Пенсионный советник

Сексуальный, ходит прямо, бьет больно

Прямохождение позволяло нашим африканским предкам лучше драться

Дмитрий Малянов 19.05.2011, 14:50
m.blog.hu

Ключ к загадке, почему древние приматы предпочли встать на ноги, а не ходить на четвереньках, кроется в элементарной физике, известной каждому кенгуру, зайцу и боксеру: чтобы хорошо врезать своему сопернику, нужно занять устойчивую вертикальную позицию.

Стоит ли напоминать, к каким важным и долгоиграющим последствиям привело у предков современного человека появление такого специфичного признака, как прямохождение? Пожалуй, все палеобиологи, готовые отстаивать альтернативные гипотезы движущих сил антропогенеза по каким-нибудь другим поводам, как минимум сойдутся во мнении, что

у предков Homo sapiens трудно отыскать орган, который в той или иной степени не был бы затронут этим изобретением природы.

Подняв и освободив от опорной функции передние конечности, прямохождение не только изменило двигательную стратегию древних гоминид, но и перестроило их физиологию, поменяло геометрию скелета, мышечную и дыхательную активность, работу пищеварительного тракта, а также через последовательную корректировку всей сигнальной архитектуры (человек стал по другому видеть, обонять, осязать, слышать, удерживать равновесие) и работу ЦНС. Наконец, обеспечило достойную опорную вертикаль для начавшей утяжеляться головы. В общем,

встав уверенно на две ноги вместо привычных четырех, наши предки смогли в буквальном и переносном смысле расправить, наконец, плечи и устремиться в свое светлое эволюционное будущее.

Впрочем никакого «светлого» будущего двуногим приосанившимся гоминидам эволюция несколько миллионов лет назад, естественно, не гарантировала, и с пониманием механизма происхождения этого признака, то есть с объяснением преимуществ, которые он дал вставшим на ноги приматам, в конечном итоге начавшим давать более жизнеспособное потомство, дело обстоит намного хуже.

Говоря точнее, такого понимания нет даже на уровне более или менее правдоподобных гипотез, и бипедализм продолжает оставаться большой эволюционной загадкой, потому что минусов от такого изобретения (неравномерный кровоток и, как следствие, большая мышечная усталость, и большие трудности с вынашиванием плода, и меньшая устойчивость, и худшая проворность) насчитывается пока намного больше, чем плюсов.

К последним же со времен Дарвина не удалось добавить ничего более существенного, чем удобство в срывании плодов. Мысль сомнительная, учитывая, как прекрасно справляются с этой же задачей наши четверорукие собратья, в распоряжении которых аж четыре конечности, которыми можно добыть и очистить приглянувшийся банан. В случае более продвинутой «трудовой гипотезы» также остается непонятным,

почему более изощренные и тонкие операции по изготовлению, например, орудий можно было проделывать передними конечностями исключительно в положении стоя.

Различные стадии эксперимента: разнонаправленные удары из двух позиций — стоя и на карачках // University of Utah
Различные стадии эксперимента: разнонаправленные удары из двух позиций — стоя и на карачках // University of Utah

Биологи из Университета штата Юта (США), вдохновленные зрелищем дерущихся кенгуру и зайцев, а также мезозойских рептилий, проворно передвигавшихся на двух задних лапах, и даже вполне четвероногих мустангов из соседнего Техаса, ловко привстающих на задние копыта во время бурных разборок с брачными соперниками, пришли к выводу, что, раз двуногая позиция — древний и хорошо зафиксированный в природе способ передвигаться, охотиться и одолевать соперников, наши африканские предки тоже охотно включали бипедализм, когда нужно было защитить себя и свое потомство от хищников или, что подчас являлось не менее важной процедурой в приобретении преимущества, набить друг другу морду.

Все это так и осталось бы еще одной экзотичной и не поддающейся проверке гипотезой, объясняющей нашу странную двуногость. Но практичные американцы решили подтвердить свои предположения на опыте, результаты которого вынесены на обсуждение научной общественностью в Public Library of Science.

Для экспериментальной проверки, какие преимущества дает бипедализм перед четвероногостью, в университетскую лабораторию были выписаны пока что, к сожалению, не мустанги, а (для некоторого упрощения задачи) профессиональные атлеты, которых попросили нанести серию ударов по специальной мишени в направлении вперед, вверх, вниз, направо и налево сначала из позиции стоя, а затем из позиции на карачках. Сила ударов измерялась акселерометром.

Предположение, что удары, наносимые приматами из позиции стоя, отличаются большей силой, получило в результате наглядное и простое подтверждение. Так, боковые удары из стоячего положения оказались

сильней на 64%, прямые на 48%, удары снизу вверх на 44% и сверху вниз на 48%.

При этом, что тоже важно, и в той и в другой позиции удары сверху вниз были в 3,3 раза мощнее, чем снизу вверх. Другими словами, прямо стоящий дерущийся гоминид с более высоким ростом получал в драке неоспоримое преимущество над более низким соперником, которым мог быть и его собрат по племени.

Авторы отдельно разбирают причины, почему удары из положения стоя оказываются более эффективными, что часто используется животными. Главная кроется в переносе части энергии от вертикально поставленного корпуса, опирающегося на землю задними конечностями — схема, прекрасно знакомая борцам и работающая по принципу рычага. Также в вертикальном положении некоторые мышцы спины работают с намного большей эффективностью: прирост их мощности, согласно проведенному эксперименту, может достигать 130%.

Таким образом, резюмируют авторы, значимым фактором в процессе выпрямления древних гоминид могло быть объективное силовое преимущество, достигаемое особями в бипедальном положении, при этом более высокие и прямостоящие гоминиды получали еще большее преимущество в защите себя, своих половых партнеров, потомства и пищевых ресурсов, что и делало их более сексуально привлекательными.

Это, по мысли авторов, должно объяснить и странную выборочную асимметрию, четко зафиксированную в половом поведении женщин, предпочитающих более высоких мужчин, и мужчин, для которых этот параметр не является сексуально более привлекательным.

Такая асимметрия несет в себе генетический отпечаток миллионов лет успешной эволюции отдельных групп приматов, когда более высокие и прямостоящие защищали себя с большим успехом.

Каким образом при большей силе у некоторых приматов стал развиваться и больший ум, пока неясно, но выяснение и не входило в задачи поставленного эксперимента.