Газета.Ru в Telegram

Домашние спектакли, холод и опасная горка: как семья Николая II жила перед расстрелом

105 лет назад в ночь на 17 июля была расстреляна семья Николая II

Ровно 105 лет назад, в ночь на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге была расстреляна семья Николая II. Сюда Романовых привезли незадолго до этого из Тобольска, где они провели девять месяцев. Здесь, находясь, в сущности, под домашним арестом, они жили в Губернаторском доме на центральной улице нижнего города. Как жила царская семья в тобольской ссылке — читайте в материале «Газеты.Ru».

Город Тобольск — административный центр тогдашней Тобольской губернии — в качестве ссылки для царской семьи выбрал сам министр-председатель Временного правительства Александр Керенский. «Отдаленность Тобольска и его особое географическое положение, ввиду его отдаленности от центра, не позволяло думать, что там возможны будут какие-либо стихийные эксцессы. Я, кроме того, знал, что там удобный губернаторский дом. На нем я и остановился. Первоначально, как я припоминаю, я посылал в Тобольск комиссию <...> выяснить обстановку в Тобольске. Они привезли хорошие сведения», — писал он в своих воспоминаниях.

Керенский отмечал, что в центральной России и на юге поселить Романовых было невозможно из-за опасности народных возмущений по поводу пребывания там царской семьи. Тобольск же находился далеко за Уралом.

В ссылку семья Романовых отправилась на поезде из Царского села, где она жила после ареста. В Тюмень двумя составами выехали Николай II, его родственники, приближенные (в общей сложности 40 человек), добровольно присоединившиеся к ссыльным, прислуга и охрана из гвардейских стрелков 1-го полка, а также солдаты 2-го и 4-го полков.

Прибыв в Тюмень, Романовы и их свита пересели на пароход «Русь», который и доставил их по Иртышу в губернский город Тобольск 6 августа 1917 года. Здесь для них выделили Губернаторский дом — однако он не был готов к приему новых постояльцев.

Князь В.А. Долгоруков в письме от 14 августа 1917 года к брату рассказывал: «Картина, в общем, была удручающей... Грязный, заколоченный, вонючий дом в 13 жилых комнат, с некоторой мебелью, с ужасными уборными и ванными... Для сопровождающих лиц... отведен напротив улицы другой дом Корнилова, довольно просторный, но грязный и без всякой мебели, одним словом сараи, но с паркетами».

Неделей позже Романовы и все, кто их сопровождал, все же въехали в двухэтажный особняк, приведенный к этому моменту в порядок и даже меблированный.

С собой Романовы привезли немного. По воспоминаниям Г. К. Лукомского, председателя Царскосельской Художественно-исторической комиссии, созданной Временным правительством в марте 1917 года для приема и охраны имущества Царскосельского Дворцового Управления, багаж их составляли несколько сундуков. Николай II взял с собой в ссылку только портсигары и миниатюры, хотя императрица Александра Федоровна собрала все ценности. Позже, в сентябре, из Александровского дворца Царского села семье последнего российского императора привезли часы, ковры, портьеры, коврики, скатерти, посуду, лампы, граммофон, две балалайки, коньки, лыжи, санки, а также фотографии, акварели, пастели, портреты. А еще — четыре легкие ширмы с Детской половины и плетеную кушетку с покрывалом и двумя матрасами.

Жили Романовы в Тобольске на собственные средства. Мебель, покупка дров, услуги Тобольской городской водопроводной и электрической станции оплачивались из казны бывшего министерства Двора. Продукты поставлялись за счет бывшей Гофмаршальской части.

«На всем протяжении тобольского заключения императорской семьи хлебобулочные изделия закупались в булочной М. А. Гусева: черный хлеб, печенье, «булочный хлеб». Этот магазин предоставлял к оплате самые большие счета (более тысячи рублей еженедельно). Молочные продукты поставлялись женским Иоанно-Введенским монастырем и Н. А. Уженцовым. Магазины Товарищества «Преемники А. В. Янушкевича» поставляли чай, кофе, «галипольское масло» и другие продукты, а также к Рождеству 1918 года там были приобретены украшения для елки», — говорится в статье «Некоторые подробности пребывания Семьи Николая II в Тобольске в 1917—1918 годах», опубликованной в сборнике «Девятые Романовские чтения» в 2004 году.

С февраля 1918 года, однако, содержание Романовым было урезано — правительство взяло на себя оплату жилья, отопления, освещения, а потребности каждого члена семьи должно было удовлетворять денежное довольствие в размере 600 рублей в месяц (это был стандартный солдатский паек).

В Губернаторском доме семья Николая Романова заняла второй этаж здания, на первом разместили столовую и комнату для прислуги.

Выходить последнему русскому императору, его жене и детям можно было только во внутренний двор. А еще — в ближайшую Благовещенскую церковь, но после Рождества 1918 года появляться в храме им запретили — священник во время службы провозгласил долголетие царя и царицы по полному титулу, что возмутило солдат. В итоге Романовы лишились возможности посещать богослужения, а священнослужитель был отправлен в ссылку.

Иконостас пришлось установить в одном из залов второго этажа, что очень печалило императрицу Александру Федоровну, поскольку молиться приходилось там же, где устраивались музыкальные вечера (царевич Алексей любил играть на балалайке) и домашние спектакли.

О жизни Романовых в Тобольске историки знают, в основном, по их письмам — а поскольку корреспонденция просматривалась, известна, скорее, бытовая сторона. «Мы, слава Богу, находимся в полном здравии, живем по-прежнему тихо, и как ни странно, но никто пока не поссорился из живущих с нами. Утром бывают занятия два часа от 9—11, час гуляем и еще час учимся. После завтрака снова гуляем — обыкновенно до 4-х, а если бывает уж очень хорошая погода, то и дольше. Работаем или немного занимаемся у себя чем-нибудь. После чая до обеда часто бывают репетиции какой-нибудь пьесы. Три уже сыграли и еще учим, все-таки развлечение маленькое, да и полезно для разговора», — описывала семейный распорядок дня Великая княжна Татьяна в письме к П.В. Петрову в январе 1918 года.

Там же она сообщила, что во дворе дома была обустроена снежная горка, из-за которой члены семьи нередко получали травмы. «Когда наскучит ходить взад и вперед, то скатываемся с нее, часто бывают очень смешные падения», — писала княжна и признавалась, что однажды «страшно сильно треснулась затылком об лед». Ее сестра, Великая княжна Ольга, тоже описывала горку — в письме к сестре Николая II Ксении Александровне, жившей тогда в Крыму. «Возимся обыкновенно отчаянно и на днях Мария здорово подбила себе глаз. У нее до сих пор он распух и весь лиловый сверху и снизу. Она всегда ухитряется как-нибудь расшибиться, но ничуть не унывает. Иногда к нам приходит покататься мальчик Миша, которого взял на воспитание один из взводов 1-го полка, раз приходил другой, 4-го полка, или взводные собаки. Как видишь, гостей не много, но милые», — писала княжна.

Горку, впрочем, позже сломали, поскольку верхушка ее доходила до края забора, и прохожие обыкновенно останавливались поглядеть, как катаются царские дети.

Поскольку гулять по двору Романовым разрешалось, на территории имения были обустроены пруд с утками, появились домашние животные, низложенный император мог самостоятельно пилить дрова. Его супруга, императрица Александра Федоровна, вниз, однако, со второго этажа практически не спускалась, наблюдая с балкона за происходящим снаружи и любуясь Благовещенской церковью. Зимой жизнь существенно омрачал холод, сковывавший помещения. Дров для отопления не хватало, поэтому в комнатах температура порой опускалась ниже 10 градусов.

«Последние дни были очень холодные, сильнейшая буря с 25-30-градусными морозами. Ветры проникают даже в дом и темп. некоторых комнат доходила до 7-8° тепла, например, в зале и в моем кабинете», — писал Николай II своей сестре Ксении.

Относительная идиллия тобольской ссылки закончилась для Романовых в марте 1918 года, когда в город прибыли из Тюмени и Омска отряды Красной гвардии из-за недостаточно бдительной охраны царских особ.

Уже в апреле в Тобольск приехал уполномоченный Совнаркома Яковлев — он сообщил царю об отъезде из Тобольска. В этот момент у царевича Алексея обострилась гемофилия, и уехать он не смог, так что в Екатеринбург отправились Николай II, Александра Федоровна и их дочь Мария. Остальные дети — княжны Татьяна, Ольга и Анастасия и царевич Алексей — покинули Тобольск в мае 1918-го.

И вот уже пять лет в Губернаторском доме в Тобольске, где провели девять месяцев своей жизни последний российский император и его семья, открыт музей, в котором бережно собраны свидетельства того времени, личные вещи Романовых и фотографии.

Загрузка