Крах «единой России»: почему белые не смогли защитить Киев

100 лет назад РККА отвоевала Киев у белогвардейцев

100 лет назад в Киеве в четвертый раз была провозглашена советская власть. Воспользовавшись подсказкой местного рыбака, части РККА форсировали Днепр и атаковали удерживавших город белогвардейцев с тыла. Красные оставались в Киеве до мая 1920 года, когда были вынуждены отступить под натиском поляков.

16 декабря 1919 года в Киеве в 13-й раз после Февральской революции сменилась власть. Под напором 12-й советской армии белогвардейские части Вооруженных сил Юга России (ВСЮР) были вынуждены навсегда оставить город, вновь переходивший под контроль большевиков. Потеря Киева не стала для главнокомандующего ВСЮР генерала Антона Деникина чем-то неожиданным. В конце 1919 года белые отступали по всем направлениям, оставляя обширные территории, которые тут же доставались красным. Реальных возможностей зацепиться за Киев у деморализованных войск не оставалось. В условиях фактического развала армии из-за череды неудач счастьем считалось хотя бы удержать Крым. Военачальники были всецело поглощены решением этой задачи.

Почему белогвардейцы хотели перенести ставку в Киев

Таким образом, Киев находился в руках белогвардейцев всего 3,5 месяца c «перерывом» на пару дней в середине октября. Выбив отсюда части Красной армии 31 августа 1919 года, а затем прогнав и представителей Украинской народной республики (УНР), командиры ВСЮР обещали, что вернулись в город «навсегда». Об этом самонадеянно говорил расклеенный на столбах приказ вступившего в Киев генерала Николая Бредова:

«Отныне и навсегда Киев возвращается в состав единой и неделимой России».

Ряд историков склонен считать, что лозунги белых о реставрации исконной России, пусть и на новых правах, отпугнули от их движения значительную часть этнических украинцев, поддержка которых могла пригодиться в борьбе с РККА. Впрочем, сами белогвардейцы не задавались целью добиться прочного альянса с Симоном Петлюрой, рассматривая его лишь как временного союзника, а в долгосрочной перспективе – конечно, врага. Согласно формулировке генерала Петра Непенина, который представлял ВСЮР на переговорах с УНР, украинская армия должна была подчиниться Деникину. В противном случае она становилась враждебной. Эмиссарам Петлюры было заявлено, что ВСЮР намерены восстановить Россию в границах довоенного времени с широкой автономией окраин. Такой подход шел вразрез с официальной позицией Деникина о непредрешенности окончательного государственного строя в стране.

Известен эпизод, когда один из военнослужащих УНР сорвал и бросил под копыта лошади российских флаг. Между белогвардейцами и петлюровцами произошел скоротечный конфликт, окончившийся изгнанием украинцев из Киева. Очевидец перестрелки, знаменитый в будущем советский карикатурист Борис Ефимов так рассказывал об этом событии:

«К вечеру того же дня петлюровский шакал отступил с жалобным воем, испугавшись крупного хищника — деникинского волка».

После очищения города от всех своих видимых противников власть белых сформировала Киевскую область. Главноначальствующим в регионе был назначен ближайший соратник Деникина генерал Абрам Драгомиров, весьма популярный в Киеве уроженец Черниговской губернии. Тогда же в белогвардейской печати получило широкое распространение обращение главкома ВСЮР к населению Малороссии, в котором, в частности, сообщалось, что «в основу устроения областей Юга России будет положено начало самоуправления и децентрализации при непременном уважении к жизненным особенностям местного быта». Командование ВСЮР рассматривало Киевскую область как центр борьбы за общероссийское начало в Малороссии в противовес «украинскому сепаратизму» и намеревалось осенью 1919 года перенести в Киев ставку главнокомандующего. Наступление РККА разрушило эти планы.

Как красные смогли форсировать Днепр

10 декабря началась так называемая Киевская операция 12-й советской армии под командованием бывшего офицера Русской императорской армии Сергея Меженинова, перешедшего на сторону красных. Он, кстати, неплохо знал город, поскольку до революции учился здесь в школе летчиков-наблюдателей.

С запада на Киев наступала 58-я стрелковая дивизия под началом Ивана Федько, с востока – Николай Дубовой во главе 44-й дивизии. В ночь на 16 декабря местный рыбак подсказал красноармейцам наиболее выгодное место для форсирования едва начавшего замерзать Днепра. Ранним утром того же дня 44-я дивизия внезапно атаковала позиции белых с тыла и заняла ключевые мосты. Через несколько часов в Киев вступила 58-я дивизия 12-й армии. После 12-часового боя части ВСЮР сдали плацдармы и приступили к эвакуации. По мемуарам командовавшего в тот момент Добровольческой армией генерала Петра Врангеля можно судить, что военная администрация выехала из Киева еще перед решающим сражением.

«2 декабря (15-го по новому стилю. – «Газета.Ru») штаб генерала Драгомирова оставил Киев.

Войска его еще удерживали восточные головы мостов через Днепр, 4 декабря войска Киевской и Новороссийской областей были объединены в руках генерала Николая Шиллинга», — отмечал барон в своих «Записках».

Генерал Деникин в своих мемуарах объяснял потерю Киева, равно как и общий крайне неудачный ход кампании, — раздраем среди высшего командования армий ВСЮР. Так, главком счел заговором встречу Врангеля с командующим Донской армией Владимиром Сидориным в станице Ясиноватой. По мнению Деникина, барон, жестко критикуя на этом совещании «стратегию и политику ставки, поднял вопрос о свержении главнокомандующего». Сам Врангель в своих воспоминаниях категорически отрицал факт сговора с генералом Сидориным, поясняя, что в тот день они обсуждали только оперативные вопросы взаимодействия армий, а Деникин якобы все придумал. Тем не менее, главком запретил командующим собираться вместе без его разрешения.

Стратегическое положение ВСЮР к середине декабря генерал Деникин описывал в «Очерках русской смуты» следующим образом:

«К 3 декабря (по старому стилю. – «Газета.Ru») войска Киевской области под напором 12-й советской армии оставили левый берег Днепра и Киев. Ввиду общности с того времени задач войск киевских и новороссийских командование ими было объединено в руках генерала Шиллинга.

Общая обстановка заставила меня отказаться от наступательных действий на этом театре

и возложить на генерала Шиллинга лишь прикрытие Новороссии и Крыма с тем, чтобы главные силы направить спешно в район Екатеринослава для быстрой ликвидации банд Нестора Махно, по-прежнему сковывавших корпус Якова Слащева, и для дальнейших действий во фланг и тыл противника, наступающего против Добровольческой армии».

Как видно из текста, в 1921 году Деникин достаточно спокойно и без особого сожаления говорил об уходе белых из Киева как о вынужденной мере. Главкома ВСЮР беспокоили в тот момент уже более приземленные задачи, как то удержание городов новороссийского пояса и Крыма.