Слушать новости

Все тупые, я одна умная

О резком снижении интеллекта в популяции

режиссер, публицист

«Почему вы высказываетесь? Вы же не член художественного совета!» – возмущается Рина Зеленая в фильме 1957 года «Девушка без адреса».

Хорошо было в СССР. Опять же, мороженое по 7 копеек, эскимо, торт-мороженое, 1 мая, кумач, взвейтесь да развейтесь, я на улице Горького, стою насупившись с шариком, одета по-хипстерски унисекс, это, видимо, меня нарядили из посылок бабули, сбежавшей из советского рая, рядом гордый папа, с каким-то деревом из бумажных цветов, папина молодость, как хорошо мы плохо жили, мороженое где-то тут явно за углом. Но не в мороженом дело, а вот как раз в том, что высказывались-то не все, не всем было положено.

Это позволяло людям как-то в массе быть такими симпатичными.

Человек хорош, он венец творения. Пока не высказывается. Как рот открыл – так все, буквально не на чем симпатии обосноваться. В СССР дискурс был регламентирован. Дисциплина была. Не было этой вакханалии каментов. Многих свобод не было, но и свободы глупого слова не было тоже. А если кто и высказывался, так только в нескольких заранее известных форматах, например, в нашей любимой рубрике «не читал, но осуждаю» или в другой любимой рубрике «догоним и перегоним», не более того. «Одобрям-с» и «осуждам-с», как кто-то писал о Союзе. Два формата. Две кнопки на клаве было у народа для формулирования своих мыслей. Хлопаем, когда все хлопают, радуемся по праздничным дням – главное, не формулировать. И было это хорошо.

Был, правда, один ресурс, куда-таки можно было канализировать свои высказывания, мысли свои сокровенные. Был такой жанр под названием «Дорогая передача». Это были действительно письма в телепередачу, в газету или письма знаменитостям.

«Люди писали такую чушь, да еще в таких выражениях, что я, честно говоря, пожалел, что у нас в стране в свое время ликвидировали безграмотность», – так писал Аркадий Хайт. Это была старая статья его, 1988 года, но я ее запомнила. Это были слова некролога, посвященного памяти его друга Андрея Миронова, внезапно ушедшего. Люди писали Миронову письма, много писем, как писали многим звездам СССР… Просили Миронова дать взаймы, ходатайствовали о снижении срока заключения, как просили многих звезд СССР. Хайт, автор «Ну, погоди» и «Кота Леопольда», эти письма читал…

Есть такие бабочки, которым эволюция не предусмотрела рта. То есть предусмотрела его отсутствие. Они не могут есть, живут хорошо, легко, умеючи, порхаючи, чувства их светлы и прекрасны, и умирают они, когда заканчиваются ресурсы. Просто падают легким бабочкиным камнем вниз. И все.

А вот человеку эволюция рот зачем-то дала. Человек им формулирует.

Просвещенческая концепция, в рамках которой существовал СССР, предполагала, что человек совершенен, а уж улучшенная советской социальной евгеникой порода советского сапиенса тем более хороша.
Но только до той поры, пока человек не откроет рот.

Вот, например, житель поселка Селиярово, что на Югре, сейчас высказался. Тот, что прогнал медиков, прилетевших за больным COVID. Когда врачи приземлились рядом с поселком, местные заявили, что медики «привезли вирус». Кричали на медиков, угрожали им и снимали их на видео (продвинутые). Сейчас все всё комментят (свобода слова) и всегда на видео снимают (когда их права нарушаются).

«Когда вертолет прилетел, мы сначала подумали, что это санавиация просто. Ну мало ли, всякое бывает. А тут они только прилетели и сразу вытащили этот ящик. Оба-на! Раз-раз, начали вот эти свои движения, ну и понеслось».
(Ящик – это санитарный бокс, который привезли с собой врачи. Селияровцы сразу смекнули, что в боксе – труп. А труп медики привезли, знамо дело, чтоб заражать местных).

«Я примерно метр семьдесят ростом, вот ящик длиной был с меня примерно. И там был человек. Они просто не стали подпускать, начали отгонять друга моего, который снимал. Да, мы подумали, что это вирус привезли к нам специально. Ну просто так же вертолет не прилетит, дядьки в белых халатах с ящиком не вылезут. У тебя бы вот так было, ты бы заподозрил? Конечно, заподозрил. Нам это показалось очень подозрительно. Многие уже пишут, что мы не давали забрать больного человека. Это ложь, с помощью которой они сейчас будут себя прикрывать. Они, наоборот, привезли человека и хотели что-то с ним сделать. Я, правда, не знаю, что именно».

« – Денис Григорьев! 7 числа сего июля железнодорожный сторож Иван Семенов Акинфов застал тебя за отвинчиванием гайки, коей рельсы прикрепляются к шпалам. Вот она, эта гайка! С каковою гайкой он и задержал тебя. Так ли это было?
– Чаво?
– Так ли все это было?
– Знамо, было.
– Хорошо; ну, а для чего ты отвинчивал гайку?
– Чаво?
– Ты это свое «чаво» брось, а отвечай на вопрос! Для чего ты отвинчивал гайку?
– Коли б не нужна была, не отвинчивал бы.
– Для чего же тебе понадобилась эта гайка?
– Гайка-то? Мы из гаек грузила делаем...
– Кто это – мы?
– Мы, народ».

Вот что с такого спросишь? Ничего. Хорошо живется мужику в России.

Однако в Российской империи высказывались те, кто был грамотен. В СССР высказывались те, кому было положено. Сейчас высказываются все.

Еду в такси в Нью-Йорке, везет меня чернокожая дама-таксист. Что-то во мне такое, что она меня сразу за свою приняла, стала делиться. Что вирус – биологическое оружие, я уже и без нее знала. Она объяснила: им на работе еще в 2019 году выдавали антидот. Но эти версии я даже и не коллекционирую. Привычная конспирология закончилась неожиданно.
Ее дочь работает медсестрой в больнице, она видит многое. Оказывается, у всех белых женщин – хвосты.
– Хоть пушистые? – спрашиваю.
– Что?
– Хвосты, говорю, пушистые?

«Учитывая такую контагиозность нового вируса, мне посоветовали врачи делать прививку в нос, защитить, повысить иммунитет носоглотки, через которую, как правило, вирус приходит», – высказалась Матвиенко.

На пути к катастрофе можно отметить несколько вех.
Итак, этапы большого пути.

Первое – ликвидировали безграмотность. И у нас появился инструмент.

Второй цивилизационной ошибкой стало появление соцсетей. У нас появилась площадка.

Сейчас обсядут в фейсбуке, заголовок не понравится, и давай протестовать: «Не знала я, Юлия, что вы трете комментарии».

Тру (true) – я тру (стираю).

Есть отличный демотиватор как раз на эту тему. Сидят два голубя и срут на капот. Внизу человечек помет на своем капоте терпеливо оттирает. Голуби друг другу возмущенно: «Смотри! Он трет наши каменты!» То есть уже все птахи стали публично испражняться в соцсетях.

И третье – появились очень чувствительные темы, как-то: тема Крыма в 2014 году и тема вакцинации в году 2021-м. Тогда заговорило все. Заговорило само и забанило несогласных.

Последняя новость. Когнитивные способности переболевших ковидом резко снижаются. Об этом говорится в масштабном исследовании, опубликованном в авторитетном международном журнале The Lancet.

И чем тяжелей пациенты переносили COVID-19, тем сильнее у них заметно ухудшение умственных способностей. Такой вывод авторы статьи из Королевского и Имперского колледжей Лондона сделали, проанализировав случаи более 80 тысяч человек. В среднем переболевшие теряют 7 пунктов IQ.

На данный момент ковидом переболели 194 млн человек. 194 млн официально глупы. Остальные, 7 с половиной миллиардов – под прикрытием, значит.

Ну, у меня-то, конечно, если что б и ухудшилось, я б не заметила.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть