Слушать новости

«Это вопрос месяцев»: у Ирана скоро появится ядерная бомба

NYT: у Ирана достаточно материала для изготовления первого ядерного заряда

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Обсуждение иранской ядерной деятельности становится все более оживленным в связи с сообщениями о том, что страна близка к изготовлению первого ядерного заряда. С апреля в Вене ведутся переговоры о возвращении к иранской ядерной сделке, но этот процесс тормозится. Заявления о способности Ирана создать ядерную боеголовку могут использоваться как предмет торга в этих переговорах, считают эксперты.

Три заряда через пять месяцев

Сразу несколько источников сообщили о том, что Иран вплотную приблизился к созданию ядерного заряда.

Ирану нужно около месяца, чтобы получить достаточное количество материала для изготовления одного ядерного заряда, написала газета The New York Times со ссылкой на экспертов, проанализировавших последние отчеты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) по Ирану.

Представители федеральных ведомств США, имеющие доступ и к закрытой информации, полагают, что Иран сможет выйти на этот уровень в ближайшие несколько месяцев. Еще какое-то время уйдет на создание технологии доставки такого боезаряда, например с помощью ракеты.

Для производства второго заряда Ирану, как следует из материала, понадобится около трех месяцев, а тремя он обзаведется менее чем через пять месяцев.

«Иран еще никогда не был столь близок к обретению [ядерных] военных возможностей со времени заключения при [президенте] Бараке Обаме ядерного соглашения в 2015 году», — констатировали в публикации.

По мнению министра обороны Израиля Бени Ганца, которое он высказал в интервью журналу Foreign Policy, Иран сможет создать один заряд через два-три месяца.

Он отметил, что дипломатические усилия не помогут свести на нет прогресс Ирана в сфере ядерных вооружений, но назвал эффективным оказание на Тегеран политического, дипломатического и экономического давления со стороны США, России, Китая и Европы.

Для ядерного заряда обогащение урана должно составлять около 90%, а до этого его сначала обогащают до 3,5%, потом до 5%, до 20%, до 60%.

Иранцы уже достигли 60%, то есть преодолели большую часть пути, обратил внимание старший научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Владимир Сажин.

«Сможет ли Иран достичь 90%? В принципе, это вполне реально, и довольно скоро. Но дело не только в достижении обогащения. После этого идет сложный процесс превращения газа в металл, здесь у Ирана есть прогресс. Но и это еще не ядерный заряд — для его создания потребуется сложная работа», — сказал эксперт «Газете.Ru».

Причем даже после создания ядерного заряда большое количество времени уйдет на создание ядерной боеголовки, пояснил Владимир Сажин. Он напомнил, что Пакистан с момента испытания ядерного заряда около десяти лет сооружал боеголовку к своим ракетам.

«Прогресс в ядерной сфере у Ирана огромный, он находится на пороге обогащения уже оружейного урана, но вопрос создания ядерного заряда — это вопрос месяцев, а на создание ядерной боеголовки может уйти несколько лет», — констатировал он.

Переговоры по СВПД

The New York Times отмечает, что активность Ирана в ядерной сфере может вынудить США и их союзников вернуться к обсуждению Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД) от 2015 года, из которого США вышли в 2018 году.

В Вене с апреля ведутся очные переговоры по восстановлению иранского ядерного соглашения в его первоначальном виде между Ираном и международной «пятеркой» — Россией, Великобританией, Германией, Китаем и Францией. С того момента до 20 июня прошло шесть раундов переговоров. Эксперты вырабатывают текст договоренности о возобновлении выполнения СВПД, в частности о снятии санкций США с Ирана и дальнейшем возвращении Вашингтона в сделку, а также выполнении ядерных обязательств Ираном, от которых он существенно отклоняется.

Подходы США и Ирана совершенно разные: если американцы говорят о синхронном постепенном возвращении в ядерную сделку и США, и Ирана, то иранцы требуют от Вашингтона немедленного снятия всех санкций — это неприемлемая позиция, считает Владимир Сажин.

По его словам, процесс возвращения Ирана в ядерную сделку притормозился после прошедших в стране президентских выборов, по итогам которых президентом стал Ибрахим Раиси. Как отметил эксперт, это человек консервативно-радикальных взглядов, и теперь все ветви власти находятся в руках радикалов, настроенных антиамерикански, антизападно.

Подходы к иранской ядерной проблеме администрации прежнего президента США Дональда Трампа и нынешнего Джо Байдена кардинально отличаются, обратил внимание ведущий научный сотрудник Центра исследований проблем безопасности РАН Константин Блохин. Он напомнил, что СВПД была заключена администрацией Барака Обамы, в которой премьер-министром был Байден.

Но время идет, Байден не торопится предпринимать действия в иранском направлении, а иранцам хотелось бы вернуться к состоянию, которое было до Трампа, констатировал эксперт.

«Байден, когда пришел к власти, сразу столкнулся с рядом проблем, которые принялся решать, поэтому иранская ядерная сделка отошла на периферию. Вполне возможно, что это попытка подстегнуть Байдена. Очевидно, что сам байденовский подход к проблеме более перспективен по сравнению с подходом Трампа», — сказал он.

Как будет реагировать международное сообщество

Хотя Иран активно работает над развитием своего ядерного потенциала, вопрос заключается в том, позволит ли ему создать такое оружие международное сообщество, отметил Владимир Сажин. Он напомнил, что за Исламской республикой смотрят очень пристально разведки всех стран мира, а также МАГАТЭ.

«Я думаю, Запад создания такого оружия в Иране не допустит. Байден и израильский премьер-министр Нафтали Беннет в один голос заявили, что не допустят этого. Они пока оперируют исключительно мирными средствами, но есть и другие — кибератаки, диверсии и даже удары по военным объектам Ирана», — сказал эксперт.

Более того, по его словам, препятствовать этому будут и другие страны, поскольку в этом не заинтересованы ни Россия, ни Китай, ни Запад, ни арабские страны — соседи Ирана.

На определенном этапе в этом вопросе произойдет консолидация всех участников переговорных процессов вокруг Ирана, сказал он.

«Иранская ядерная программа стала результатом коллективной дипломатии, свой вклад внесли Европа, Россия, США и Иран. Европа, безусловно, будет подключаться к переговорам по ядерной сделке. Думаю, что и Россия будет участвовать, потому что для нее Иран — это союзник, испытанный временем, у нас с ним отношения прошли проверку на прочность», — отметил Константин Блохин.

Разрыв СВПД

СВПД был заключен в 2015 году. По его условиям отдельный участник сделки может восстановить санкции ООН против Ирана в полном объеме, если сочтет, что тот нарушил условия договора. США вышли из сделки в 2018 году. После этого Вашингтон ввел против Ирана экономические санкции в сфере нефтяного экспорта.

Как отметил Владимир Сажин, Иран начиная с мая 2019 года — спустя год после выхода США из СВПД — постепенно переставал выполнять требования сделки.

За это время он успел многое сделать, в частности достиг обогащения до 60% и скопил уже 10 кг такого урана.

Представитель иранского правительства Али Рабии 4 января этого года заявил, что Тегеран запустил на объекте в Фордо процесс обогащения урана до 20% — это более чем в пять раз превышает уровень, допустимый сделкой. До этого Иран обогащал свои запасы примерно до 4,5%, то есть также превышал предел в 3,67%, установленный СВПД.

20-процентного уровня обогащения урана достаточно для работы исследовательских ядерных реакторов. При этом в Тегеране не раз отрицали намерение создать ядерное оружие. Несмотря на это в начале декабря прошлого года иранский парламент принял закон об активизации ядерной деятельности.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть