Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

К станку, не отходя от колыбели

О том, что такое самореализация в декрете

Журналист, педагог

Не успели забыть про Ирину Волынец с ее кошками, отвлекающими народ от важного, так тему чадолюбия и врагов оного продолжила певица Наталья Сенчукова. И детского омбудсмена из Татарстана она таки переплюнула. Выбор в пользу бездетности певица приравняла к пропаганде наркотиков.

Ну что ж, продолжу и я о скорбном. О демографии. В прошлой колонке я написала о том, как женщин, призывая рожать, и побольше, в то же самое время невротизируют идеями типа «никто никому ничего не должен» и заявлениями, что они сами должны «накопить себе на декрет». Сейчас расскажу, как эти идеи реализуются на практике.

Жизнь груба. Абстрактные идеи всегда разбиваются о суровую реальность. На самом деле даже самые ответственные заранее материально подготовиться к отпуску по уходу за ребенком могут редко.

Остальные и вовсе, как обычно, решают проблемы по мере их поступления. Или не решают, а просто проваливаются с рождением детей в бедность на ближайшие годы. Ну а самый частый способ не провалиться в нее совсем – это продолжение женщиной трудовой деятельности.

Статистика числа работающих и одновременно воспитывающих грудных младенцев женщин довольно разрознена, но даже те цифры, что время от времени появляются, впечатляют. Например, год назад исследование о занятости молодых матерей провела консалтинговая компания Kontakt InterSearch Russia. В качестве респондентов выступили работодатели. Так вот, оказалось, что в большинстве компаний (62%) часть сотрудниц продолжает работать в отпуске по уходу за ребенком. Из них 48% работодателей рассказали, что такие сотрудницы работают с неполной занятостью удаленно, и еще 7% сообщили, что женщины трудятся весь день в офисе или с полноценной нагрузкой в дистанционном формате. Впрочем, что это за часть женщин, насколько она внушительна, не очень понятно.

Еще раньше, а именно в феврале 2019 года, опрос на аналогичную тему проводила компания Superjob. Вот тут уж слово предоставилось самим женщинам. Правда, подсчет вели по сферам деятельности. Выяснилось, что работу после рождения ребенка не прерывают 75% тестировщиц программного обеспечения, 65% переводчиц, 49% журналистов, 42% программистов, 38% маркетологов, 34% менеджеров, 33% архитекторов, 25-30% учителей, психологов, медсестер, 20% бухгалтеров и инженеров.

Более свежие и подробные данные найти не удалось, но думается, в ковидные годы, когда даже самые консервативные организации освоили дистанционные форматы, подрабатывающих и полноценно работающих женщин с младенцами стало больше. Об этом говорят и просто наблюдения. Лично у меня 9-11 лет назад, когда сама я жила прикормами, прорезывающимися зубами, первыми шагами, книжками и песенками, знакомых, трудящихся не отходя от колыбели, было значительно меньше, чем сейчас.

Самое удивительное, что о работе в отпуске по уходу за детьми говорят сегодня как о некоем завоевании. Как это, дескать, здорово, что женщина имеет возможность самореализации, что она может отвлечься от однообразия и скуки, не обрывать профессиональных и социальных связей.

Когда я такое слышу или читаю, меня разбирает нервный смех. Да, я вижу, что кто-то очень старается сохранить хорошую мину при плохой игре, но вот как-то совсем не получается – то заговариваются несчастные от нервозности и недосыпа, то агрессируют внезапно на бушующих гормонах.

Основная причина, которая толкает женщину к рабочему компьютеру после бессонной ночи, – это нехватка денег, а вовсе не мифическая самореализация. И те же анонимные опросы это фиксируют довольно четко, что бы там женщины ни писали в соцсетях и ни рассказывали подружкам. Пособие небольшое – всего 40% от зарплаты, к тому же оно в любом случае ограничено потолком в 32 тысячи рублей. Муж один не может заработать на троих или четверых человек, да еще и на ипотеку с автокредитом. Вот и приходится тоже «вставать к станку», хотя бы на полставки. А если мужа и вовсе нет, то совсем печаль, конечно. Хотя... Честно, уже и непонятно, когда ситуация более грустная: когда женщина одна сама-сама-сама-сама, или когда муж как бы есть, но его все равно что нет.

Хорошо, если муж все-таки есть и понимает ситуацию, осознает, что жена не с жиру бесится, не ради профессионального общения гробится. Ладно еще, если он, раз уж так случилось, что жена через две недели после родов возвращается к работе, хотя бы берет на себя существенную часть заботы о ребенке. Не помогает, а честно отрабатывает свою часть. Не ложится с ахами-охами на диван после «тяжелой офисной работы», а забирает сына и идет с ним на свежий воздух и катает его на коляске по всем окрестным скверам ровно столько, сколько требуется жене, чтоб закончить отчет, логотип, консультацию или черт знает что еще. Ладно еще, если есть бабушки и дедушки на подхвате. Хотя бабушки и дедушки часто тоже еще вовсю работают, потому что на пенсию не прожить. И как ни крути, картина все равно вырисовывается довольно горькая. Все крутятся, подгоняя графики друг под друга, по очереди гуляют, купают, развлекают, кормят, усыпляют младенца – все пашут, и никто не отдыхает.

Однако даже эта безрадостная картина, где трудности как бы разделены на всех поровну, существует скорее в теории. Женщине все равно достается больше. Эта она первая просыпается ночью от крика. Это она кормит грудью. Это она испытывает боль от сходящихся тазовых костей. Это ей не дает покоя гормональная перестройка. Это ей тяжелее всех отвертеться от навязчивых мыслей: «А вдруг это не на свеклу высыпало, а скарлатина?», «А что если зубы вообще не вылезут?». Такова природа. И стоит честно признать: только родившая женщина далеко не лучший работник. И к ответственной деятельности ее и вовсе лучше подпускать. Ради блага общества. Я сама очень не люблю биологизаторства, но совсем отрицать природу немыслимо. Я вполне ощутила все ее подлое влияние на себе.

Когда сегодня я читаю про то, как виртуозно справляются женщины с материнством и работой, задним числом чувствую себя какой-то бракованной, ей-богу. Я не могла работать вообще первый год после каждых родов, потом могла дистанционно и очень условно – в четверть обычной нагрузки. Через полтора-два года могла позволить себе треть от оговоренной Трудовым кодексом 8-часовой смены – никакого фултайма, тем более переработок. Знаете, я человек вообще довольно деятельный, обычно успеваю очень много и без всякой скромности могу сказать: работаю я не только быстро, но и хорошо. Я вообще неплохо соображаю, умею решать разные задачи, легко переключаюсь с одного на другое, без ежедневника держу в памяти кучу рабочих, домашних и детских дел и справляюсь с ними в те сроки, какие я для них ставлю. Но это сейчас. А когда дети только родились и пока они не подросли, я не могла быть хорошим работником. Да вообще никаким не могла быть. Один вред бы от меня был, серьезно. Нет, я пробовала и «самореализовываться» – ерунда получалась. По-хорошему, я могла заниматься только детьми и отдыхать. Все остальное – по-плохому.

Очень странно и горько видеть, как наших женщин без конца невротизируют, внушая им, что они должны успевать все, что это нормально, когда молодая мать тоже добытчик, что невероятно увлекательно вместо сна выдумывать дурацкие описания товаров для интернет-магазинов, что это и есть «деланье карьеры». И странно, полагаю, не только мне. Мне уже трудно представить, какими глазами на все это веселье могут смотреть бездетные, но думаю, глаза эти, должно быть, немного ошалелые. Так посмотрят на все, да и решат: а ну его к черту, такое материнство.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть