Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Таяние мерзлоты: уйдет ли сельское хозяйство на Север

Глава Минприроды спрогнозировал исчезновение вечной мерзлоты

Глава Минприроды Александр Козлов допустил, что северные регионы в будущем могут стать «ярко сельскохозяйственными». Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты сомневаются, что на этих территориях удастся развить масштабное сельское хозяйство, в том числе из-за плохой почвы. Однако в будущем на этой территории дачники смогут вырастить что-то диковинное: например, вишню в Архангельске.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Понятие вечной мерзлоты в северных регионах «уходит» и к этому нужно адаптироваться, заявил глава Минприроды Александр Козлов.

«Каждый такой регион понимает, что с ним будет через 20–30 лет — он перестанет быть северным или вдруг станет ярко сельскохозяйственным. К этому нужно адаптироваться»,

— сказал чиновник в интервью РБК.

В пресс-службе Минприроды «Газете.Ru» уточнили, что гипотеза о развитии сельского хозяйства в зоне вечной мерзлоты действительно существует, однако говорить об этом «очень преждевременно».

«В настоящее время основная задача, стоящая пред государством, — создание системы мониторинга и предупреждения негативных последствий изменения деградации многолетнемерзлых грунтов», — отметили в министерстве.

Министр нарисовал «ускоренную» картину, чтобы регионы оперативнее реагировали, скорее всего, она не будет драматичной столь скоро, считает директор института экологии НИУ ВШЭ Борис Моргунов. Особенность России заключается в том, что на зону вечной мерзлоты приходится практически 60% территории, отметил он в разговоре с «Газетой.Ru». С учетом глобальных изменений происходит потепление, и вечная мерзлота постепенно отодвигается на север Арктики.

Утверждения о том, что через 30-50 лет наша территория с вечной мерзлотой, включая арктические регионы, превратится в зоны земледелия, — это, скорее, фигура речи,

пояснил Моргунов.

«Но то, что такая тенденция имеет место, это факт. И мы вправе и можем ожидать, что зоны земледелия со временем будут расширяться. Но это, конечно, будет зона рискованного земледелия, и это нужно иметь в виду», — добавил эксперт.

На севере России условная климатическая урожайность (то, что теоретически можно вырастить при таком климате) действительно будет улучшаться, рассказал «Газете.Ru» директор программы WWF России «Климат и энергетика» Алексей Кокорин. Это будет происходить несмотря на частые заморозки. Однако почвы по-прежнему останутся бедными. Кроме того, неустойчивость погоды будет расти или как минимум не уменьшится.

«Это означает, что, конечно, на дачных участках люди смогут выращивать что-нибудь невиданное, типа вишни в Архангельске. Но коммерчески это будет вряд ли конкурентоспособно. Сельскохозяйственным районом, который кормит страну, нечерноземье все равно не станет»,

— отметил Кокорин.

Эксперт подчеркнул, что одновременно с улучшением условной климатической урожайности на севере ухудшается ситуация на юге. По его мнению, это более серьезный вопрос для сельского хозяйства. Развитие же сельского хозяйства в холодных регионах — скорее локальная история.

«Север России был животноводческий, молочный, и только таким он и может остаться. Хороший урожай не вырастет на тех почвах: ячмень, овес, они будут, конечно [расти], но остальное — только на дачах», — подытожил Алексей Кокорин.

Думать только о факте потепления как о возможности расширить зоны ведения сельского хозяйства — это узкий взгляд на ситуацию, обратила внимание координатор проектов по климату и энергетике российского отделения Greenpeace Полина Каркина.

«Последствия изменения климата чрезвычайно многообразны, увеличивается частота и интенсивность опасных природных явлений (наводнений, засух, тепловых «волн», волн холода, нетипичных заморозков в вегетационный период), все это сказывается на сельском хозяйстве. Уже сегодня российские аграрии теряют миллиарды в год из-за чрезвычайных ситуаций. Поэтому однозначно говорить о том, что таяние вечной мерзлоты приведет к золотому веку сельского хозяйства в северной части России, нельзя», — заявила эксперт.

Она призвала развивать программы по адаптации сельского хозяйства, при этом, в первую очередь сосредоточиться на экстренных мерах по снижению выбросов парниковых газов: без этого приспособиться к негативным последствиям изменения климата не удастся.

Чем опасно таяние вечной мерзлоты

Greenpeace заговорил об угрозах таяния вечной мерзлоты еще в 2009 году: тогда экологи вместе с учеными Государственного гидрологического института опубликовали доклад с оценками рисков для нефтегазовой инфраструктуры. Согласно этим прогнозам, увеличение мощности сезонно-талого слоя в районе Норильска к 2030 году составит как минимум 30—50% от уровня начала 2000-х годов. Напомним, что в 2020 году там произошла авария на ТЭЦ-3: разлилось около 21 тыс. тонн нефтепродуктов.

«То есть, все сваи и фундаменты, на которых находится инфраструктура и которые рассчитаны на определенную глубину, значительно потеряют в устойчивости. В связи с ускорением изменения климата, вероятно, оценки десятилетней давности сегодня стоит пересмотреть»,

— рассказала «Газете.Ru» Полина Каркина из Greenpeace.

По ее словам, в зоне вечной мерзлоты находится большое количество зданий, хранилищ нефтепродуктов, нефте- и газопроводы и даже ядерные реакторы. По некоторым оценкам, уже сегодня из-за протаивания и деградации вечномерзлых грунтов на нефтяных месторождениях Западной Сибири в среднем происходит около 7400 аварий в год. Ученые предупреждают, что 45% месторождений нефти и газа в российской Арктике находится в зоне высоких рисков, где прогнозируемое таяние вечной мерзлоты может нанести серьезный ущерб инфраструктуре.

«Безусловно, если вечная мерзлота растает, ущерб для экономической сферы будет колоссальный, так как все, что построено, будет рушиться. Однако стоит отметить, что в неформальном общении ученые РАН называют таяние вечной мерзлоты явлением циклическим, так что ожидать теплый климат в Арктике не стоит», — сообщила «Газете.Ru» исполнительный директор Центра социального развития российского Севера, доктор экономических наук, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления РАНХиГС Вера Сморчкова.

На проблему таяния вечной мерзлоты можно посмотреть и с другой стороны: она может быть источником СО2 и метана, отметил Алексей Кокорин из WWF России. Сейчас этот поток небольшой, максимум 5%. Но если заглянуть во вторую половину века и предположить, что мировая экономика станет зеленой, антропогенное воздействие сократится раз в десять, а поток СО2 и метана из вечной мерзлоты наоборот возрастет – примерно в те же десять раз — тогда получится, что вечная мерзлота окажется «главным вредителем» и причиной того, что выбросы не снизились до нуля. Россия из-за своего географического положения станет невольным источником вредных выбросов.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо