Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Математика — это не фатально

В кинотеатрах Москвы начался прокат фильма «Чувственная математика»

Павел Котляр 16.04.2013, 17:26
Известный математик смотрит на мир сквозь выпуклые поверхности кадр из фильма
Известный математик смотрит на мир сквозь выпуклые поверхности

На московские киноэкраны выходит документальный фильм «Чувственная математика». Шесть гениев от математики рассказывают, как познают мир через призму одного из шести чувств.

В столичный прокат впервые выходит представленный на Московском кинофестивале в 2012 году фильм «Чувственная математика». Документальная картина, снятая профессиональным математиком-режиссером Екатериной Еременко – замочная скважина, через которую зритель лишь мельком заглядывает в многомерные вселенные, рождающиеся в головах математиков. И еще больше убеждает нас в общепринятом представлении, что они — люди с других планет.

Шесть героев, шесть гениев математики изучают окружающий мир посредством шести чувств, рассказывая о своем восприятии любимой науки.

Цедрик Виллани, французский математик, лауреат Филдсовской премии, крутя в руках чашку с блюдцем, рассуждает о том, как газ расширяется в вакуум и чем непонятен в физике феномен энтропии: «…Больцман покончил с собой, Марк Кац потерял всю семью во время войны, Тьюринг покончил с собой после того, как его обвинили в гомосексуализме, Неш боролся тридцать лет с душевной болезнью. Однако с Максвеллом все было в порядке. Вы видите, это не фатально», — ставит диагноз исследователь дифференциальных уравнений. Процесс рождения математических идей ученый сравнивает с приготовлением пищи, которая имеет свой вкус: вы ставите все на огонь, перемешиваете и ждете результата.

Известный математик, автор скандальной «Новой хронологии» Анатолий Фоменко смотрит на мир сквозь призму топологии. Глядя через пленку мыльного пузыря в окно на мехмате МГУ, он рассуждает о том, что зрение – наш главный орган чувств, который позволяет ощутить всю прелесть окружающей нас геометрии мира. Во фрагменте лепнины в фойе ДК МГУ он видит решение дифференциального уравнения, а в пчелиных сотах – решение двумерной вариационной задачи на нахождение минимума площади.

Для Ади Рангана, профессора Института Куранта Нью-Йоркского университета, математика – это проблема выделения запаха в комнате, в которой присутствует множество других запахов. Изучая реакции фруктовой мушки на химические раздражители, он мечтает о следующем шаге – взяться за обонятельные способности пчел.

Гюнтер Циглер, профессор математики Берлинского технического университета, не может просто так пройти по полированному полу, изрисованному кругами. Фигуры, по которым другой прошел бы грязными ботинками, делают его беззащитным перед главной проблемой мироздания: как заполнить пространство правильными трехмерными фигурами — осязаемыми сферами, кубиками и тетраэдрами.

Профессор Университета Южного Парижа Жан Мишель Бисмут, слыша математические формулы, покоряет мир, «открывает новые мосты», и все это не спрашивая ни у кого разрешения. «Заниматься математикой – значит воспевать мир», — уверен ученый, который, подглядывая с улицы через стекло за танцующими парами, видит не людей, а частицы в броуновском движении.

А недавний российский лауреат премии Мильнера Максим Концевич с переменным успехом пытается совладать с чувством математического равновесия и с многообразием мира вещественных чисел посредством мирского языка. В конце концов он сдается перед роем собственных мыслей, машет рукой и отрезает: «Не знаю, в общем».

Мы ходим по улицам, спускаемся в метро, спешим на работу и не подозреваем, что мимо порой проносятся целые вселенные со своими топологиями, седловыми точками и выпуклостями энного порядка. Эти миры могут ехать с нами в одном троллейбусе или сидеть за соседним столиком в университетской столовой — ведь они ограничены черепными коробками странных людей, которые наш обычный, привычный мир воспринимают лишь как срез собственных многомерных вселенных.

«Много раз я убеждался в том, что эти люди, разговаривая с тобой, в этот момент просто уходят в другую комнату, комнату математики. Они становятся аутистами, забывают обо всем и, продолжая коммуницировать, становятся похожи на играющее радио», — поделился впечатлениями от общения с учеными снимавший картину оператор Павел Костомаров.

«Фоменко известен своими математическими картинами. Эти абстрактные картины для него означают определенные математические явления. Такова была структура фильма, идея фильма – играть органами чувств; я хотела, чтобы каждый математик на примере органов чувств объяснил, что он делает» — рассказала режиссер «Газете.Ru».

«Про Фоменко – это смущает многих, но надо понимать, что это фильм о математике, а не о Фоменко. А он действительно о ней очень классно рассказывает. Я ходил на его лекции студентом. Да и картины его, кстати, многим очень нравятся», — говорят математики, посмотревшие фильм.

Заглянуть в странный, полный призраков, видений и тревог мир математиков москвичи смогут с 17 апреля.