, программы обмена. Как известно, Норвегия единственная страна, имеющая технологии работы в холодных морях. И BP, и Total имеют опыт работы в теплых морях. Наши выпускники находят работу на шельфе как в иностранных, так и в российских компаниях. Что касается Total — мы сотрудничаем с Ассоциацией профессоров Total и парижским Институтом нефти и газа. Shtokman Development AG уже анонсировал, какие специалисты им будут нужны в ближайшие 20 лет. У наших выпускников есть все шансы стать востребованными специалистами.

— Не является ли Арктическая программа попыткой повысить статус города Архангельска, который после основания Санкт-Петербурга несколько отошел в тень?

— Идея, что в Архангельске должен возникнуть научно-технический центр, дискутировалась уже 10 лет. Сибирский и Южный университеты оказались вне конкуренции. В нашем Северо-Западном федеральном округе возникли Калининградский федеральный университет и у нас — САФУ. Почему такой университет появился в Архангельске, ведь претендовали и Петрозаводск, и Мурманск, и даже Санкт-Петербург? Здесь изначально губернатор возглавил этот процесс, специальной комиссией была разработана концепция по созданию университета, вокруг нее объединились исполнительная и законодательная власть, все учреждения профобразования, работодатели, профсоюзы и даже Архангельская епархия. Когда комиссия увидела такое единство в отличие от других регионов, это сыграло свою роль. Нам оказал поддержку также полномочный представитель президента РФ в СЗФО Илья Клебанов, а на федеральном уровне нас поддержала Российская академия наук.

Мы в самом начале большого пути. Арктика — стратегически важный регион, и мы не можем показать свою слабость.

Многие государства, например, страны ЕС, не имея фактически никакого отношения к Арктике, инициируют стратегию ЕС и принятие регламентов в Арктике, что входит в противоречие с интересами арктических государств.

— Не уточните ли объемы финансирования, которое получил и получит САФУ?

— Субсидия на осуществление основной деятельности составляет чуть больше 1 млрд 705 млн рублей. Целевые программы и гранты — это 33 280 млн рублей. Внебюджетные источники — 802 млн рублей. Программа развития Арктики — это 1 млрд рублей ежегодно.

— И последний вопрос. Что нужно делать России, чтобы усилить влияние в Арктике?

— Во-первых, овладеть технологиями, которыми пока владеют другие страны. Нужно активное развитие Северного морского пути, а значит, атомного флота. Мы должны наладить производство подводных непилотируемых аппаратов для исследования ледового состояния на трубопроводах — это то, чем пока никто в РФ не занимается в принципе. В Норвегии, скажем, уже производят непилотируемые летательные аппараты, и тут мы могли бы взаимно дополнять друг друга. Мы должны готовить конкурентоспособных специалистов, владеющих английским языком, поскольку Арктика — международный регион. При этом нам необходимо быть заинтересованными в тех научных исследованиях, которые нужны именно России, и инициировать их. Наша страна должна принимать федеральную целевую программу развития Арктики.

Та система, которая существовала в советское время, была затратной, но поддерживалась государством. Сейчас те порты, которые находятся на Севморпути, просто разрушены.

Самый проблемный участок Севморпути находится именно на границе РФ. У мирового сообщества есть большое желание отнести его к международным транспортным артериям — в таком случае все смогут им пользоваться, когда хотят и как хотят. Россия стремится отнести Севморпуть к нашим внутренним водам, тогда прохождение его станет определенной статьей дохода в государственную казну и обеспечит надежные опорные пункты вдоль него.