Слушать новости

«Республика обескровливается»: белорусы забрали из банков $1,7 млрд

Отток валюты с депозитов может обернуться проблемами для банковского сектора Белоруссии

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Белорусы забрали с валютных вкладов $1,75 млрд за год. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты оценивают отток как «огромный» и связывают его с продолжающейся тихой паникой населения из-за политической и экономической нестабильности.

Белорусы продолжили забирать деньги с валютных счетов и вкладов: отток достиг $1,75 млрд год к году. Это следует из данных Нацбанка на 1 марта 2021 к аналогичному периоду прошлого года. Объем валютных сбережений физлиц на начало марта этого года составил $5,83 млрд.

«Для республики это огромный отток, это не первый случай, когда люди начинают в панике забирать деньги со счетов — как валюту, так и белорусские рубли», – прокомментировал в разговоре с «Газетой.Ru» доцент департамента международных отношений факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев. Он рассказал, что еще на днях в Минске люди всеми силами пытались скупить валюту, были очереди около банкоматов, валютных касс, в банках. Эта паника продолжается уже полгода, и сейчас может обостриться, потому что ожидается начало политического сезона в конце апреля, считает эксперт.

Наиболее явно тенденция прослеживалась в августе прошлого года на фоне протестов, которые начались в республике после выборов президента. Тогда за один только август белорусы забрали из банков $624,3 млн валютных сбережений. В последующие месяцы снижение продолжилось, но замедлилось. С начала 2021 года жители страны сняли со счетов и вкладов уже $23,9 млн. В то же время, часть сбережений в местной валюте на счета вернулась, хотя в августе прошлого года на фоне протестов тоже был зафиксирован отток. В январе-феврале 2021 года объем средств на счетах и вкладах жителей Белоруссии вырос на 451,1 млн белорусских рублей.

«На 1 января 2021 всего средства физлиц в белорусских банках составляли $9,1 млрд по курсу НБРБ. Это 26% пассивов банков РБ. Общий отток средств физлиц за 2 года составил порядка 8%, что является значимым показателем, — рассказал «Газете.Ru» младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Вячеслав Путиловский. —

Сокращение этого сегмента скорее всего спровоцировано (особенно в валютной части) невысоким уровнем доверия к способности властей обеспечить экономическую стабильность, а также усилением политических протестов внутри РБ»,

– пояснил он.

Куда уходят деньги?

Снятую валюту, по словам экспертов, традиционно хранят «под матрасом», а также в банковских ячейках или же переводят на счета в России.

«Я слышал про то, что белорусы стараются открывать счета в Смоленске, в Брянске, в Пскове. А многие просто не переводят деньги из-за границы домой: в Белоруссии 4 млн 200 тысяч трудоспособных граждан, из них 1 млн работает за рубежом, 500-700 тысяч – в России, и они предпочитают держать деньги на счетах здесь. Республика обескровливается», – говорит Андрей Суздальцев из НИУ ВШЭ.

Сложившаяся ситуация может оказать влияние на устойчивость банков и их способность исполнять валютные обязательства. Так, международное рейтинговое агентство Fitch в конце прошлого года изменило прогноз на «негативный» по 5 крупным белорусским банкам.

Как пояснила «Газете.Ru» старший директор банковской аналитической группы Fitch Ольга Игнатьева, рейтинги белорусских банков учитывают поддержку их акционеров – либо государства, либо российских материнских банков, и ограничены страновым потолком Белоруссии. Суверенный рейтинг Белоруссии – «B» с негативным прогнозом, соответственно, такие же рейтинги дефолта эмитентов по белорусским банкам, пояснила она. По словам Игнатьевой, дальнейшие изменения по рейтингам банков могут быть прежде всего связаны с изменениями суверенного рейтинга.

«Также мы присваиваем банкам рейтинг финансовой устойчивости, который не учитывает поддержку акционеров, и здесь уровни рейтингов у нас «B»/« B-». Более низкий рейтинг «B-» в большей степени отражает уровень проблемности активов, в основном это относится к госбанкам», — пояснила она.

Где взять валюту для обслуживания внешнего долга?

С одной стороны, отток средств может повышать потребность банков во внешней поддержке, с другой – у Министерства финансов становится меньше источников валюты для обслуживания внешнего долга. Когда у банков снижается валютная ликвидность, они в меньших объемах размещают ее на внутреннем рынке, например, в форме валютных депозитов в Центробанке. Минфину, который обслуживает госдолг, не у кого становится занимать на внутреннем рынке, приток извне есть только за счет экспорта, а потому на обслуживание долга приходится расходовать валютные резервы.

«Быстрый и значительный отток валютных вкладов с депозитов, безусловно, изменит международную позицию страны по внешнему долгу (сейчас долг $18,6 млрд), но пока страна более или менее исправно обслуживает долги перед Россией, Китаем, банками разных стран, ЕБРР, СИБ и прочими. Достаточность валютных резервов находится на уровне 3 месяца импорта, это нижняя планка комфортности»,

– пояснила завкафедрой экономики и финансов факультета экономических и социальных наук (ФЭСН) РАНХиГС Алла Дворецкая. Для равнения, в России достаточность — 19 месяцев импорта.

Опрошенные Reuters эксперты ставят Белоруссию в один ряд с Эфиопией, Лаосом, Тунисом, Эквадором и другими странами с «уязвимой экономикой», чей госдолг растет и кто все ближе подходит к границе дефолта по внешнему долгу («fragile frontiers»). В этом году Минск должен выплатить по кредитам $2,8 млрд. А золотовалютные резервы на 1 марта составили $7,1 млрд. По прогнозам Fitch, резервы продолжат быстро таять: аналитики агентства предсказали их сокращение до $6,8 млрд в 2021 году, а затем до $6,2 млрд в 2022 году.

Россия — крупнейший кредитор Белоруссии

Год назад сумма кредитов от Москвы Минску достигала почти $8 млрд. В декабре 2020 года правительство РФ одобрило еще один заем на миллиард долларов, также РБ получила 500 млн от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Только в этом году Минск обязан выплатить Москве 600 миллионов долларов. Долги перед Россией белорусам пока не «прощали» (как это было с Кубой и другими «дружественными» государствами), но многократно рефинансировали, растягивая сроки погашения. И, очевидно, не в последний раз:

«Учитывая, что РФ и РБ находятся в тесных союзных и экономических отношениях, существует высокая вероятность предоставления внешней финансовой помощи»,

– отмечает Вячеслав Путиловский из «Эксперт РА».

С российскими экспертами согласны иностранные. Так, аналитики Tellimer видят несколько вариантов развития событий в Белоруссии в этом году. Первый – эмиссия и выкуп государственных долговых бумаг. Но такой сценарий разгонит инфляцию, ослабит и без того подешевевший на 20% в 2020 году к доллару белорусский рубль, что сделает позицию Минска в отношении внешнего займа еще более уязвимой. Второй вариант – «затягивание поясов», чтобы снизить дефицит бюджета, который по примерным оценкам составит 2,7% ВВП в 2021 году, что крайне нежелательно в свете политически нестабильной обстановки. Третий вариант – сжигание золотовалютных резервов (что и происходит в данный момент). И кроме того, нельзя исключать новые запросы о финансовой помощи к России.

Но Россия вряд ли откроет еще одну большую кредитную линию, потому что в памяти еще свежи события 2013–2014 годов на Украине, когда Москва выдала теперь уже невозвратный кредит на 3 миллиарда долларов правительству Януковича накануне смены власти, считает Андрей Суздальцев из НИУ ВШЭ.

«Такие кредиты входят в формат кредитов Януковичу. Этот заем никто никогда не вернет. Но деньги российских налогоплательщиков так раздаривать дальше невозможно»,

– заметил он.

Этим эксперт объясняет возвращение Лукашенко из Сочи в феврале «ни с чем».

«Не факт, что мы продолжим помогать. Дотационная система, которая 20 с лишним лет поддерживала белорусскую экономику, уже не так эффективна, как хотелось бы белорусам», — заключил он.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть