Пенсионный советник

«Все запасы коренных алмазов сосредоточены в Российской Арктике»

Россия отстает от других стран в развитии освоения неуглеводородных ресурсов Арктики

Илья Сайгонов 20.04.2012, 13:21
Освоение ресурсов Арктики останавливает остутствие инфраструктуры ИТАР-ТАСС
Освоение ресурсов Арктики останавливает остутствие инфраструктуры

В первые годы XXI века арктические державы одна за другой придали своим интересам и планам в Арктике целостное юридическое закрепление, что позволило говорить о целом «параде Арктических стратегий», прошедшем в последнее время. В 2006 г. официальный документ выпустила Норвегия, в 2009 - 2010 годах – Канада, в 2010 году – Финляндия, в 2011 году – Швеция и Дания. Российская Федерация же отстает в данном вопросе.

Более трех лет назад, в марте 2009 года, вступили в силу Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу, которые предполагали принятие на первом этапе ее реализации (2008 - 2010 годы) Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года и государственная программа развития Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года. Тем не менее, до сих пор данные задачи не были выполнены.

Развитие Арктической зоны России остается без основополагающих документов. Работа над ними ведется, однако можно констатировать, что государственная политика в этом направлении формируется очень медленно. Вступление его в силу ожидается лишь в этом году. Таким образом,

Российская Федерация заметно отстает от своих коллег по «Арктическому клубу»,

несмотря на то что планомерная хозяйственная интеграция северных регионов – развитие минерально-сырьевого потенциала, вовлечение в цепочку по переработке полезных ископаемых, остановка процесса депопуляции, - а также сохранение и упрочение контроля России над арктическими территориями невозможно без четко выраженной государственной программы.

Вопрос касается даже чёткого географического адреса, определения южных и оформления внешних границ российской Арктики. «Дело в том, что понятия «Арктика», «арктическая зона» пока в законодательных документах РФ отсутствуют. Во всех приполярных странах есть законы, регулирующие действия в Арктике, кроме России», - отмечает заместитель директора Института географии РАН Аркадий Тишков.

Между тем, высшие должностные лица все чаще заявляют о необходимости хозяйственного освоения приполярных территорий и, прежде всего, развития ресурсной базы. Так, в Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике указано на необходимость обеспечения существенного прироста балансовых запасов полезных ископаемых арктических морских месторождений, а также начала работ по освоению нефтегазовых месторождений в российской Арктике. Энергетическая стратегия России до 2030 года также подчеркивает необходимость решения развития ресурсной базы углеводородов заполярных территорий. В частности, в ней указывается необходимость международного сотрудничества по освоению шельфовых нефтегазовых месторождений. О необходимости привлечения частных компаний к освоению шельфовых месторождений заявил премьер-министр России Владимир Путин в прошлую пятницу. В частности, он отметил, что вывод нашей страны на передовые рубежи в освоении Арктики и шельфа – приоритетное направление деятельности правительства.

Конкретным предложением по активизации деятельности стало сокращение налога на добычу полезных ископаемых для наиболее сложных проектов в Арктике до 5% от цены реализуемой продукции.

Такое внимание к углеводородам неудивительно. В 1980-е годы российскими учеными во главе с академиком Игорем Грамбергом установлена исключительно высокая нефтегазоносность арктического шельфа. К настоящему времени в акваториях арктических морей России открыто 22 месторождения нефти и газа. Учитывая ничтожную разведанность Печорского, Баренцева, Карского морей и абсолютную неразведанность ресурсов восточной части Арктики, можно с большой долей уверенности предполагать открытие новых месторождений углеводородов на арктическом шельфе России.

Другой важнейшей задачей становится освоение природных ресурсов неуглеводородных месторождений. Надо сказать, что добыча цветных металлов только Норильского промышленного района позволяет России удерживать 20% (по объему продаж) мирового рынка никеля, 40% металлов платиновой группы, 10% кобальта. Все запасы коренных алмазов сосредоточены в Российской Арктике, в том числе 29% - в Айхальском районе Якутии и 21% - в Архангельской области. Подходы к решению этой задачи отражены, в частности, в принятой в 2010 году Стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 года.

Развитие арктических территорий не ограничивается лишь использованием минеральных ресурсов. Краеугольным вопросом остается освоение морских биологических ресурсов.

По биологической продуктивности моря северного бассейна уступают только дальневосточным. Наряду с рыбами здесь имеются значительные запасы водорослей и беспозвоночных: капшак, северный криль, мидии, гребешок, морские ежи, быстро растет популяция камчатского краба.

Моря Северного Ледовитого океана – это область обитания около 20 видов морских млекопитающих. В Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике ставится задача осуществить разработку и внедрения новых видов техники и технологий, в частности, «для освоения водных биологических ресурсов в арктических условиях», а также «сформировать парк авиационной техники и судов рыбопромыслового флота».

Однако основной проблемой развитие экономического потенциала приполярных зон России является практически полное отсутствие инфраструктурной базы. «Месторождения Арктической зоны могут приносить прибыли компаниям, доходы государству, однако их освоение и эксплуатация затруднены высокими издержками, связанными с крайне низкой степенью инфраструктурного обустройства этой территории», - отмечает Ольга Алешина из Института экономики и организации промышленного производства СО РАН. «Если в ближайшее время государственная политика в отношении рассматриваемых территорий не изменится, то крупные и, тем более средние и мелкие компании сырьевого сектора могут отказаться даже от идеи реализации проектов по освоению северных месторождений», - добавляет эксперт. Необходимость развития Северного морского пути и прибрежной инфраструктуры отражена в большинстве официальных документов, касающихся развития российской Арктики. В ноябре 2011 года было заявлено о выделении в ближайшие 3 года на эти цели свыше 21 млрд рублей. В рамках программы «Развитие транспортной системы России на 2010-2015 годы» планируется построить три двухосадочных ледокола, первый из которых предполагается спустить на воду в 2016 году, а также шесть дизель-электрических ледоколов.

Существуют также планы по развитию туризма. В частности, планируется использовать архипелаг Земля Франца-Иосифа, где расположено самое северное пограничное отделения России, в качестве туристического центра.

Тем не менее,

реализация этих планов невозможна без остановки процесса депопуляции российских арктических территорий.

Только с 1989 по 2008 годы их покинули более 2,6 миллионов человек, и эта цифра растёт с каждым годом. Поэтому в Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике отмечается необходимость осуществления ряда мер социального характера: в том числе создания социальной инфраструктуры для жителей крайнего севера, уточнения государственных социальных гарантий и компенсаций для лиц, работающих и проживающих в Арктической зоне Российской Федерации.

Однако пока данные инициативы носят декларативный характер, пока не существует реальной целостной стратегии по хозяйственной интеграции северных регионов страны, оформленной в форме законов, потеря темпа в развитии российской Арктики может стать губительной как для геополитических, так и для экономических интересов Российской Федерации.