Непредсказуемый «Нобель»

Почему в этом году никому не удалось угадать лауреатов Нобелевской премии в научных областях

,
sciencesetavenir.fr
«Газета.Ru» попыталась разобраться, почему предсказывать лауреатов Нобелевских премий стало гораздо сложнее, чем прежде.

В научных дисциплинах Нобелевской премии список фаворитов традиционно составляется исходя из цитирований публикаций ученых. Такие списки ежегодно публикует компания Thomson Reuters, и начиная с 2002 года в них были верно указаны имена 35 обладателей Нобелевской премии. После череды успехов попадание ученого в подобный список стало для многих едва ли не гарантией того, что рано или поздно он станет лауреатом премии.

Впрочем, с 2013 года (тогда Thomson Reuters угадала только Питера Хиггса и Франсуа Энглера) ситуация изменилась.

Все остальные успешно предсказанные лауреаты были названы компанией в списках за предыдущие годы. Прежде подобные осечки происходили лишь в 1993 и 1996 годах, а составляются эти рейтинги с 1989 года.

В текущем году сложилась беспрецедентная ситуация: Thomson Reuters не смогла угадать ни одного лауреата. Впрочем, в самой компании так не считают.

«То, что мы не угадали ни одного лауреата, — это неправда. Одного из лауреатов в области физики — Суджи Накамуру — наши аналитики предсказывали еще в 2002 году, лауреата по экономике — Жана Тироля — в 2007-м. Аналогично все удавшиеся прошлогодние предсказания были сделаны нами за несколько лет до присуждения премии. Проверить информацию о наших прогнозах, в том числе сбывшихся, можно здесь», — рассказали «Газете.Ru» представители Thomson Reuters.

Интересен сам процесс выдвижения кандидатов на получение премии. Обычно выдвижение людей на соискание »Нобеля» происходит посредством рассылки писем с предложениями, которые Нобелевский комитет отправляет авторитетным ученым, работающим в определенных областях. Спустя примерно четыре месяца эти письма возвращаются, после чего комитет номинирует порядка 300 человек из числа предложенных.

Вся информация о выдвижении на премию держится в полном секрете в течение 50 лет.

Профессор физического факультета МГУ, руководитель научной группы Российского квантового центра Алексей Рубцов рассказал, что сам Альфред Нобель просил давать премию за науку и технологию. При этом исторически так получилось, что ее давали в основном за науку.

«В последние лет десять Нобелевский комитет вернулся к истокам, и поэтому часть премий дают за фундаментальные открытия, часть — за технологии. Вот Алферовская премия — технологическая — за полупроводниковый лазер. Открытие голубого диода — важный технологический прорыв, и завещанию Нобеля он соответствует полностью», — считает ученый.

Цитируемость ученых, за которую в последнее время ратуют в России, краеугольным камнем не является.

Тот же Питер Хиггс за свою карьеру написал несколько десятков научных статей, однако их цитируемость резко возросла лишь в последние годы.

Еще нельзя исключать человеческий фактор: члены Нобелевского комитета являются такими же людьми, как и сами ученые.

Не исключено, что члены комитета стараются не присуждать премию тем ученым, которые являются фаворитами по спискам цитирования Thomson Reuters, дабы подогреть интерес к «Нобелю».

Многие решения комитета вполне можно объяснить, если обратиться к контексту, имевшемуся на момент присуждения Нобелевской премии.

«Достоверно предсказать обладателя Нобелевской премии невозможно, — заявил «Газете.Ru» во время представления итогов результата конкурса инновационной журналистики Tech in Media Ричард Робертс, получивший в 1993 году медицинского «Нобеля» «за открытие прерывистой структуры гена». — Никто не знает, какими принципами руководствуются члены Нобелевского комитета, определяя лауреата. Никто не знает, на что они обращают внимание, как проходит обсуждение. Какие-то подробности раскрываются через 50 лет, но этого все равно недостаточно, чтобы делать успешные предсказания».

Так, в 2013 году кандидатуру на присуждение Нобелевской премии по физике дополнительно обсуждали на протяжении целого часа.

Тогда решили отметить заслуги физиков-теоретиков Питера Хиггса и его коллеги Франсуа Энглера. В то же время сотрудников ЦЕРНа, открывших бозон Хигсса на Большом адронном коллайдере, оставили без премий, что стало причиной критики в адрес Нобелевского комитета.

Кроме того, можно вспомнить и 2010 год, когда Нобелевская премия была присуждена Андрею Гейму и Константину Новоселову. Возможно, это чистое совпадение, но именно тогда о своих правах на открытие графена заявлял одиозный Виктор Петрик, и признание заслуг Новоселова и Гейма серьезно пошатнуло позиции лженауки в России.