«В Нью-Йорке не нужно собирать крупицы надежды»

Самый влиятельный подросток мира Тави Гевинсон — о бьюти-иконах, рискованных поступках и белых рубашках



Тави Гевинсон

Тави Гевинсон

Clinique
Феминистка, актриса, модный блогер, главный редактор онлайн-журнала для подростков — 19-летняя Тави Гевинсон рассказала «Газете.Ru» о том, почему не боится рисковать.

Самый влиятельный тинейджер в мире Тави Гевинсон — живой пример того, как отлично подростки могут обходиться без взрослых. В 12 лет она начала вести модный блог Style Rookie, в 15 основала полноценный онлайн-журнал для подростков Rookie Magazine, сейчас ей 19 — и она все меньше пишет о моде, зато снимается в кино, играет в театре, дает интервью, снимается для журналов и занимает на показах крупнейших Недель моды места в первом ряду рядом с главным редактором нью-йоркского Vogue Анной Винтур. Но стоит заглянуть в ее инстаграм — обнаружишь, что это обычная девочка, которая любит кривляться, переодеваться и тусоваться с подружками.

Тави доказывает взрослым, что подростки могут прекрасно обходиться и без нас: им не нужны больше журналы для тинейджеров, которые мы издаем, наши модные тренды, наши советы и даже наши деньги. Тави Гевинсон все делает самостоятельно — и, кажется, сама не понимает, насколько это круто.

— Тави, у вас есть бьюти-икона?
— Даже несколько. Люблю Кейт Бланшетт и Тильду Суинтон. Классика, простота, сияющая кожа, уверенный взгляд. То же самое я вижу в Мерил Стрип. Они вдохновляют меня — понимаешь, что не нужно бороться с возрастом. Просто живи.



Clinique

Clinique

— Без каких косметических продуктов вы не можете обойтись?
— Их два — «желтый» крем Dramatically Different Moisturizing Lotion + и черная тушь Clinique. Вообще, что касается декоративной косметики, то в последнее время мне очень нравится сочный вызывающий розовый на губах. Помаду такого цвета хочется съесть! Иногда я очень ярко крашу глаза голубыми тенями, как в фильме «Королевство полной луны». Очень круто. Люблю насыщенный моноцвет на глазах.

— Это же диско!
— А мне нравится макияж глаз в стиле диско. На прошлый Хеллоуин была смешная история. Я пошла на вечеринку, нарядившись и накрасившись, как Хлое Севиньи в фильме «Последние дни диско». В четыре утра ко мне подходит какая-то девушка. Она была так сильно накрашена, что я не могла толком разглядеть ее лицо. Она говорит: «Я Хлое, я сегодня дьявол — а ты?» И я просто раскрыла рот и не могла ответить пару секунд, когда поняла, что девушка в страшном макияже — Хлое Севиньи. Но потом рассмеялась и сказала: «А я — ты в фильме «Последние дни диско».

— Ваши вкусы в одежде и макияже менялись со временем?
— Раньше меня очень привлекали театральные фильмы и дизайнеры, и я пыталась повторить эти образы, приходила в школу в амплуа дерзкой девчонки или в каком-нибудь вызывающем наряде.

И если надо мной смеялись, то на следующий день я приходила в еще более эксцентричном образе.

А потом, в старших классах, мода стала интересовать меня меньше, мне не хотелось больше играть на публику. Сегодня я придерживаюсь более нейтрального, сдержанного стиля. Просто наношу легкий макияж и надеваю комфортную белую рубашку. Одеваться надо так, чтобы чувствовать себя хорошо. Иногда я «ударяюсь в моду», но чаще всего я ношу то, в чем мне приятно и удобно.

— Когда женщина выглядит лучше всего?
— Я знаю, это звучит ужасно банально, но, когда вы листаете журналы, вы не думаете — «какая красивая женщина», вы понимаете, что это всего лишь картинка. Мои друзья красивы, когда они веселятся, когда они добрые и искренние. Косметика и мода дают нам инструменты для визуального выражения этих чувств.

— Вам нравится играть в театре?
— Это очень интересно. Особенно то, что мне нужно играть одну и ту же роль из вечера в вечер на протяжении месяцев. Это учит меня концентрироваться, вкладывать всю свою энергию каждый раз. Я помню, у меня как-то был упадок сил, и я спросила автора: «Как мы можем сохранить ощущение новизны? Мы делаем одно и то же каждый вечер». А он ответил: «Неправда, мы никогда еще не давали представление 3 января 2015 года».

И это очень интересный опыт — научиться быть просто человеком, быть здесь и сейчас, принимать жизнь, потому что ты не можешь позволить себе копаться в своих ошибках, ты должен помнить о других актерах.

— Что помогает вам чувствовать себя уверенной в себе?
— Я думаю, что наибольшую уверенность я чувствую, сделав то, чем я действительно горжусь. Я могу прокрастинировать, тянуть время, откладывать важные дела из-за мелочей, каких-то незначительных сомнений, но потом я беру себя в руки, отбрасываю нерешительность и сосредотачиваюсь на деле.

И даже если это дело не приносит ожидаемых результатов и я никому не показываю то, что у меня вышло, я все равно горжусь тем, что написала или нарисовала. Что-то вы можете делать только для себя, чтобы почувствовать свою творческую энергию и раскрепоститься, и это помогает вам почувствовать себя более уверенной, более цельной личностью.



Clinique

Clinique

— Жизнь в Нью-Йорке вас как-то изменила?
— Жизнь в пригороде учила меня находить красоту в мелочах. В Нью-Йорке же меня не покидает ощущение, что здесь классно все! Я даже прекратила все подробно записывать. Когда я училась в школе и жила с родителями, я задерживала свое внимание на чем-то, что сделало мой день запоминающимся, на чем-то красивом или необычном. Но здесь такого очень много, куда ни посмотри. Это очень приятно, потому что теперь мне не нужно скрупулезно собирать каждую крупицу надежды.

— Вы способны на рискованные поступки?
— Я профессионально занимаюсь творческой работой с очень раннего возраста. Наверное, это не совсем типично — основать журнал в 15 лет или играть в пьесе в 18. Наверное, это тоже рискованно. Но когда я оглядываюсь назад и думаю, почему я приняла именно такие решения, я понимаю, что это просто интересно.

Нужно пробовать что-то неизвестное, чтобы посмотреть, что получится, что ты можешь узнать о себе, что это будет значить для других людей.

В первый год после запуска журнала Rookie я практически не спала, и у меня ужасно упала успеваемость в школе. Но я чувствовала, что делаю что-то приятное для себя, я испытываю чувства, которые школа никогда не давала мне, и в конечном итоге этот мой проект помог и другим людям. Так что если вы рискуете подобным образом, то вы можете столкнуться со страхами и неуверенностью, но вы можете пережить нечто необыкновенное.

— Страх неудачи вас когда-нибудь останавливал?
— Я не считаю себя бесстрашным человеком, но обычно я так боюсь, что не сделаю что-то большое, что это перевешивает страх перед неизвестностью. Когда мы репетировали пьесу, я только переехала в Нью-Йорк, и после репетиций мы сразу перешли к предварительным показам. Меня спрашивали: «Ну и как тебе играть на Бродвее?», а для меня это была работа, каждодневная работа. На предварительных показах я чувствовала огромное давление, начинала сомневаться в правильности всей затеи.

Сильнее я чувствовала страх, что упущу что-то большое, не получу важный опыт. Страх того, что ты можешь потерять, если не пойдешь вперед, оказывается сильнее страха выглядеть глупо. Хуже всего в жизни — это сожалеть, оглядываться назад и понимать, что не сделала того, не попробовала этого, не была более открытой, более решительной.