Пенсионный советник

С чего начинается «Родина»

На «России-1» стартовал сериал Павла Лунгина «Родина»

Игорь Карев 17.03.2015, 08:50
Россия 1

Телеканал «Россия-1» показал первую серию телефильма Павла Лунгина «Родина» — российскую адаптацию израильского сериала о вернувшихся из многолетнего плена солдатах с Владимиром Машковым и Викторией Исаковой в главных ролях.

1999 год. Майор спецназа ГРУ Алексей Брагин (Владимир Машков) провел шесть лет в плену где-то на Северном Кавказе и был освобожден в результате спецоперации, организованной контртеррористическим центром, подведомственным ФСБ. Теперь он национальный герой, его встречали высокие чины, а возвращение снимали ведущие телеканалы. Но впереди еще одно испытание: Брагину надо заново знакомиться со своей женой Еленой (Мария Миронова), которая за это время успела близко сойтись с его братом Дмитрием (Владимир Вдовиченков), с повзрослевшей дочерью и совсем не помнящим отца сыном.

Это лишь малая часть проблем Брагина. Аналитик центра Анна Зимина (Виктория Исакова) подозревает, что именно он агент исламистов полевого командира бен Джалида, который посылает наемников на Кавказ. Правда, по данным спецслужб, бен Джалид был убит российской ракетой, наведенной по сигналу спутникового телефона, но Зимина убеждена, что он жив.

Есть у нее и данные, полученные от в меру надежного источника: тот перед смертью сказал ей, что некий русский офицер был завербован террористами для совершения терактов.

И она в нарушение всех инструкций и законов устанавливает в квартире Брагина видеокамеры и микрофоны, начинает на свой страх и риск слежку и пытается доказать коллегам свою правоту. Но Зиминой не верит даже друг ее отца и ее учитель полковник ФСБ Михаил Вольский (Сергей Маковецкий). Да и самому Брагину есть что скрывать.

Многосерийный фильм Павла Лунгина «Родина», который с понедельника показывает телеканал «Россия-1», одна из самых ожидаемых телепремьер сезона, заявленная как российская адаптация израильского сериала «Военнопленные».

В оригинальном фильме двое военнослужащих возвращались домой после 17-летнего плена и проблемы адаптации к новой жизни стояли перед ними очень остро. Впрочем, к «Военнопленным» картина Лунгина отношение имеет разве что на уровне общей идеи.

Первый ее эпизод — это едва ли не покадровое воспроизведение американской версии, сериала «Homeland».

У нас был известен как «Чужой среди своих», но онлайн-сервис «Амедиатека» перевел название правильно — «Родина».

Американский сериал рассказывает историю сержанта морской пехоты Николаса Броди (Дэмиэн Льюис), который попал в плен в Ираке и провел в тюрьмах «Аль-Каиды» и других местах восемь лет невольником; подозревает его в подготовке теракта сотрудница ЦРУ Кэрри Мэтисон (Клэр Дэйнс), страдающая нервным расстройством.

Российская Кэрри Зимина несколько импульсивна и взбалмошна, но седативными препаратами — в отличие от своей заокеанской коллеги — вроде бы не злоупотребляет.

В остальном сходство поразительное, даже типажи актеров, кажется, Лунгин подбирал так, чтобы его фильм (во всяком случае, первая серия) был как можно сильнее похож на «Homeland». Возможно, Машков более брутален, чем Льюис, и лучше хмурит брови, глядя на героиню Исаковой, но и у Льюиса есть определенный шарм, позволивший ему однажды выиграть «Эмми» за лучшую мужскую роль в драме.

Конечно, израильско-американский сюжет легко переносится в любую страну, имевшую в прошлом конфликт с другой цивилизацией. В кинематографе СССР ветераны Великой Отечественной, возвращаясь с войны, несли добро; в российском кино воины-афганцы были нетерпимы к несправедливости (но был и великолепный «Мусульманин» Владимира Хотиненко). Но Великая Отечественная была победной, да и афганская война осталась в Афганистане после вывода наших войск.

А вот герои сериала Лунгина совсем не напрасно ограничиваются неопределенным «Северным Кавказом», когда требуется указать место многолетнего заточения Брагина:

опыт двух чеченских кампаний еще требует своего осмысления, и вряд ли «Родина» сможет полностью раскрыть тему этого конфликта.

По первой серии сложно судить, насколько точно Лунгин будет следовать сюжету американского сериала.

Одно изменение он уже сделал, и не такое простое, как кажется на первый взгляд, — перенес действие на 15 лет назад.

Эта рокировка привнесла в российскую «Родину» приметы фантастики: герои сериала запросто, например, говорят по мобильному телефону, не обращая внимания на стоимость международного роуминга. Системы видеонаблюдения (пусть даже из арсенала ФСБ) были тогда несколько менее продвинутыми; в американской и израильской версиях все происходит в наши дни и этой проблемы нет.

Но все глубже: в тот год началась «контртеррористическая операция на Северном Кавказе», стали взрываться дома в Москве, Буйнакске и Волгодонске. То есть с высоты сегодняшних дней любой зритель поймет, что подозрения героини Исаковой как минимум обоснованны; у ее американского прототипа такой мощной поддержки реальной истории нет, а вот благодушие ее коллег скорее вызовет раздражение.

«Родина» может и дальше оставаться покадровым перенесением «Homeland» на отечественную почву, следить за этим будет интересно даже тем, кто видел сериал. Но у американского аналога есть одно интересное свойство: не давая ни малейшего повода для обвинений в антипатриотизме, он абсолютно, убийственно безжалостен по отношению к американскому правительству и спецслужбам в частности. Если автор «Такси-блюза» и «Царя» в своем телефильме дойдет до такой же степени художественной правды в отношении силовиков мира сего, это станет для российского телекино настоящим прецедентом.