ФРС поднимает ставки

О том, что ждет мировую экономику

Центральные банки стран Запада исповедуют монетаристскую идеологию антикризисного регулирования экономики. Когда наблюдаются угрозы стабильности финансовых рынков или всей экономической системы, центральные банки и, прежде всего, Федеральная резервная система США, немедленно опускают процентную ставку до 0-0,5%, делая кредитные ресурсы дешевыми, а облигации – невыгодными для инвесторов. Волна удешевления прокатывается по всему спектру кредитных ресурсов – от банковских кредитов и облигаций до лизинга, факторинга и т.д. Разоряющийся бизнесмен, потерявший работу человек берет дешевый кредит и создает собственный бизнес, обеспечивая себя и давая работу другим. Жить в долг становится выгодно. Дешевая ипотека, дешевое жилье. Собственно, и люди, и вся страна давно уже живут в долг. Отметим, что общий национальный долг США уже превысил 30 трлн долларов.

Парадокс заключается в том, что весь мир до недавнего времени пребывал в уверенности, что долги американского правительства – это безрисковый актив: убежище, так сказать, «бумажное» золото. Уровень риска дефолта по казначейским облигациям США определяется кредитным рейтингом, который, к слову сказать, присваивают американские же рейтинговые агентства Standard&Poor, Moody`s Investor Services и Fitch. Ясно, что эти долговые бумаги, согласно методологии данных агентств, имеют наивысший рейтинг надежности – ААА, вероятность дефолта (неисполнения обязательств) заемщика, по их мнению, стремится к нулю. Государственные облигации правительств Англии, Германии, Японии и еще ряда стран находятся на сопоставимых уровня надежности. Надо отметить, что т.н. британские «гилты» (Gilt Cut Securities), «золотообрезные» бумаги правительства Великобритании еще с XIX века считались эталоном надежности, учитывая огромное активное сальдо платежного баланса этой страны. Теперь, правда, их место заняли казначейские бумаги американского правительства – Treasuries. Именно они стали эталоном (бенчмарком), с которым сравнивают доходность и риск по облигациям других стран.

Но ситуация резко изменилась после заморозки золотовалютных резервов России в феврале 2022 года. 300 млрд долларов наших резервов, вложенных в облигации правительств стран Запада, оказались заблокированными. На какой срок – неизвестно.

Долларовые активы Ирана США до сих пор не вернули, хотя стали частично снимать с него санкции, надеясь сбить дефицит на рынке нефти. Пока на рынке нефти и газа держится ажиотаж и цены взвинчены антироссийскими санкциями, есть надежда как-то возместить потерянное. Закупить новые станки, производственное, медицинское и прочее оборудование, лекарства и другой критический импорт.

Важно другое. Мир осознал всю т.н. «надежность» данных безрисковых активов. Ближневосточные страны-экспортеры нефти и Китай выводят свои сбережения из американских казначейских бумаг со скоростью 1 млрд долларов в день. Это подрывает возможность стран Запада жить, а главное, выходить из кризисов, за счет других стран. Если раньше дебаты, например, в Госдуме по поводу того, что мы фактически финансировали развитие стран Запада, размещая свои резервы в их долговые инструменты, казались просто непрофессиональным популизмом, то теперь нельзя не признать правоту подобных рассуждений. Иначе говоря, стоит пересмотреть подходы к размещению международных резервов в пользу, например, товарных активов, таких как золото или палладий, а также резко подскочивший в цене никель или титан, производством которого Россия выделяется на фоне прочих стран и который очень востребован в западном авиастроении. Однако в ближайшие годы для России главной целью будет не накопление резервов, а их потребление на цели импортозамещения и создание новых производств, поддержку предпринимателей и социально незащищенных слоев населения.

Пандемия коронавируса, вызванные ею локдауны, разрывы логистических цепочек создали угрозу стабильности ведущих экономик мира. Центробанки стран Запада прибегли к испытанному средству – смягчению денежно-кредитной политики в виде снижения процентных ставок, удешевления кредита и разбрасыванию т.н. «вертолетных денег».

Этот термин ввел в оборот один из руководителей ФРС США Бен Бернанке, который заявил, что для предотвращения кризиса надо разбрасывать деньги с вертолета. К чему это привело? Да просто к надуванию очередного пузыря на финансовом рынке, так как дешевые деньги направлялись на покупку акций и их котировки взлетали до небес, превышая все оценки справедливой стоимости активов. Росли цены на недвижимость, которая часто воспринималась как защитный актив. Росли также и товарные активы – нефть, газ, металлы, строительные материалы и прочие «commodities». Рост цен на них отмечался всегда, когда ФРС и ЕЦБ снижали ставки. Но в 2020-2022 годах появились и свои, специфические причины. Прежде всего, это коронавирусные ограничения в мировой торговле товарами и услугами. Во-вторых, антироссийские санкции, бумерангом ударившие по странам, их вводившим. Также повлияла т.н. «зеленая повестка» – попытка уйти от углеводородов в генерации электроэнергии. Однако момент оказался неподходящим – весна 2022 года была холоднее обычного, а ветряные станции не давали ожидаемого эффекта из-за отсутствия ветров. К тому же лето в Европе, например, выдалось очень жарким. Потребление электроэнергии резко возросло. Все это вылилось в высочайшие темпы потребительской инфляции, достигшей рекордной отметки за последние 40 лет. В США, Великобритании инфляция в годовом выражении составила более 9%, а в ряде стран приняла двузначные значения. В Испании – 10,2%, в Польше – 15,5%, в Аргентине – 64,0%, в Турции – 78,6%, а в Венесуэле – 167%!

Итогом всего этого стала рецессия – падение производства, которое отмечается два квартала подряд. В США даже разгорелся скандал по поводу того, признавать ли падение ВВП второй квартал подряд «рецессией». Официальные органы (Бюро экономического анализа и другие) отметили спад ВВП как в первом, так во втором квартале, однако Джо Байден решил удивить мир своими познаниями в экономике и стал отрицать данный факт, комментируя оценку ВВП во втором квартале. Он заявил, что положение в американской экономике и, в частности, на рынке труда очень даже удовлетворительное, при этом он старательно избегал термин «рецессия». А его пресс-секретарь Карин Жан-Пьер вообще вышла из себя при попытке соврать журналистам, что определение рецессии – «неправильное», сообщает Reuters. Однако ей напомнили определение Брайана Диза, главы Национального экономического совета, данное им еще в 2008 году.

Отрицает наступление рецессии и Джанет Йеллен, ныне министр финансов, а в прошлом – председатель совета управляющих Федеральной резервной системы. Однако нынешний руководитель ФРС Джером Пауэлл отметил спад ВВП в первом квартале на 1,6% и во втором – на 0,9% (вместо прогнозного роста на 0,4%, согласно опросам Bloomberg). При этом потребление товаров сократилось на 4,4%, а это верный признак того, что население начинает экономить. Что обычно после этого происходит? Сокращение спроса приводит к сокращению производства, так как производить товары в этих условиях рискованно.

Примерно на такую же величину упали во втором квартале инвестиции бизнеса – 3,9%: предприниматели сокращают инвестиции, ожидая серьезные проблемы в ближайшем будущем. Иными словами, экономика страны держится пока на плаву за счет сокращения импорта при росте экспорта.

Попытка монетарных властей США удержать под контролем инфляцию за счет сокращения бюджетного дефицита еще больше ограничивает возможности роста экономики. Пауэлл также отмечает пока стабильность рынка труда, но считает, что риски сохранения высокой инфляции выше рисков начала рецессии. В этих условиях ФРС вынуждена маневрировать между Сциллой и Харибдой, полагая, что если удастся взять инфляцию под контроль, то можно будет перейти к мягкой денежно-кредитной политике и снизить процентные ставки, которые в данный момент ограничивают возможности экономического роста.

Оправдан ли оптимизм Пауэлла? На мой взгляд, для этого нет оснований. Геополитическая ситуация в Европе, да и в Азии тоже может привести к росту бюджетного дефицита (военная и экономическая помощь, которая может потребоваться кроме Украины также и Тайваню), рост цен на энергоносители, подталкивающие темпы инфляции, и многие другие факторы не оставляют поводов для оптимизма. Заявление о том, что спикер палаты представителей Нэнси Пелоси в ходе своего вояжа по странам Юго-Восточной Азии может посетить и Тайвань, поставило США в патовую ситуацию. С одной стороны, ударная группировка во главе с авианосцем «Рональд Рейган» находится недалеко от Тайваньского пролива. С другой – армия КНР проводит учения у берегов острова с боевыми стрельбами. Пелоси все-таки посетила как-то украдкой остров, который Пекин считает своей территорией и требует ее возврата. При этом глава МИДа КНР Ван И заявил, что «полное воссоединение Китая с Тайванем является исторической неизбежностью», и посоветовал Штатам не мечтать о том, чтобы помешать этому. Дипломатически Байден уже проиграл этот раунд конфронтации с КНР, так как кроме эскалации напряженности данный визит ничего США не дал. Кроме того, КНР уже объявила о прекращении поставок песка на остров, а это значит, что бетон, дороги, здания и сооружения на Тайване будут обходиться дороже. Очень прозрачный намек на полную блокаду острова со стороны Пекина.

Наиболее реальным видится сценарий ухудшения перспектив экономического роста на фоне продолжения ужесточения денежно-кредитной политики. А причины рекордно высокой инфляции быстро не исчезнут – экономические процессы инерционны в силу самой своей природы.

Тогда что же остается? Скатывание в спираль инфляции на фоне сокращения производства, затяжная стагфляция, о которой я уже не раз писал. Социальные протесты на фоне падения жизненного уровня населения. Внутриполитический разлад при неспособности нынешней администрации решать как внешнеполитические, так экономические проблемы.

Эту точку зрения разделяет финансовый аналитик и бывший менеджер хедж-фонда Чарльз Ортел. По его мнению, период экономического спада в американской экономике при высоких темпах инфляции может оказаться достаточно долгим и сравнимым с периодом Великой депрессии 1929-1933 годов.

Мэр Нью-Йорка Эрик Адамс выразился еще более жестко: «Мы находимся в финансовом кризисе, которого просто нельзя представить. Уолл-стрит рушится. Мы в состоянии рецессии». Специалист по исследованиям института Леви Маршал Ауербак заявляет: «Мы наблюдаем ухудшение практически всех экономических индикаторов, включая продажи домов на первичном и вторичном рынке, начало нового строительства, реальные расходы на него и промышленное производство, а также первоначальные запросы (на выплату пособий по безработице) указывают на ухудшение состояния рынка труда. В среднестатистическом домохозяйстве США каждые 3 месяца происходит смена работы, что является серьезным негативным фактором».

Аналитики многих американских инвестиционных банков сходятся во мнении, что финансовые рынки в ближайшее время ожидают серьезные потрясения. Что ж, это плата за мягкую денежно-кредитную политику и «вертолетные деньги», надувшие очередной финансовый пузырь. Так было и после кризиса доткомов в 2001 году: ФРС подготовила почву для нового пузыря – на рынке высокорисковой ипотеки, который лопнул в 2008 году. Так будет и после снижения ставок в 2020 году. Образно говоря, Федрезерв загнал себя в угол – повышая ставки и накачивая экономику деньгами при падении ВВП второй квартал подряд, американский регулятор не оставил себе выбора. Монетарную политику придется смягчать или резко снизить темпы ее ужесточения, чтобы поддержать экономический рост.

Но проблема затрагивает не только экономику США, она гораздо шире. Рост процентных ставок означает рост курса доллара США к другим валютам, а также подорожания большинства товаров в мировой торговле. Индекс доллара стабильно держится выше отметки 100 пунктов. С начала года он укрепился на 15% по отношению к корзине основных валют. И эта тенденция, скорее всего, продолжится. А для остального мира это означает рост затрат на импорт продовольствия и энергоносителей, дефолт по суверенным долгам. А также рост бедности, обострение продовольственной проблемы, социальные потрясения, кризисы и нестабильность. Инвесторы всего мира потеряют свои вложения.

Наиболее уязвимые экономики мира оказались перед угрозой тяжелейших экономических потрясений. Первой стала Шри-Ланка, за ней последуют Пакистан, Тунис, Египет и Сальвадор, считает главный экономист Всемирного Банка Кармен Райнхарт.

Итак, ФРС повышает ставки, но эта игра все больше напоминает «русскую рулетку». Эта игра не закончится, пока мировые политики не придут к согласованным действиям по ограничению роста курса американской валюты. Такой опыт уже был – в начале 1980-х было подписано соглашение «Плаза», остановившее сползание мировой экономики к глобальному коллапсу. Смогут ли мировые лидеры прийти к соглашению в этот раз?

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть