Пенсионный советник

Комедия в положении

Спектакль «9 месяцев \ 40 недель» в Театре.doc

Алексей Крижевский 29.10.2012, 10:46
Спектакль «9 месяцев 40 недель» в Театре.doc teatrdoc.ru
Спектакль «9 месяцев 40 недель» в Театре.doc

В Театре.doc премьера спектакля «9 месяцев \ 40 недель», в которой режиссеры Алексей Куличков и Сергей Шевченко отправляются со зрителем в роддом.

Театр в этом спектакле начинается с озвучивания программки: актеры выходят на сцену в том, в чем пришли в театр и представляются — кто сразу женским именем, а кто говорит: «я, мол, играю Лару или Олю». Все героини — пациентки роддома, ожидающие схваток с минуты на минуту или только планирующие детей. Как и в любом сообществе, которое человек не выбирает для себя сам, тут же сразу возникает распределение по внутренним кастам — первородящая, старородящая (вы знаете, что таким словом в женских консультациях называют рожениц после 32 лет?), «ожидающая», VIP-роженица. Все они рожают в одном роддоме и, как положено, общаются между собой, однако отношение к ним врача — единственного здесь мужчины — будет разным, иногда полярно разным. Вокруг жены богача он будет нарезать подобострастные круги. А роженица-москвичка, имевшая счастье родиться от русской мамы и папы-азербайджанца, при приеме в роддом вынуждена выслушивать в свой адрес все шуточки по поводу понаехавших, на которые способны работники бюджетной медицины — бытовую ксенофобию из этих кабинетов не вымоет ни одна хлорка.

Особое презрение у врача почему-то вызовет женщина, рожающая без мужа.

Проект «9 месяцев \ 40 недель» — это режиссерский дебют двух артистов, Сергея Шевченко и Алексея Куличкова. Шевченко — из студии «Саундрама», в которой занимаются вплетением звука и музыки в тело драматического театра, Куличков прославился в качестве ведущего телеигры «Такси», где голосующие пассажиры сами имели возможность заработать, отвечая на вопросы викторины. В Театре.doc оба играли в проектах «по основному профилю» площадки, то есть в постановках, основанных на документальном материале — «Война молдован за картонную коробку», «Сентябрь.doc» и других. Поэтому, видимо, и свой дебютный проект построили на основе интервью с женами и подругами — работа по сбору материала для этой ненавязчивой и недлинной постановки продолжалась более полутора лет.

Материал шел в руки интересный и, видимо, потому непридуманную и бесхитростную историю центрального персонажа — роженицы Мамедовой (ее играет Сергей Шевченко) — обставили сценками, часто отходящими далеко от основного сюжета: вот артист, на пару секунд вышедший из роли врача, от первого женского лица рассказывает залу историю о том, как нерасторопность дежурной бригады привела к смерти ребенка, которого, несмотря на неблагоприятные изначальные обстоятельства, можно было спасти. Вот в палату к уже родившим матерям врывается «ожидающая» — оказывается, этот статус подразумевал, что та ждет ребенка от суррогатной матери. Суррогатная мать, в свою очередь, отказывается отдавать ребенка — и ее клиентка за полторы минуты своего монолога проходит пресловутый путь от гнева до принятия. Не менее выразителен и диалог из женской консультации между пациенткой, пришедшей получать направление на «сохранение», и другой, пришедшей на аборт.

Без этих вкраплений, думается, эта веселая постановка и вправду стала бы совсем комедией.

В этот жанр спектакль втаскивает и текст — перемещенный из стен роддома в стены театра монолог о том, как дышать и тужиться, заставляет зал смеяться до колик, особенно когда его инструкциям следуют бородатые и широкоплечие мужчины; подобным же образом срабатывает разыгранное ими обычное воркование пузатых «дамочек» о своих мужьях и любимых. Работает на жанр и оформление: стремительные роды здесь обозначаются выстрелами из хлопушки сердечками, а родившиеся дети — покрашенными красной краской пупсами.

Тем не менее беспретенциозная и легкая режиссура дебютантов делает из этого маленького представления вещь, которая больше себя самой — и уж точно больше признания в любви, сострадания матерям своих детей или даже попытки вжиться в них, как в персонажей.

Подавая материал в традициях шекспировского театра (где все женские роли, напомним, играют мужчины), постановщики ни в одной из сцен не заставляют артистов манерно растягивать гласные или травестировать; и оттого тексты монологов и диалогов звучат и работают еще сильнее.

Режиссеры интересно работают с основными театральными категориями: разбив одно «событие» на несколько кульминаций, которой для каждой из женщин является рождение ребенка, они умудряются легкой рукой пройтись по всем социальным и персональным нюансам, связанным с этим волнующим процессом — профессиональным цинизмом и нерасторопностью врачей, непониманием между роженицами и отцами их будущих детей, необыкновенными и тревожными ощущениями собственного тела. И самое главное — передать ощущение этого странного, тревожного и волнительного процесса, в котором возможная смерть или потеря самого дорогого стоят рядом с новой жизнью и бесконечной радостью по разные стороны одного операционного стола.